Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Прокурорский надзор"

Супруга заместителя генерального прокурора Сабира Кехлерова, Светлана, до сих пор попадается на розыгрыши своего мужа.Светлана Кехлерова: Мы с Сабиром, как герои пушкинской сказки, вместе уже 30 лет и 3 года.
Наталья Щербаненко: Говорят, что притягиваются противоположности. Это ваш случай?
С.К.: Перефразируя Аристотеля, можно сказать, что наша семья — единство непохожих. Сабир быстрый и горячий, а я спокойная и сдержанная. Мы постоянно подтруниваем над этими качествами друг друга. Он спрашивает мое мнение, как, например, сделать что-то по дому. Я задумываюсь. А он говорит: «Я бы уже все сделал, пока ты думаешь».
Н.Щ.: И где встретились две противоположности?
С.К.: Наша встреча была вполне заурядной: мы познакомились на студенческом вечере в Ростовском государственном университете. А вот пришли мы в университет довольно интересными дорогами. Наверное, это судьба нас вела навстречу друг другу.
Н.Щ.: Что за дороги? Расскажите, пожалуйста.
С.К.: В школе я была активной и заводной, участвовала в спектаклях, стихи писала, играла на домре в школьном ансамбле. Я лелеяла мечту стать артисткой или, на худой конец, режиссером. Но моя мама заявила, что у артистов жизнь проходит на гастролях и в разврате и что у них не бывает нормальных семей. После школы я решила поступать в Ростовский финансово-экономический институт. Мы с подругой сдали документы, пришли узнать расписание экзаменов, а настроение — тягостное. И здание какое-то мрачное, и контингент на 80% женский. Подруга говорит: «Света, куда мы пришли? Мы же здесь никогда замуж не выйдем!» В общем, мы забрали документы и отправились в университет. Я поступила на географический факультет по специальности «экономическая география».
Сабир, в свою очередь, мечтал о МГИМО, но школьная учительница сказала, что ему туда поступить не светит, потому что там только дети больших родителей учатся. Посоветовала пойти на юридический факультет в Ростовский университет.
Н.Щ.: Влюбились вы сразу?
С.К.: Во всяком случае, я сразу поняла, что передо мной незаурядная личность. И интеллект, и характер видны были с первого взгляда. На мой вопрос: «Ну, как вам мой новый поклонник?» — одна однокурсница сказала: «Очень интересный», а вторая: «Да ты что, Светка, ты королева по сравнению с ним!» Я решила — значит, надо встречаться.
Н.Щ.: Как вы думаете, Сабир в своей девушке в первую очередь оценил красоту или ум?
С.К.: Что касается красоты, Сабир до сих пор делает мне комплименты. Когда мы возвращаемся с приема или вечеринки, он говорит: «Ты была вне всякой конкуренции, лучше королевы». А вот мой IQ он проверял… по кроссвордам. В нашем первом кроссворде я отгадала больше слов, чем он. Его это, видимо, очень впечатлило. Уже на втором свидании он сообщил, что у нас будут очень красивые дети. Я была ошарашена таким заявлением, так как до близких отношений было еще очень далеко. Предложение руки и сердца он сделал тоже оригинально. На первой же встрече с моими родителями спросил: «Вы не хотите такого зятя, как я?» Отец деликатно ответил, что, мол, в наше время — какая разница? А мне потом наедине сказал: «Лучше выйти за тракториста, но русского».
Н.Щ.: Волнение родителей, наверное, можно было понять.
С.К.: Мы тоже понимали перспективу брака людей разных национальностей и поэтому не спешили создавать семью. После окончания университета разъехались по распределению в разные концы страны, условившись, что кто где лучше устроится, туда и переедем жить вместе. Я уехала в Костромскую область работать учителем в сельской школе. Он — в свой родной Дагестан. Мы переписывались, Сабир предложил во время отпуска встретиться и решить нашу дальнейшую судьбу.
Н.Щ.: А вы сами, оставшись без молодого человека, не пересмотрели свое отношение к нему?
С.К.: Однажды меня вызвали в райком партии и предложили стать первым секретарем райкома комсомола. Я сначала дала согласие, а потом поняла, что, если соглашусь, потеряю Сабира навсегда: возьму на себя такую ответственность, новый поворот судьбы затянет меня, и я его больше не увижу. Я отказалась, но было уже поздно. Началось голосование. Увидев поднятые «за» руки, я не нашла ничего лучшего, как уйти из кабинета, хлопнув дверью. Больше меня не трогали.
Н.Щ.: То есть между комсомольской карьерой и личным счастьем вы сделали настоящий женский выбор?
С.К.: Получается, что так. В зимние каникулы я приехала погостить к родителям, и вдруг к нашему дому подъезжает такси, из машины выходит Сабир и говорит: «Я за тобой». Махачкала встретила меня солнечной теплой погодой и терпким запахом моря. Там прошло 20 лет нашей семейной жизни. Там родились и выросли наши дети. Они действительно получились красивыми.
Н.Щ.: И как русскую женщину принял Дагестан? Опасения вашего отца насчет сложностей межнационального брака сбылись?
С.К.: Честно говоря, меня эта проблема особенно не волновала. Приехав в Махачкалу, я на второй же день устроилась на работу. Начальником отдела в статуправлении Дагестана меня назначили в первый же год. Рядом в основном были русские люди с высшим образованием. Да и среди коренных дагестанцев я встретила очень много образованных, интеллигентнейших людей. У меня, правда, как-то коллега спросила: «Ты что, за лезгина замуж выходишь? Да он же тебя бросит и на своей женится». На что я ей ответила: «Не знаю, как там насчет «своей», но сейчас Сабир женится на мне».
Все родственники мужа приняли меня хорошо. Правда, женское чутье подсказывало мне, что мать огорчена выбором сына. Но когда родилась наша дочь, свекровь приехала с подарком: своими руками сшила детское одеяло из овечьей шерсти. Глянула на девочку и растаяла: «Это мои глаза!» Эльмира стала для нее самой любимой из всех 16 внуков. Да и со мной у нее потом сложились очень теплые отношения.
Н.Щ.: Первенец-девочка, наверное, была не лучшим вашим подарком мужу?
С.К.: Когда мы ждали первого ребенка, Сабир шутил: «Если родишь девочку, сразу же куплю тебе обратный билет в Ростов». Когда врач сказал мне, что родилась девочка, я возразила: «Как девочка? Нам нужен мальчик».
Н.Щ.: Шутники вы, однако.
С.К.: Сабир вообще очень веселый человек. Перед новогодними праздниками у него на работе составляли списки детей сотрудников на подарки. Сабир тоже записался. Ему говорят: «У тебя же нет детей». Он отвечает: «Ничего, к Новому году будут». А вечером сообщает мне: «Придется родить до Нового года, а то неудобно как-то, я уже на подарок записался». К Новому году я, правда, не успела, зато родила к Рождеству.
Н.Щ.: Молодой папа вам помогал?
С.К.: Мы тогда жили в квартире без удобств, с печным отоплением. Сабир все заботы взял на себя: и воду из колонки приносил, и печку топил, и в магазин ходил. Через год у нас родился второй ребенок. На этот раз мальчик, Артур. А через пять лет еще один мальчик — Мурад.
Н.Щ.: В общем, первое непопадание вы компенсировали сполна.
С.К.: Это точно. Сабир обожает детей, он замечательный отец. Дети — наше счастье, которое связало нас навсегда. И нашей внучке Диане уже 8 лет.
Н.Щ.: В воспитании внучки активное участие принимаете?
С.К.: У меня перед глазами печальный опыт моей сотрудницы, которая взялась воспитывать свою внучку с первых дней и в результате сама ее и вырастила. Я уверена, что воспитанием должны заниматься сами родители. А бабушки с дедушками должны внуков просто любить и баловать.
Н.Щ.: Вы не настаивали, чтобы дети пошли по стопам отца?
С.К.: Когда наша дочка еще лежала в коляске, Сабир сказал: «Я уже знаю, кем она будет: прокурором или адвокатом». Но вот тут-то он ошибся. Старшие сын и дочь по стопам отца не пошли: дочка сейчас работает в банке, сын занимается бизнесом. Зато младший сын, Мурад, всегда хотел быть как папа. Уже на четвертом курсе юрфака он пошел работать помощником следователя, выполнял самую черновую работу и очень этим гордился. Сейчас он в районной прокуратуре. Ему есть с кого брать пример: Сабир возглавил следственное управление в прокуратуре Дагестана всего в 25 лет. Это огромная ответственность и море работы: дома мы его почти не видели. Он никогда ни одну бумагу не подписал, не вчитавшись в каждую запятую, ведь за любой бумагой стоят людские судьбы.
Н.Щ.: Вы мужа к работе не ревновали?
С.К.: Наоборот. Я его боготворю именно за его отношение к работе, да и за все остальное тоже.
Н.Щ.: А когда же ответственный работник позволяет себе расслабиться?
С.К.: Серьезность работы он компенсирует несерьезностью дома. Знакомые и друзья ждут от него подвоха, но все равно попадаются. А я иногда с удовольствием мужу подыгрываю. Как-то привезла из Дагестана ведерко первой клубники. А на служебной даче на Истре у нас клубника еще даже не зацвела. Вечером мы прогуливались с соседями, и вдруг Сабир сообщает: «А у нас клубника уже красная, завтра будем собирать урожай». «Да ладно врать-то», — говорят соседи. Поспорили на банку варенья. Утром я нитками привязала к кустикам спелые ягоды из моего ведерка. Копаем мы с Сабиром клумбу для цветов, подходят соседи. Замирают в изумлении: «У них и вправду клубника уже красная, елки-палки!» Мы «срываем» ягоды и угощаем их. Потом, когда вместе с ними за чаем уже съели выигранное варенье, мы признались, что это был розыгрыш.
Н.Щ.: Ваш муж любит бывать дома?
С.К.: Может, это прозвучит банально, но для него дом — крепость. Он очень неохотно принимает приглашения в гости, всегда говорит: «Лучше к нам приходите». Мы очень любим и умеем принимать гостей. Я шучу, что если бы меня накормили все, кого я за свою жизнь накормила, то мне, наверное, до конца дней не пришлось бы больше готовить.
Н.Щ.: То есть восточному мужу повезло с русской женой-хозяйкой?
С.К.: Сабир говорит, что в самом начале нашего знакомства «купился на угощения моей мамы». Так что, сами понимаете, мне надо было постараться не ударить в грязь лицом.
Н.Щ.: Горячий ужин к приходу мужа домой?
С.К.: К приходу не получается, я работаю в банке. Мы, как студенты, утром вместе уходим, вечером вместе возвращаемся, вместе готовим ужин на скорую руку. Но по праздникам (а для нас праздник все выходные, когда вся наша семья вместе) стол не хуже, чем в ресторане.
Н.Щ.: Какая кухня преобладает: русская или дагестанская?
С.К.: У нас бывает и мясо по-французски, и пицца, и суши, и многое другое. Сабир, дети и внучка очень любят хинкал — дагестанское национальное блюдо, воспетое Расулом Гамзатовым. Многие наши гости-дагестанцы говорят, что мой хинкал самый вкусный. Сабир же умеет готовить борщ лучше любого первоклассного повара. Но делает это он, к сожалению, нечасто.
Н.Щ.: Нынче считается, что патриархальный семейный уклад вышел из моды. А вы, Светлана, что думаете об этом?
С.К.: Есть старая шутка: «Муж — это единица, а жена — ноль. Если жена вылезает вперед, получается ноль целых, одна десятая. А если жена стоит сзади, то получается десятка». Так вот мне не нравится место ни впереди мужа, ни сзади. Только рядом, только вместе, поддерживая друг друга.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО, фото АЛЕКСЕЯ АНТОНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK