Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Пустил корни"

В последнее время о скорой отставке президента Башкирии Муртазы Рахимова говорят, как о решенном вопросе. Тем не менее он имеет все шансы пересидеть на своем посту других губернаторов-тяжеловесов.Седьмого февраля президенту Башкирии исполнилось 75 лет. Юбилей получился скомканным и больше напоминал проводы на пенсию засидевшегося и не очень любимого сотрудника. На празднования приехали лишь губернаторы Приволжского федерального округа — гостей из Москвы Рахимов так и не дождался. Вдобавок ко всему юбиляра обошли наградой. Вместо ожидаемого ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени (такой награды к своим юбилеям были удостоены другие региональные тяжеловесы — Юрий Лужков и Минтимер Шаймиев) — поздравительные телеграммы от президента Медведева и премьера Путина, скромный орден «Дружбы народов» и почетный знак курултая Республики Башкортостан «За особый вклад в развитие законодательства Республики Башкортостан». Впрочем, все относительно: по слухам, сразу после юбилея Рахимов должен был уйти на пенсию. А он остался: чем не подарок к круглой дате?
Утрата основ
   Тем более что за последние полгода в жизни Муртазы Рахимова произошли и более значимые события, которые, как казалось, должны были стать зримыми свидетельствами скорого окончания его политической карьеры.
   Первое произошло в сентябре прошлого года, когда в отставку был отправлен один из ближайших соратников Рахимова, министр внутренних дел республики Рафаил Диваев, который занимал этот пост с 1996 года. Второе — совсем недавно: АФК «Система» объявила о завершении сделки по покупке контрольных пакетов предприятий башкирского ТЭКа у компаний, которые, как считается, контролирует сын башкирского президента Урал Рахимов.
   Замена главы МВД фактически означала утрату Муртазой Рахимовым контроля над правоохранительной системой республики. Креатуры башкирского президента были вытеснены из республиканской прокуратуры и УФСБ еще в 2003 году, так что сохранение Рафаила Диваева на посту главы местной милиции для Муртазы Рахимова было вопросом политического выживания. Диваев был одним из самых опекаемых членов команды Рахимова. Известно, например, что башкирский лидер лично хлопотал за него в Москве из-за событий в Благовещенске – зачистка, проведенная республиканским ОМОНом в этом городе, вызвала публичный скандал, и кресло под главой МВД Башкирии зашаталось.
   Новый глава МВД Игорь Алешин, который был переведен в Башкирию из Петрозаводска, для республики человек совершенно чужой, его кандидатура даже не была согласована с Рахимовым. Последствия не заставили себя ждать — перед новогодними праздниками МВД Башкортостана возбудило уголовное дело против сотрудников ЧОПа, охранявших сына президента Урала Рахимова, — у них нашли взрывчатку и детонаторы. Непосредственно семью башкирского президента это дело не затрагивает, скорее, речь идет о демонстрации силы: в республике больше нет неприкосновенных.
Конфликт местного значения
   Непосредственной причиной отставки Диваева стал конфликт Муртазы Рахимова с бывшим руководителем администрации президента республики Радием Хабировым. В начале прошлого года Хабирова пригласили на работу в кремлевскую администрацию. Одновременно в СМИ появились слухи о том, что после кремлевской стажировки чиновник вполне может вернуться в республику в качестве нового президента. Рахимов, который до того поддерживал карьерный рост своего бывшего подчиненного, отреагировал очень нервно. МВД республики завело против него уголовное дело, а в местных СМИ прошел вал компрометирующих Хабирова публикаций. Однако за новоиспеченного кремлевского чиновника заступился его новый начальник, первый заместитель администрации президента Владислав Сурков. Рахимову пришлось пойти на попятную — дела против него были закрыты, а затем в отставку был отправлен глава МВД республики.
   Скандал с Хабировым фактически запустил механизм смены власти в Башкирии. Рахимову дали понять, что он не имеет больше монополии на кадровые решения. «Несомненно, мнение действующего президента республики в ходе согласования кандидатуры его сменщика будет в какой-то мере учтено, поскольку Рахимов по-прежнему контролирует властный ресурс Бакшкирии, пусть и в меньшей степени, чем раньше. Однако ситуация, когда Москва утвердит любого преемника, которого назовет Рахимов, сегодня невозможна», — говорит руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский.
Незаменимых нет?
   По словам заместителя директора Института социальных систем Дмитрия Бадовского, сегодня можно говорить о том, что «инфраструктура» смены власти в республике уже создана. «Ситуация выглядит таким образом, что отказ от смещения Рахимова выглядел бы как уступка центра регионам; думаю, что Москва такой знак подать не готова. Решение будет принято в ближайшее время», — согласен с ним президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.
   Тем не менее слухи о скорой отставке Рахимова в очередной раз могут оказаться только слухами.
   Основное препятствие для его смещения — дефицит кадров. В Москве пока не знают, кем его заменить, говорит Ростислав Туровский. «Неопределенность с кандидатурой преемника Рахимова сохраняется, и это ему несомненно на руку. Отсутствие у федерального центра однозначного решения этого вопроса — одна из причин того, что отставка Рахимова до сих пор не состоялась. Если бы было принято радикальное решение назначить главой Башкирии «варяга» без согласования с действующим президентом, смена власти в республике давно бы произошла. Но по отношению к Башкирии в Москве опасаются так поступать», — говорит эксперт.
    «Башкирия — ключевой регион, поэтому поиск преемника Рахимова — это не только вопрос переговоров центра и башкирского лидера, но и предмет согласования интересов различных групп влияния в Москве», — уверен Дмитрий Бадовский. Вместе с тем, по мнению Ростислава Туровского, в Москве нет мощных групп влияния, имеющих собственные серьезные интересы в республике. Если бы такая группа «заинтересованных лиц» существовала, скорее всего, изъятие башкирского ТЭКа у клана Рахимовых проходило бы по менее мягкому сценарию.
   Благо, возможностей получить эти активы безо всякого выкупа было более чем достаточно. Можно вспомнить хотя бы уголовное дело, заведенное в 2003 году прокуратурой ПФО по факту выявленных Счетной палатой нарушений при приватизации активов башкирского ТЭКа, или почти выигранные налоговиками процессы по возвращению в федеральную собственность акций этих компаний, которые были переданы в подконтрольные Уралу Рахимову структуры. Если бы башкирскими активами всерьез заинтересовались, например, «Газпром» или «Роснефть», отец и сын Рахимовы, скорее всего, испытывали бы более серьезное давление со стороны правоохранительных органов, считает Туровский.
   В этих условиях согласование кандидатуры преемника Рахимова может затянуться. С одной стороны, иметь своего человека на посту лидера Башкирии хотели бы многие из тех, кто влияет на принятие решений в Москве. С другой — никто не готов брать инициативу на себя и продавливать свою кандидатуру любой ценой.
   «Схожая ситуация сложилась в связи с возможной сменой мэра Москвы: решение созрело, но предпринимать практические шаги как-то страшно. Непонятно, кому можно отдать такой лакомый кусок, поскольку очевидных и устраивающих всех претендентов нет», — говорит Михаил Виноградов.
Матрица Рахимова
   Отставке Рахимова препятствуют и опасения Москвы по поводу возможных осложнений, связанных с межнациональными и клановыми конфликтами в республике, считает Михаил Виноградов. Националистические и сепаратистские движения в республике во многом являются искусственным явлением, поддерживаемым и контролируемым ее властями. Характерно, что в последний раз башкирские националисты напомнили о себе прошлым летом в разгар противостояния Рахимова-старшего и Радия Хабирова. В городе Сибай националистически настроенная молодежь потребовала отозвать русских депутатов-единороссов Павла Крашенинникова и Андрея Назарова, избиравшихся от Башкирии. Тем не менее предсказать поведение татарских и башкирских националистических движений после отставки Рахимова довольно сложно.
    «Башкирия — не Дагестан, — говорит Ростислав Туровский. — Вполне возможно, что после отставки Рахимова «отвязавшиеся» от региональной власти националистические группировки активизируются и попытаются заявить о себе, однако заметного воздействия на ситуацию в республике они оказывать не будут». Тем не менее влияние этнического фактора не стоит недооценивать. «В нулевые годы башкирский национализм был фантомом. Но если сегодня в условиях кризиса ситуация поплывет, то все может измениться», — считает Михаил Виноградов. И проверять это на практике во время кризиса федеральному центру явно не хочется. Возможный рост националистических настроений в национальных республиках всегда учитывался в Москве и осложнял процесс смены власти в них, говорит Дмитрий Бадовский. По отношению к таким регионам федеральный центр действует по принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь».
   Косвенным доказательством того, что национальный фактор будет учитываться при выборе нового руководителя Башкирии, стал специальный опрос, проведенный, по сообщению ИА Regnum, ВЦИОМом (на сайте ВЦИОМа его результаты опубликованы не были). По сообщению агентства, жителям Башкирии был предложен вопрос: «Имеет ли для вас значение национальность главы республики?» 31% опрошенных ответили на него отрицательно, 8% не хотят, чтобы во главе региона стоял этнический башкир, 32% полагают, что президентом может быть только башкир. Среди респондентов, придающих значение национальности главы региона, большинство составляют этнические башкиры (это около трети населения республики), половина которых считают, что руководить республикой может только их соплеменник.
В отсутствие демиурга
   Есть еще один фактор сохранения Рахимова во власти. В отличие от другого недавно отправленного на пенсию губернатора-тяжеловеса, экс-главы Орловской области Егора Строева, Рахимов в целом сохраняет политический контроль над ситуацией в республике, считает Ростислав Туровский.
   Стоит учитывать, что Муртаза Рахимов не просто контролирует существующую в республике систему власти — он является ее создателем. Местная элита сформировалась в его правление и в условиях его практически единоличной власти. С середины 2000-х определенную конкуренцию отцу составлял Урал Рахимов, который сформировал собственную клиентуру в государственном собрании и исполнительных органах власти. Тем не менее Рахимов-старший сохранил за собой функции главного «разводящего» в республике. В этих условиях, если федеральный центр решится на назначение «варяга», ему придется взять на себя разрешение конфликтов вокруг многочисленных «свечных заводиков», контролируемых местными начальниками. И эта перспектива мало кого привлекает, особенно в условиях кризиса, когда любые низовые конфликты во власти могут обернуться утратой контроля над политической и социальной ситуацией.
   Ведь практически вся элита на низовом уровне ориентирована на Рахимова-старшего. И здесь имеется определенный риск. Трудно себе представить, чтобы новый глава республики смог быстро разобраться во всех хитросплетениях интересов местной элиты. «Москва не готова к смене власти в республике инструментально. Нет уверенности, что ее новому главе удастся перехватить все властные рычаги, — считает Михаил Виноградов. — Еще свежи воспоминания о неудачной попытке назначить нового главу УФНС по Дагестану. Повторения этой истории никто не хочет — в Москве заинтересованы в том, чтобы власть в Башкирии сменилась спокойно и красиво».
Еще пригодится
   Наконец, еще один мотив. Парадоксально, но утрата Муртазой Рахимовым контроля над крупнейшими башкирскими предприятиями и местными правоохранительными органами, вполне может в очередной раз отложить назревшее решение о его отставке. С точки зрения сохранения стабильности в таком непростом субъекте Федерации, в этой ситуации от него может быть больше пользы, чем вреда, поскольку даже без этих рычагов Рахимов вполне способен контролировать республику. А в условиях кризиса это не так уж мало, тем более что успех его преемника не гарантирован. Стоит также учитывать, что действующий глава Башкирии показал себя пусть не самым удобным, но зато достаточно надежным партнером Москвы, который выполняет взятые на себя обязательства.
   Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что процесс передачи власти в республике, несмотря на периодически возникающие скандалы, проходит достаточно мирно и планомерно. Говорить о свержении клана Рахимовых не приходится — интересы отца и сына несомненно были учтены. Например, уже сейчас очевидно, что допуск в 2005 году АФК «Система» к активам башкирского ТЭКа был добровольным решением семьи Рахимовых, прежде всего — Урала Рахимова.
   С одной стороны, так семья защитилась от появления более сильных и потенциально более агрессивных претендентов, например, той же «Роснефти». Стоит также учесть, что АФК «Система» нефтянкой до того момента никогда не занималась, поэтому присутствие такого непрофильного инвестора нисколько не ограничивало структуры Урала Рахимова в оперативном управлении предприятиями. С другой стороны, постепенная продажа активов башкирского ТЭКа «Системе» при необходимости обеспечивала Уралу Рахимову безопасный выход из этого бизнеса и получение отступных. «Урал Рахимов с этой задачей справился. Скорее всего, претензии по поводу приватизации башкирского ТЭКа ему предъявлять не будут», — считает Ростислав Туровский.
   По мнению Дмитрия Бадовского, именно растянутое во времени «мирное» расставание клана Рахимовых с акциями башкирского ТЭКа стало одним из факторов, обеспечивших в последние годы непотопляемость президента республики. «Полномочия Рахимова неоднократно продлялись, в том числе и в обмен на обязательство решить вопросы, связанные с возвращением в госсобственность или передачей в «правильные руки» предприятий башкирского ТЭКа. Предполагалось, что разбираться с судьбой энергетических активов должно не новое руководство республики, а сам Рахимов».
   Что же касается большого количества негатива в федеральных СМИ, то это вовсе не говорит о том, что позиции Муртазы Рахимова более шаткие, нежели у других губернаторов-тяжеловесов — Лужкова и Шаймиева. «Просто, в отличие от них, глава Башкирии полностью проиграл федеральное медиапространство», — полагает Ростислав Туровский. Так что вопрос о том, кто из них является первым кандидатом на выход, пока открыт.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK