Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Продолжение роста или последний «хороший» год?"

В России продолжают расти расходы госбюджета и импорт, а цены на сырье могут снизиться из-за замедления экономического роста в США и других развитых странах. Как это отразится на экономике? Можно ли остановить разрушительное для перерабатывающей промышленности укрепление рубля к мировым валютам и справиться с растущей инфляцией?

В предвыборные месяцы трудно писать об экономической политике правительства, которая представлена в СМИ декларативным планом или прогнозами цен на нефть и курсов доллара к основным валютам. Но планы — инструмент рекламы для партий, а прогнозы — для инвестиционных банков. Для оценки результатов экономической политики необходим такой инструмент, как статистика, публикация и анализ которой в России совершено недостаточны. Рассмотрим только торговый баланс, объем инвестиций и уровень инфляции — три показателя, динамика которых во многом объясняет происходящее в народном хозяйстве и помогает ответить на вопросы о том, куда вкладывать деньги и следует ли это делать вообще при сегодняшней политике в отношении отечественных производителей и инвесторов.


Импортный наркотик
Все, включая правительство, признают, что экспорт сырья был в течение 4—5 лет главным фактором роста ВВП. Но только в 2007 году экономические ведомства стали выражать сильную озабоченность опережающими темпами роста импорта: по разным оценкам, уже в 2009 или в 2010 годах импорт товаров в РФ, растущий на $50—60 млрд (а с учетом теневой экономики — и более) в год, превысит экспорт. Если Минфин и Минэкономразвития озабочены при этом в основном источниками средств для поддержания стабильности рубля (поэтапная девальвация которого начиная с 2009 года практически неизбежна), то отечественные производители ожидают снижения рентабельности или просто сворачивания многих видов бизнеса вследствие конкуренции со стороны импортных товаров и удорожания товаров российских из-за слишком сильного рубля. Сдерживать укрепление рубля и в то же время предотвращать рост темпов инфляции возможно, проводя комплекс мер по контролю над импортом, ценовому регулированию в сочетании со стимулирующей производство кредитно-финансовой политикой. Пока же о бессилии в борьбе с ростом импорта говорят прогнозы правительства, признавшего, что импорт вырастет примерно с $165 млрд в 2006 году до $284 млрд в 2008-м и $370 млрд — в 2010 году. Российская промышленность не способна произвести дополнительно такое количество товаров, которое потребители готовы купить за поступающие в страну нефтяные и другие сырьевые доллары. При этом, конкурируя с более качественными или более дешевыми иностранными товарами, отечественные производители уже оказались на пределе рентабельности, за которым возможно закрытие многих обрабатывающих производств. Так, если рентабельность продукции в сфере добычи полезных ископаемых в России в среднем находится на уровне 26—27% (хотя она также падает из-за налогов и роста доли неэффективного госсектора — еще в 2005 году она составляла 34,7%), то в производстве машин и оборудования рентабельность ниже 9% (и, соответственно, ниже уровня инфляции), в текстильной и швейной промышленности — менее 5%. Только в пищевой промышленности рентабельность пока превышает 10%, но это с учетом напитков и табака.


Государство против инвестиций
Кто и сколько вкладывает сегодня в основные фонды? В среднем по стране инвестиции в основной капитал в последние годы увеличиваются в номинальном выражении, что позволяет правительству говорить о модернизации российской промышленности. Так, по данным Минфина, сумма капиталовложений (без учета малого предпринимательства и теневой экономики) выросла с $76,6 млрд долл. в 2004 году до $130 млрд в 2006-м ($63,9 млрд в первом полугодии 2007 года). Однако, во-первых, этот рост с учетом снижения покупательной способности доллара в действительности не превышает 10—12% в год, что недостаточно для экономики с крайне устаревшими основными фондами и при намного более высоких темпах роста инвестиций на других развивающихся рынках, например в Китае. Во-вторых, половина этих капиталовложений приходится на компании по добыче полезных ископаемых, транспорта, связи и электроэнергетики, большая часть которых контролируется государством. Только 15% новых капиталовложений в РФ направляется в обрабатывающую промышленность, 3% — в сферу торговли, 4% — в сельское хозяйство, то есть в сферы, особенно нуждающиеся в модернизации для замещения импорта, создания рабочих мест, вывода экономики и государственного бюджета из «сырьевой зависимости».
Главными источниками инвестиций в РФ остаются собственные средства предприятий, хотя основной приток денег в страну происходит за счет финансовых инвестиций и перераспределения экспортных поступлений в федеральный бюджет, Стабфонд и резервный фонд. В промышленности, особенно в частном секторе, катастрофически не хватает инвестиционных кредитов. Доля банковских кредитов в финансировании инвестиций растет (с 8,9% в 2006 году до 9,8% в 2007-м), но остается все еще очень низкой. Инвестиции по-прежнему свыше 50% финансируются за счет собственных средств (то есть прибыли после налогов) предприятий или небанковских кредитов (учредителями, за счет выведенных ранее за границу прибылей). Активы банковской системы выросли за 2007 год с 9,75 трлн до 14,05 трлн рублей, однако половину этого прироста составили потребительские кредиты физическим лицам, три четверти остального — это кредиты на оборотные средства, в основном импортерам. Основной аргумент банкиров на вопрос о причинах слабого прироста объема кредитов на инвестиционные проекты в промышленности — отсутствие долгосрочных ресурсов и общий недостаток ликвидности. Это происходит при наличии в стране гигантского притока финансовых ресурсов, которые правительство уже много лет размещает с минимально возможной доходностью в краткосрочные и среднесрочные казначейские обязательства США или Германии.
При декларируемых планах финансирования национальных проектов государство почти не увеличивает свою долю в финансировании инвестиций (в 2007 году из бюджета поступило 16,4% общероссийского объема инвестиций в основные фонды — на 3,5% меньше, чем в предыдущем), то есть, забирая у предприятий инвестиционные ресурсы, само оно не использует их для финансирования модернизации инфраструктуры и кредитования проектов в обрабатывающей промышленности. В России отсутствует система налоговых льгот и отсрочек для предприятий, инвестирующих собственные или заемные средства. Наконец, фактически поощряя своей финансовой политикой импорт, правительство не предпринимает ничего для стимулирования экспорта (в 2008 году отечественным предприятиям может быть предоставлено субсидируемых правительством экспортных кредитов лишь на $1 млрд). Фактически это означает, что ни один из финансовых механизмов стимулирования инвестиций государством не используется и не планируется в обозримом будущем.


Инфляционные риски
Возможно, правительству следует признать, что в экономике, нуждающейся в крупномасштабном обновлении основных фондов и в защите от разрушающего ее импорта, инфляция — наименьшее зло, и создавать механизмы, снижающие ущерб от нее для отечественных производителей и потребителей за счет импортеров и сырьевых компаний. Косвенно это признается Минфином (который, похоже, оставил попытки «улучшить» показатель инфляции, обозначив его на уровне 12%, то есть на процент выше, чем в 2004—2005 годах и на 3% выше 2006 года). Центральный банк РФ даже не ставит борьбу с инфляцией в число приоритетов, но, если поставит, столкнется с тем, что его основные инструменты — повышение ставки и выкуп долларов — будут действовать разнонаправленно и приведут только к временному укреплению рубля, иными словами, могут навредить экономике еще больше, чем инфляция.
Существует ли риск значительного роста темпов инфляции? Если посмотреть на показатель прироста денежной массы в российской экономике — свыше 48% в 2006 году (при первоначально планировавшихся 28%) и при оценке в 26—30% в 2007 году, то можно ожидать, что инфляция не остановится на текущих 12% в год. Прирост денежной массы в Китае (самый высокий после России среди крупнейших экономик мира) — около 18% — соответствует инфляции около 7%. При этом с учетом того, что на последний квартал 2007 года пришлось вдвое большее финансирование бюджетных расходов, чем на второй и третий кварталы (за счет вливания около 1,5 трлн рублей в долгосрочные затратные нацпроекты, не имеющие шансов принести прибыль в ближайшие годы), в первом квартале 2008 года следует ожидать выброса этих денег на финансовый рынок и скачка инфляции до 14—16%.
Российский уровень инфляции означает, что мы находимся не так далеко от точки, при которой рост цен на жилье, продовольствие, топливо, коммунальные услуги начнет опережать прирост денежной массы. Дело в том, что при естественных сроках оборота капитала в большинстве бизнесов компании не смогут покрывать свои издержки в условиях высокой инфляции, не повышая цены превентивно на 8—10% ежеквартально. Это, в свою очередь, может вызывать панические настроения у потребителей, скупку товаров «впрок» и в конечном счете переход к гиперинфляционным скачкам цен на основе сочетания экономических и психологических факторов.


Рецепт Великой депрессии
Говоря о возможных мерах борьбы с инфляцией, нельзя не остановиться на налоговой политике и ее влиянии на инвестиции. В условиях, когда ЦБ РФ почти не разъясняет рынку собственную политику в отношении национальной валюты, все инструменты ограничения инфляции, регулирования курса рубля, доступности кредитных ресурсов для банковской системы сосредоточены в руках того же ведомства, что определяет и налоговую политику. Рост инфляции и угроза спада производства требуют ослабления налогового давления (по крайней мере — на предприятия несырьевых отраслей). То же самое можно сказать в отношении кредитной политики. Большинство глубоких кризисов и рецессий в крупных рыночных экономиках в прошлом было связано с ошибками правительств, которые пытались бороться с инфляцией резким повышением процентных ставок, а со снижением налоговых поступлений — увеличением ставок налоговых. Сегодня в РФ мы наблюдаем начало этого процесса. Кредит уже сделался дорогим «без помощи» ЦБ (точнее — благодаря его беспомощности), а налоговая политика сводится к попыткам увеличить ставку ЕСН на 3% и к выбиванию из добросовестных налогоплательщиков недоимок их недобросовестных контрагентов. Результатом пока становится сокращение производственных инвестиций и рост доли теневой экономики. В худшем сценарии видится аналог американской Великой депрессии, ставшей возможной во многом благодаря бессмысленному «закручиванию гаек» в американской экономике как неадекватной реакции властей на лопнувший пузырь фондового рынка.


Доля государства
Декларируемый рост российского ВВП на 6,5—7% каждый год рассчитывается на основе статистки в национальной валюте, а оценивается иностранными финансовыми институтами (чье мнение и определяет отношение инвесторов к нашему рынку) на основе рыночного курса рубля к доллару. При этом, естественно, не учитывается, что сравнивать рост лучше по реальным экономическим показателям — с учетом паритета покупательной способности (ППС), используя в том числе цену стандартного гамбургера в разных странах. Тут все далеко не так радужно, как можно подумать, исходя из 7% роста российского ВВП за счет цен на энергоресурсы.
Сравнение темпов роста России по ППС с Китаем и рядом других стран заставляет задуматься не столько о потенциале роста за счет экспорта сырья, сколько о разрыве во внутренних и мировых ценах на основные товары. Дело в том, что, сравнивая ВВП Китая, например, с американским, с учетом ППС получаем около $11,5 трлн (в США — $13,7 трлн). Если пересчитывать китайский ВВП в доллары США по рыночному обменному курсу (без учета ППС), получаем примерно $2,7 трлн, то есть в 4 раза меньше. Это не значит, что в Китае все в 4 раза дешевле, чем в США, — нефть или предметы роскоши им обходятся примерно во столько же. Но большинство китайских товаров на внутреннем рынке в несколько раз дешевле, чем в развитых экономиках, иными словами, у КНР есть потенциал для роста потребления, а значит, для роста ВВП (а также налоговых поступлений, госрасходов, инвестиций в инфраструктуру, оборонного потенциала и др., так как цены еще не достигли своих верхних «естественных пределов»). В отличие от Китая у России такого потенциала практически не осталось. Отечественная модель рыночной экономики привела к тому, что уровень внутренних цен уже почти не отличается от уровня развитых стран (а средние цены на автомобили, бензин, одежду, недвижимость, бытовую технику, мебель, многие основные продукты питания в РФ уже превысили американские). ВВП России, рассчитанный по той же модели ППС, что и китайский, составляет $1,7 трлн, а без учета ППС, по обменному курсу рубля к доллару, — около $1,3 трлн (оценка 2007 года). После запланированного правительством на 2008 год повышения цен на газ, электроэнергию, коммунальные услуги и транспорт, а также неизбежного вслед за этим общего роста цен на все потребительские товары, разница между значениями показателя российского ВВП в номинальном выражении и рассчитанного на основе ППС станет минимальной (причем в основном за счет снижения показателя, учитывающего ППС). Рост ВВП не только не сохранится на прежнем уровне, но и резко замедлится.
Пока правительство лишь признало наличие серьезных проблем, но даже не обозначило направлений борьбы с ними, замедляется приток в экономику частных инвестиций — как прямых, так и портфельных. Большинство инвестиционных аналитиков уже рассматривают в качестве неперспективных для инвестиций такие крупнейшие отрасли российской экономики, как нефтедобыча (из-за роста налоговой нагрузки и себестоимости производства), машиностроение (из-за отсутствия льгот по ускоренной амортизации и инвестиций в НИОКР), пищевая промышленность (из-за роста цен на сырье, полной открытости рынка для импорта, переоцененности российских активов), фармацевтическая промышленность и многие другие. Вместе с тем во многих сферах при создании соответствующих условий можно добиться высокой доходности инвестиций даже при текущем уровне стоимости активов и их снижающейся рентабельности: в строительстве и девелопменте жилой недвижимости, производстве стройматериалов, химической промышленности, страховом и банковском бизнесе, региональной энергетике и ЖКХ, индустрии развлечений и др. Однако если в 2008—2009 годах сложится неблагоприятное сочетание замедления экономического роста в мире и просчетов в финансовой и налоговой политике правительства, инвестиции уйдут, как из промышленности и сферы услуг, так и с отечественного фондового рынка в другие классы активов — в долларовые облигации (так как их доходность вырастет, как и курс доллара к большинству валют), в акции на менее зависимых от сырьевых цен фондовых рынках. Сохранить инвестиционную привлекательность России значит убедить инвесторов в том, что у них сохраняются прекрасные возможности для вложения капитала на нашем рынке, даже если в США начинается рецессия, а в мире — снижение сырьевых цен и рост инфляции.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK