Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Пятнадцать долларов за ночь"

 Парадоксально, но факт: те же самые люди, которые с отвращением относятся к телерекламе, раз в год спрашивают лишний билетик у входа в кинотеатр, чтобы всю ночь посвятить просмотру рекламных роликов.

23 мая московские «пожиратели рекламы» под звуки джаза в исполнении биг-бэнда Игоря Бутмана собрались в кинотеатре «МДМ», чтобы в очередной раз отведать более 350 «блюд» из коллекции Жана-Мари Бурсико. Вкусные рекламные ролики хорошо шли под коньяк (Hennessy — главный спонсор мероприятия). Впрочем, прошлогодний рекорд выпитого — 120 литров за «Ночь» в Красноярске — Москва побить не смогла.
Нынешний показ рекламных фильмов Синематеки в Москве — десятый, юбилейный. С каждым годом «Ночь» становилась все больше похожей на свою европейскую версию и в итоге превратилась из классического фестиваля в развеселый праздник. Особенности национального кинопросмотра — чинное сидение в зале все пять часов показа кряду — потихоньку исчезли, и теперь публика приходит на шоу с желанием всю ночь развлекаться и танцевать в перерывах, после, а то и вместо просмотра.
В нынешнем году на премьерный показ новой коллекции-2003 приехал сам мэтр — Жан-Мари Бурсико. Первые рекламные ролики он начал собирать в 10-летнем возрасте. Это были обрывки кинопленок, которые дарил ему механик из кинотеатра в Марселе. Перебравшись в Париж, Бурсико продолжал ходить по свалкам и собирать выброшенные рекламные заставки к фильмам. К началу 80-х в его Синематеке было уже несколько тысяч работ, многие из которых уникальны (например, первый в истории кинематографа рекламный ролик братьев Люмьер 1898 года или немой фильм 1904 года — реклама шампанского Moet&Chandon, а также ролики, авторство которых принадлежит Годару, Феллини и даже Никите Михалкову).
Первый публичный показ рекламных роликов под названием La Nuit des publivores («Ночь пожирателей рекламы») Бурсико устроил в 1981 году в «Кинопанораме» в Париже. Шоу имело такой успех, что многие рекламные агентства стали сами присылать в подарок Бурсико свои работы. С тех пор его коллекция ежегодно пополняется 20—25 тысячами фильмов. Эшелоны пленки Бурсико просматривает и отбирает лично. Сегодня в Синематеке — более 600 тысяч рекламных фильмов (из которых российских — более 2 тысяч).
По словам продюсера «Ночи» в России Дмитрия Плотникова, который впервые привез в Москву программу в 1994 году, поддержание Синематеки и путешествие коллекции по свету — довольно хлопотное предприятие. Каждый уик-энд в разных уголках мира проходит два-три показа программы. Ежегодно его смотрят более 250 тысяч человек. В России — около 30 тысяч.
Коллекция и шоу существуют в основном на средства спонсоров (постоянную поддержку проекту в большинстве стран оказывают такие крупные компании, как Nestle, Citroen или Benetton) и на средства, полученные от продажи билетов. Во Франции билет стоит 20 евро, в Торонто — $30, а вот в Мехико, где за редкое зрелище экспрессивная публика готова снять последнюю рубашку, цена доходит до $200. В России билет стоит от $15 до $30 (хотя в нефтяных регионах — Сургуте или Нижневартовске — цена доходила и до 2000 рублей).
Бурсико говорит, что реклама и кинематограф — его главная любовь в жизни (даже белый пушистый кот носит имя Бобин (с французского — бобина). В интервью «Профилю» Бурсико признался, что уже много лет испытывает желание начать самостоятельно снимать рекламу, но пока никто не предлагал ему эту мечту воплотить в жизнь.
Я не хочу называть рекламу искусством, но сам не отказался бы снять рекламный ролик

Режиссер Иван Дыховичный — в рекламном мире скорее наблюдатель, чем участник. Но участник заинтересованный — тем интереснее его взгляд на вещи.
«Профиль»: Вам нравится проводить ночи, пожирая рекламу?
Иван Дыховичный: Да, это уникальная возможность за одну ночь увидеть лучшее, что есть. Даже тем, кто не любит рекламу, я бы посоветовал обязательно сходить на это мероприятие. Надо знать в лицо своего врага — ведь именно так многие зрители думают о рекламе.
«П.»: А для вас реклама — друг или враг?
И.Д.: Это прежде всего информация. Мне как профессионалу реклама интересна, потому что в ней отрабатываются всевозможные новые кинотехнологии, там есть идеи, которые применяются утилитарно. Меня всегда привлекали прикладные вещи.
«П.»: Вы сами когда-нибудь снимали рекламу?
И.Д.: Да, во Франции. Не буду говорить, что именно я рекламировал, но это был успешный опыт. Реклама невероятно развивает режиссера, потому что надо уложить сюжет в минимальный отрезок времени. Когда я начинал снимать кино, мне дали потрясающее задание: первую работу снять на 100 метров пленки.
«П.»: А сколько это — 100 метров?
И.Д.: Чуть больше пяти минут. Я снял. Это нечеловеческий труд. Вы не имеете права здесь ошибиться. Потому что должны все сказать в ограниченном пространстве и времени. Это как стихи: попробуйте написать 4 строчки, чтобы в них был весь смысл, вся история. Не получится наверняка! В рекламе в каждой доле секунды вы должны быть доказательны. Это изящество ума.
«П.»: Какая реклама вам запомнилась больше всего?
И.Д.: Очень много лет назад в журнале Life. Там было много рекламы производителей автомобилей, и каждый стремился запомниться: там была невероятно красивая блондинка в бриллиантовых сережках, сидящая на капоте какой-то машины. И я уже чувствовал, как с этой женщиной еду в этой машине и какое меня переполняет счастье. Но я перевернул страницу, а там — чистый лист белой бумаги и внизу мелким шрифтом написано: «Роллс-ройс» в рекламе не нуждается». Все! Я забыл про блондинку, а этот «роллс-ройс» запомнил навсегда. Вы мне, наверное, скажете, что «роллс-ройсов» продается 200 штук в год, а, скажем, «фордов» — 5 миллионов. Но не все измеряется объемом продаж.
«П.»: Как вам кажется, реклама отражает свое время?
И.Д.: Я всегда говорю: если вы хотите что-то понять про время, сделайте три вещи: сходите на кладбище, сходите в роддом и посмотрите рекламу. Если меня сейчас спросят, например: «что это были за годы, начало 90-х?», я скажу: «посмотрите рекламу МММ».
«П.»: Вы переключаете канал, когда идет рекламная пауза?
И.Д.: Я тут как-то с удивлением прочел, что из всего времени, которое за свою жизнь человек проводит у телевизора, полтора года он смотрит только рекламу. Ужас! Но, с другой стороны, что мы смотрим после рекламы, не ужас? Иногда больший! Хотя, честно говоря, я предпочитаю каналы, на которых нет рекламы.
«П.»: Как вы думаете, реклама много обманывает?
И.Д.: Хорошая реклама не лжет, а просто умалчивает о каких-то вещах. Впрочем, большое искусство тоже не говорит правды. Нет в жизни женщины такой красоты, как у Боттичелли, — есть даже красивее, может быть, но такой, как у Боттичелли, — нет.
«П.»: Можно ли считать рекламу своеобразным видом искусства?
И.Д.: Я бы не стал, при всем уважении к профессии рекламщика, называть рекламу искусством. Я и с самим термином «искусство» был бы очень осторожным. У нас сегодня называют и портного человеком искусства, и кутюрье. Я бы назвал рекламу промыслом, и в этом нет ничего уничижительного. Сам я никогда бы не отказался снять рекламный ролик.

МАРИЯ МИТРОХИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK