Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Прогрессивный паралич"

Чем ближе борьба за эффективность использования бюджетных средств будет подходить к победному концу, тем быстрее государственный аппарат окажется на грани полного паралича.В середине прошедшей недели правительство наконец утвердило проект бюджета-2003, который оно должно до конца нынешнего месяца предоставить на утверждение Госдумы. Ничего даже отдаленно напоминающего сенсацию документ не содержит: профицит наличествует, средства под погашение внешнего долга предусмотрены, инфляция «в рамках приличий» — словом, есть все основания для так называемого умеренного оптимизма.
Однако практически одновременно с утверждением проекта бюджета в прессе появился ряд других цифр, которые оптимистическим настроениям не способствуют. Речь идет фактах, подтверждающих неспособность органов власти переварить поступающие в их распоряжение средства. Возьмем, к примеру, Минсельхоз. На встрече с Владимиром Путиным глава этого ведомства получил вполне справедливый упрек в том, что жалобы селян на недостаток средств выглядят несколько странно на фоне отчетов Минфина, из которых явствует, что из 78 млн. рублей, отпущенных из бюджета на инвестиции в село, освоено чуть больше половины (41 млн.). И такие сообщения появляются регулярно. Достаточно вспомнить очень жесткий разнос, устроенный в начале июня Путиным питерскому губернатору Владимиру Яковлеву за «недоиспользование» бюджетных денег, выделенных на подготовку города к 300-летнему юбилею. В целом же за прошлый год бюджетные организации не смогли потратить 32,5 млрд. предназначенных им средств.
На фоне вечных разговоров о вороватости российского чиновничества такие цифры выглядят по меньшей мере странно. Можно, конечно, объяснить приведенные факты тем, что с вступлением в силу Бюджетного кодекса госорганизациям разрешили переносить остатки неистраченных средств на следующий финансовый год, — раньше эти деньги просто сгорали. Но, думается, дело не только в этом. Хотя бы потому, что даже при таком либеральном порядке неосвоение уже выделенных средств для чиновника равнозначно свидетельству его полной профнепригодности (и это верно в отношении любого чиновника — российского, американского или марсианского, уж такова его психология).
Рискнем предположить, что причина столь странных фактов в другом. А именно: в ужесточении контроля за расходованием государственных средств. Первая реакция на такое предположение вполне понятна — ухмылка. Но давайте посмотрим на цифры. Возьмем самую «черную» из всех дыр российского бюджета за последние 8 лет — Чечню. Усилия центральных властей по выяснению, куда ушли выделенные на восстановление этой флибустьерской республики федеральные средства в размере около $1,5 млрд., Борис Ельцин сформулировал знаменитым: «А Бог его знает». На этом фоне нецелевое использование около 350 млн. рублей (а это всего около 15% от общей отписанной на Чечню суммы), выявленное Счетной палатой по итогам проверки за 2000 год, выглядит — без всякой иронии — ну просто верхом эффективности госконтроля. Кстати, из выделенных на Чечню в 2002 году 8 млрд. рублей освоено всего 2 млрд.
Или приведем другой, более свежий пример: финансирование восстановительных работ на пострадавшем от наводнений юге России. Там, как отчитался глава Госстроя Анвар Шамузафаров, обнаружено, что предоставленные местными властями данные о разрушениях завышены: по Дагестану — на 59%, по Ингушетии — на 35%, по Ставрополью — на 13%. Это, конечно, много. И это, конечно, выявленная попытка воровства.
Но ведь по сравнению с уже процитированным «Бог его знает» прогресс огромный. Так что воровать из бюджета стало труднее. А это значит, что стимулов для работы у чиновничества становится меньше. Нет, пожелание «чтобы ты жил на одну зарплату» пока так и остается для нашего чиновничества пожеланием. Взятка остается одним из существенных двигателей госмеханизма (по данным исследования фонда Индем, в год на «взгрев» чиновничества со стороны простых граждан и предпринимательского сообщества уходит свыше $33,5 млрд.). А там, где эффективность контроля за принятием решения о расходовании госсредств сужает «взяточное поле», — там работа чиновников замирает. И осваивать отпущенные средства они отказываются. Так что полная победа над коррупцией может обернуться столь же полным параличом госаппарата. Так, может, пусть лучше воруют?

ФЕДОР ЖЕРДЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK