Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Просто не получится"

Госаппарат — самая нереформированная сфера. Для того чтобы реформа состоялась, нужно кардинально «поменять мозги» всего общества.Государственная служба в нынешнем ее виде такая же, какой она была пять лет назад, пятьдесят лет назад, сто лет назад. Я имею в виду дух и принципы ее функционирования. Можно на пальцах одной руки пересчитать государства, где употребляется термин «государственная служба». В большинстве же стран принято употреблять термин public servise — «гражданская служба». На мой взгляд, разница отнюдь не терминологическая, а концептуальная. «Гражданская служба» подразумевает, что чиновники — это люди, которые призваны служить гражданам. У нас же нахождение на госслужбе абсолютно не означает, что люди служат именно гражданам. В лучшем случае они представляют госслужбу как «государеву». И это — в XXI веке, в стране, которая вроде бы строит демократию! Поэтому, на мой взгляд, довольно симптоматично, что в Концепции реформирования госслужбы сохранилась прежняя терминология.
Безусловно, действует привычка сознания. Впрочем, вполне исторически обусловленная. По сути, мы живем в постреволюционный период, который в любой стране в первую очередь характеризуется укреплением государства. Ведь в период революций или радикальных реформ всегда происходит ослабление государства. А как показывает исторический опыт, укреплять государство всегда пытаются кирпичами, которые берут со старых развалин.
Вообще же наш госаппарат — это самая нереформированная сфера из всех. Скорее всего, это связано с тем, что в 90-е годы был такой вал текущих проблем, что до долгосрочных программ просто не доходили руки. Ведь реформирование бюрократии в наших условиях — это очень трудное и долгое дело. Оно требует комплексных мер, специальных усилий. Мы же все 90-е годы находились в ситуации человека, переплывающего бурную реку. Этому человеку во что бы то ни стало нужно было доплыть до берега. И ему не до освоения классических приемов плавания, которыми владеет любой профессиональный пловец. А кроме того, видимо, действовал принцип: «коней на переправе не меняют». Существовал страх, что в противном случае разрушится вся система управления государством, что в период политической нестабильности ни в коем случае нельзя «ссориться» с бюрократией и т.д.
То, что предлагается делать сейчас, если судить по Концепции реформирования госслужбы, во многом является паллиативом. Этот документ — плод бесчисленных ведомственных согласований. Однако известно, что, если вы согласовываете концепцию реформы с тем органом, который собираетесь реформировать, на всем реформировании можно смело ставить крест.
Однако, какими бы ни были планы реформы, нужно учитывать еще один немаловажный фактор. Необходима серьезная социально-психологическая программа, направленная и на госслужащих, и на все общество. Это большое заблуждение, что институциональные и административные изменения способны сами по себе иметь благотворное влияние. Социальная ткань намного сильнее, она может отторгнуть любые институциональные изменения. Поэтому нельзя думать, что само по себе принятие закона или издание указа (без представления о том, в каком контексте и как он будет работать) может изменить ситуацию. Если угодно, необходимы программы воздействия на сознание: если не пытаться влиять на мозги, все, что предлагается, может не сработать.
Несмотря на то, что многие язвы нашего госаппарата появились не вчера (я имею в виду многовековую традицию российской взятки, волокиты, коррупции и т.д.) и иногда кажется, что общество к ним почти уже привыкло, никакой обреченности быть не должно. Все это в принципе изменяемо. Опыт кардинальной ломки негативных общественных представлений есть во многих странах мира. Достаточно вспомнить, как кардинально — всего за каких-нибудь 20 лет — изменились установки белого населения США по отношению к чернокожим. Просто были созданы мощные социальные программы. В нашем случае нужны усилия и государства, и общества в целом, и бизнеса, который вполне способен при определенных условиях выработать некую корпоративную этику общения с чиновником. Так что нет обреченных наций — можно только самих себя на что-то обречь.

ГЕОРГИЙ САТАРОВ, президент фонда ИНДЕМ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK