Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Проклятие злата"

Кризис в кредитном бизнесе, боязнь застоя и инфляции: потрясения в мировой экономике вызвали рост цен на золото, превысивших отметку в $1 тыс. за унцию. У этого бума много отрицательных сторон: алчность богачей не щадит ни человеческих жизней, ни окружающей среды.   Самая большая находка удалась в 1989 году американцу Томми Томпсону, нашедшему клад на дне Атлантического океана на глубине 2000 метров. Миллиард долларов принесло золото, извлеченное из парохода «Центральная Америка», затонувшего в бурю во времена «золотой лихорадки» у берегов Калифорнии.
   Следующий клад будет, вероятно, намного крупнее: фирма Odyssey Marine Explorations из города Тампа, штат Флорида, обнаружила вблизи Гибралтара остов британского судна Sussex. Британский военный корабль затонул в 1694 году в разгар бури, потому что был явно перегружен — в трюме находилась большая часть золота, принадлежавшего Британскому Королевскому дому.
   Британцы, в который уже раз ввязавшиеся тогда в войну против Франции, этим золотом собирались подкупить герцога Савойского, чтобы он напал на французов с тыла. Груз Sussex’а должен — по оценкам экспертов — стоить сегодня заметно больше 1 млрд евро. Некоторые надеются, что цена ему — 4 млрд.
   Золото, вероятно, еще там и выглядит, как тогда, поскольку золото вечно. Практически все некогда добытое золото где-то на свете физически существует и раньше или позже снова вольется в глобальный экономический оборот.
   За все время своего существования человечество извлекло из недр и переработало более 150 тыс. тонн золота. Поразительно, насколько легко это количество себе представить: все добытое золото поместилось бы в кубе с длиной стороны 20 м, то есть размером с обычный дом на несколько семей.
   «Круговорот» золота в природе продолжается бесконечно. Чисто теоретически можно предположить, что материал цепочки, выставленной сегодня в витрине ювелира, некогда был частью погребального инвентаря какого-нибудь египетского фараона.
   В 1848 году плотник Джеймс Маршалл нашел в окрестностях Сакраменто первый искрящийся светом комочек — и положил начало настоящему «переселению народов». За ним в Калифорнию последовали десятки тысяч охотников за удачей, впоследствии отправившихся и дальше, на Аляску.
   Тремя годами позднее «золотая лихорадка» вспыхнула вновь, уже в Австралии, в «золотом треугольнике» из городов Ставелл, Бендиго и Балларат. До сих пор в штате Виктория повсеместно встречаются свидетельства блестящего прошлого. Так, название местного кредитного института переводится как «Старый золотой банк», практически в каждом городе есть своя Серебряная улица или гостиница «Самородок».
   В середине XIX века немецкий минералог Ганс Герт Бахманн констатировал, что времена, когда благородный металл был достоянием лишь властителей и святых, прошли: «Простой народ получил золото в свои руки».
   Тогда золотой стандарт с Туманного Альбиона покорил мир. Банк Англии выпускал только такие облигации, которые полностью или частично обеспечивались золотом. Этот принцип берет начало в Средних веках: золотых дел мастера за плату принимали на хранение благородный металл своих клиентов, а взамен выдавали расписки — письменные платежные обязательства. В какой-то момент люди стали расплачиваться друг с другом только такими квитанциями, а сами золотых дел мастера превратились в банкиров.
   С тех пор ценность любой валюты — будь то британский фунт, американский доллар или немецкая марка — определялась ее золотым содержанием. На долларовых банкнотах печаталось обязательство эмиссионного банка в любой момент обменять купюры на их золотой эквивалент. Всего сто лет назад золото оставалось бесспорной мировой валютой. Такая система действовала до 1914 года, прежний порядок рухнул лишь с началом Первой мировой.
   За войну нужно было платить, государства запустили печатные станки и «отвязали» национальные валюты от золота. Только в Германии денежная масса увеличилась с менее чем 3 до 22 млрд рейхсмарок. Во время Второй мировой ситуация повторилась. Летом 1944 года в американском городке Бреттон Вудс делегаты из 44 государств договорились о восстановлении стабильной валютной системы — на этот раз под эгидой Соединенных Штатов.
   Американские деньги было решено привязать к золоту из расчета $35 за унцию. Стоимость любой другой валюты должна была устанавливаться в зависимости от данного соотношения. Таким образом, после 1949 года марка стоила $0,25, фунт стерлингов — $2,8. Тем не менее в реальной экономике мерой всех вещей в большей степени был скорее доллар, а не золото. Устойчивая экономика США обеспечивала американской валюте необходимую опору.
   Очередные потрясения финансовой системы были вызваны новым вооруженным конфликтом. Война во Вьетнаме едва не довела США до дефолта, и в 1971 году президент Никсон объявил в одностороннем порядке об отказе от золотого обеспечения доллара. С Бреттон-Вудской системой было покончено. С тех пор ценность бумажных денег покоится исключительно на доверии граждан к Центральным банкам своих стран. Но оправданно ли такое доверие сегодня?
   За прошедшие годы страны — лидеры мировой экономики существенно увеличили объем денежной массы, находящейся в обращении. В результате он вырос более чем на 10% — в частности, все больше денег печаталось и печатается в США. Точные цифры сегодня назвать сложно — с марта 2006 года Федеральная резервная система публикует соответствующую информацию не полностью.
   Нынешний глава ФРС Бернанке рассказал, насколько непрозрачен процесс дополнительной денежной эмиссии. Случилось это пять лет назад, когда он еще не занимал столь видного поста. «Доллары, как и золото, ценны лишь в той мере, в какой ограниченно их предложение, — объяснял он. — Но у правительства США имеется оборудование — печатный станок, который позволяет «производить» доллары в любых количествах, причем себестоимость банкнот практически равняется нулю».
   Скажи Бернанке что-то в этом роде сегодня, и это — по крайней мере, в краткосрочной перспективе — поставило бы под угрозу стабильность доллара, а вместе с ней и должность самого Бернанке. Но именно такие высказывания охотно цитирует особая группа инвесторов — так называемые «золотые жуки».
   Ее членов объединяет почти религиозная вера в скорое наступление экономической катастрофы, в коллапс любой бумажной валюты, которую они именуют «глупыми деньгами». Это своеобразные «иеговисты» мировой экономики.
   Свое мрачное «откровение» проповедники финансового апокалипсиса распространяют на биржах драгоценных металлов и симпозиумах либеральных вольнодумцев. Они зачитывают доклады о «манипуляциях с ценами на золото», пишут книги с подзаголовками вроде «Накануне нового мирового экономического кризиса» и заседают на форумах тематических интернет-порталов.
   «Золотые жуки» считают такую валюту, как доллар, евро или иена, гигантским обманом, цель которого — обеспечить беспрепятственный рост задолженности соответствующих государств.
   У них есть средства, обещающие исцеление. Это благородные металлы, которые обладают высшей степенью стабильности. В их концепции золото — это единственная ценность, в течение долгого времени сохраняющая свою стоимость, это «умные деньги». Не нравится им одно — когда их называют «золотыми жуками».
   «Я — управляющий», — возмущается Уве Бергольд, бывший консультант по вкладам одного банка из небольшого городка в Верхнем Пфальце. Сегодня он управляет фондом, инвестирующим в сырьевые ресурсы. Этот колоритный мужчина с абсолютно лысой головой и сильным баварским акцентом сразу выделяется из толпы разношерстных ораторов.
   Бергольд открыто указывает на своих недругов. Это эмиссионные банки, которые дурачат граждан, уверяя, что рост цен составляет всего 2—3%. Бергольд официальным данным не верит и считает иначе.
   Он рассказывает: сейчас денежная масса увеличивается в среднем на 12% в год, в то время как рост ВВП достигает примерно 2%. Таким образом, рост цен составляет около 10%. Таковы истинные темпы инфляции. Если это поймут все, люди сделают выводы.
   Сам Бергольд мыслит уже в других единицах и пересчитывает стоимость товаров в унции золота. Так, в 1999 году он узнавал, сколько стоит жилье. Тогда подходящая квартира обошлась бы ему в 400 унций. Ее сегодняшняя цена — всего 180 унций. «А через 3—4 года заплатить придется всего 40 унций», — радуется он. Правда, тот факт, что до 1999 года цены на золото на протяжении почти двух десятилетий практически не изменялись, он оставляет без внимания.
   Отдельные аргументы «золотых жуков» на первый взгляд вполне убедительны, в особенности исторические — из тех времен, когда гиперинфляция поглощала сбережения миллионов вкладчиков. Тогда купюры летели в топку, потому что никто не хотел давать уголь в обмен на бумажные деньги. Однако некоторые их выводы кажутся искусственными умозаключениями.
   Так, эти люди упрекают эмиссионные банки в преднамеренном занижении цен на золото, цель которого — сохранить репутацию бумажных денег. Однако они не объясняют, почему в таком случае глава ФРС Бернанке и его европейский коллега Жан-Клод Трише не смогли предотвратить беспрецедентное повышение биржевых курсов последних месяцев.
   Золото кажется им намного надежнее денег — ведь, согласно Юргену Мюллеру, «все разведанные запасы благородных металлов будут исчерпаны в ближайшие 20—30 лет». Однако при этом не учитывается, что концерны в состоянии постоянно наращивать добычу полезных ископаемых.
   В 200 км к северо-западу от Мельбурна, в окрестностях городка Стэвелл, золотоносную породу добывали из-под земли еще полтора века назад, во времена «золотой лихорадки». Сегодня рудник Магдала — старейшее предприятие Австралии, действующее в наши дни. Каждые 15 минут с глубины около 1000 м прибывает самосвал. Дорога из недр земли на поверхность занимает долгие 40 минут.
   После этого гранитную породу размельчают, смешивают с водой и химическими реактивами. Золото выпадает в осадок. Из каждых 50 тонн получается 9 унций золота (примерно 280 г). Этого достаточно, чтобы окрылить воображение инвесторов.
   Два года назад месторождение еще разрабатывала компания Leviathan Ressources, поглощенная затем австралийским горнодобывающим предприятием Perseverance. Последнее, в свою очередь, было приобретено в середине февраля 2008 года канадским концерном Northgate Minerals. Столь быстрая смена владельцев в отрасли азартных игроков, авантюристов и спекулянтов никого не удивляет.
   Во всем мире золотую промышленность накрыла мощная волна поглощений. Крупные игроки расстаются с миллиардами евро, чтобы прибрать к рукам тех, кто помельче.
   В результате лицо рынка определяют все меньше компаний. Главный законодатель — канадский концерн Barrik и его основатель Питер Мунк. 80-летний бизнесмен коллекционирует золотые рудники, как другие — винные пробки.
   Сегодня Barrik разрабатывает 27 месторождений, добывая в общей сложности около 8 млн унций золота и 400 млн фунтов меди. И гигантомания здесь ни при чем.
   Бизнес золотопромышленников быстро принимает колоссальный размах, если известно, что расходы должны окупиться. Раньше строительство шахты обходилось примерно в $100 млн. Сегодня на это тратят более миллиарда. Подготовительный этап до начала добычи занимает 7—9 лет. Конечно, такие проекты небольшим предприятиям не по плечу.
   Учитывая затраты, разработка крупных месторождений оправданна практически лишь в тех местах, где содержание золота в руде является максимальным. В мире таких регионов три: Австралия, Африка и Анды.
   Но добыча золота представляет экономический интерес, только если из тонны породы выходит более грамма золота.
   С золотом дела обстоят так же, как с нефтью: времена, когда находили золото в чистом виде, давно прошли.
   В 1970 году в Южно-Африканской Республике было добыто 1000 тонн желтого металла, в 2007-м — всего 272 тонны. Таким образом, ЮАР впервые почти за сто лет потеряла первенство среди золотодобывающих стран, уступив Китаю.
   В Китае мало-помалу идет приватизация небольших шахт, иностранные горнодобывающие компании приводят их в соответствие с современным уровнем техники. Вместе с тем Китай является и одним из крупнейших потребителей золота, спрос на которое в прошлом году вырос по сравнению с 2006 годом более чем на четверть.
   Однако больше всего золота потребляет Индия, закупающая его в рекордных количествах. Страна представляет собой крупнейший рынок золота в мире. Здесь пятая часть его мировой добычи становится ювелирными украшениями. Корни особого отношения индийцев к золоту глубоко уходят в культуру индусов.
   Родители непременно наделяют дочь перед свадебным торжеством бесчисленными кольцами, браслетами и цепочками. Нередко их начинают скупать сразу после рождения дочери, чтобы она могла достойно украсить себя в свой радостный день. Для многих в Индии золотое приданое — своего рода страхование на все случаи жизни. Оно прокормит женщину в старости или если брак распадется. Каждый год в период свадеб, с октября по март, в ювелирных лавках разгар сезона.
   Спрос на украшения остается важнейшим фактором на глобальном рынке золота. Ведь три четверти его годового потребления, достигающего 3600 тонн, идет на производство ювелирных изделий. Русские, азиатские и индийские нувориши любят показывать свое богатство.
   Всего около 13% переплавляется в слитки и монеты. Остальное потребляет промышленность, например для зубных коронок или микроплат.
   Большую часть этого золота — около 2500 тонн — дает горная промышленность. По оценкам Gold Fields Mineral Service, около 500 тонн из этого количества у земли отвоевывают старатели, такие как гаримпейрос и «ниндзя». Еще 900 тонн сырья приходится на долю «золотого лома» — подвергающихся вторичной переработке старых украшений, электронных плат, фильтрационной пыли и даже гальванического раствора.
   Много золота выбрасывают на рынок Центральные банки, которые договорились о последовательном сокращении — со скоростью до 500 тонн в год — своих золотых резервов, составляющих в общей сложности около 30 тыс. тонн.
   Действие этого соглашения заканчивается в следующем году. В настоящий момент золото составляет около 10% резервов эмиссионных банков.
   По объему золотых запасов уверенно лидирует ФРС США (8134 тонны). За ней следуют Федеральный банк Германии (3423 тонны) и Международный валютный фонд (3217 тонн).
   При таких цифрах сразу представляются горы из слитков, пробуждающие алчность бюджетных политиков. Однако ценность этих почти мистических резервов чрезмерно преувеличивается. В действительности министр финансов Германии за весь золотой запас страны сегодня может получить «всего лишь» $100 млрд евро. Этой суммы достаточно, чтобы в течение 15 месяцев выплачивать федеральные дотации фондам пенсионного страхования. Если же все станут продавать свое золото одновременно, цены рухнут. И в этом отношении «ценность золота» — понятие опять-таки теоретическое, вопрос веры, мистики.
   Чего золото не в силах сделать — это уничтожить инфляцию. Напротив, именно из-за своей неподвластности тлению оно таит непредсказуемый инфляционный потенциал.
   Запасы товарного золота в мире растут день ото дня. Почти треть золота, добытого за всю историю человечества, приходится на последние 20 лет. «Цены растут, и потому по всему миру разрабатываются все новые месторождения», — поясняет Кейт Слэк, один из директоров американской инициативной организации No dirty gold — «Нам не надо грязного золота».
   Слэк сетует, что население развивающихся государств Африки и Азии не в силах противостоять напору мирового рынка. А мультимиллиардеры, как правило, редко учитывают их интересы добровольно. Отвалы горной породы десятилетиями остаются на поверхности земли — проблема, по своей серьезности сравнимая с захоронением радиоактивных отходов.
   Золото стоит не только денег, но и жизней. После январских событий 2000 года об этом знают даже в Европе. Тогда на румынском руднике Аурул прорвало плотину, и раствор цианида попал в Тису — один из притоков Дуная. На 300 км ниже по течению в реке погибло все живое.
   Интересно, что прогнать золотоискателей из своих пределов однажды удалось одному из последних первобытных народов земли. В начале 90-х тысячи гаримпейрос наводнили территории индейцев-яномами, живущих у берегов Амазонки. За семь лет умерло 20% племени. За оставшихся 12 000 яномами вступились знаменитости (в том числе певец и композитор Стинг), которые не прекращали борьбы, пока Бразилия не пообещала защитить коренное население.
   Но сегодня золотоискатели вернулись. Законы их не волнуют, столица далеко, а полицейские бессильны. «Гаримпейрос несут с собой пьянство, проституцию и болезни, — говорит Дарио Яномами, сын вождя. — Наш народ вымирает».
   В конце прошлого года его отец, вождь Дави Яномами, на одной конференции встретил главу Бразилии Лулу да Силву. Индеец посмотрел своему президенту в глаза и сказал: «Твоему правительству нужно быть очень осторожным. Вы не знаете, как обращаться с природой. Но скажу тебе: машина, копающая ямы, разрушает легкие планеты. Ее кровью может залить весь мир».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK