Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "РАНение в голову"

События последнего месяца: внесение поправок в закон «О науке», перенос выборов президента РАН — все это ярко иллюстрирует кризис отечественной науки. Его первопричины кроются не в политике и экономике, а в неправильном разделении умственного труда.   В верхах созрело недовольство учеными, в ответ идут жалобы на недостаток денег, обратно идут упреки в напрасной их трате и владении несметной недвижимостью и наделами (научные площади составляют 14,5 млн. кв. м, земля — 4 тыс. кв. км. — «Профиль»). Однако главная проблема не только и не столько в экономической плоскости.

   Какая была выгода в Средние века от монахов? Какая сегодня выгода людям, не связанным с Министерством обороны, в производстве «тополей» и «черемух»? Просто все знают, что в мирное время от военных один вред, но они могут пригодиться в тяжелое время. И про ученых верно подобное. Их общественная функция — не каждодневные исследования («удовлетворение собственного любопытства за государственный счет»), а предоставление обществу при необходимости корректного экспертного мнения.

   Но именно адекватной экспертизы от сегодняшней российской науки общество и не видит. Экономисты — это притча во языцех, гуманитарные науки в этом контексте и обсуждать неудобно, а зачем обществу экспертное мнение лучших в мире (как говорят) математиков — не ясно. Тем временем ворожеи претендуют на научное обоснование своей деятельности, идут марши против концерта Мадонны, возникают липовые академии. Это дает обществу ощущение отсутствия в России науки как таковой. Когда же возникает насущная потребность в серьезной экспертизе, всегда находятся персонажи, готовые произвести ее от лица всего научного сообщества. Только ее качество оставляет желать лучшего. И на то есть весьма конкретные причины.

Организаторы и ученые
   В РАН давно сложился объемный термин «организатор науки». Это человек, не претендующий (или, правильнее сказать, который не должен был бы претендовать) на звание ученого. Его работа состоит в организации комфортных или, по крайней мере, приемлемых условий для работы ученых. Обычно организаторы науки руководят академическими учреждениями — институтами, самой академией и т.д. Такое разделение характерно для многих профессий. Есть каменщики и есть прорабы. Есть программисты и руководители проектов, не умеющие программировать. Есть писатели и издатели. Говорить о том, кто нужнее или лучше, равносильно обсуждению того, кто кого поборет — кит или слон. Проблема в том, что система разделения на ученых и организаторов, сложившаяся в советские времена, сегодня не работает.

   При Брежневе академические институты реализовывали что-то вроде крепостного права, ибо деваться было некуда. Особенно ярко это было видно в Переславле-Залесском. Ученые-кибернетики, работавшие в этом институте и не имевшие московской прописки, в случае увольнения могли рассчитывать на рабочее место не западнее Урала. И правом сюзерена при этом крепостном праве было вписывание начальства в соавторы. По сей день любой академик, не замеченный коллегами в научной деятельности, может предъявить объемный список научных трудов.

   У кого же, как не у него, — академика с множеством монографий и учеников — спрашивать экспертное мнение. Я помню, как в 1972 году, во время матча на звание чемпиона мира по шахматам между Фишером и Спасским, два академика — руководителя двух ведущих советских академических институтов в области кибернетики вызвали нас, авторов шахматной программы «Каисса», с вопросом, может ли аналогичная программа помогать Фишеру. Если учесть, что «Каисса» была на то время лучшей в мире, а играла на уровне 2-го разряда, вопрос носил анекдотический характер. Но если до нашего ответа (естественно, отрицательного) советская пресса муссировала эту версию, после него такая информация из СМИ исчезла. Но на самостоятельную экспертизу по этому вопросу академики оказались не способны. Как не хватило ее и известнейшему советскому академику-экономисту (я бы даже сказал, специалисту по советской экономике), бывшему по совместительству президентом Шахматной федерации и советником президента СССР по экономике, когда он решил проконсультировать меня, как продавать «Каиссу» на Западе. Он говорил: «Сделайте коробку и положите ее во все магазины. Народ будет расхватывать ее, как горячие пирожки». Он не понимал, что западный магазин не похож на советский с его перманентно пустыми полками.

   Современная трагедия заключается в том, что организаторы в Академии наук в большинстве своем остались, а талантливых ученых — единицы. Так что на-гора идет экспертное мнение самих организаторов, по которому судят об уровне квалификации академической науки в России. Чего стоит выступление одного академика про исключение из русского языка названий иностранных валют!

   Но волноваться не стоит. Ученые живы и даже весьма квалифицированны, только перестали обслуживать организаторов науки. Теперь их — ученых — «танцуют» совсем другие: фонды, гранты, зарубежные университеты и т.д.

А как у них?
   Интересно посмотреть на процедуру выработки экспертного мнения в других странах. Например, в Конгрессе США есть комитет по новым технологиям. Через него проходят новые законы в этой области. Что ни говори, а конгрессмены США высоким пониманием новых технологий не отличаются, при этом законы принимать должны. Поэтому при этом комитете служат две дамы — организаторы науки. В их служебные обязанности входит подбор экспертов по разным поводам. Дамы содержат огромную картотеку американских ученых и выбирают тех, кто за минимальные деньги и небольшое время (максимум два месяца) напишет книгу по заданной тематике, рассчитанную на неподготовленного читателя, то есть конгрессмена.

   Мне довелось читать и даже некоторое время обладать (пока не украли) книгой по проблеме авторского права в области высоких технологий, созданной по такому алгоритму. Более увлекательного чтения я не помню. Яркие примеры, доходчивые термины, ясные выводы. Это сильно отличается от того, что мы в России считаем экспертным мнением ученых.

   Кстати, сами почтенные дамы на место в Академии наук США не претендуют, хотя административного ресурса у них хватает. Они знают свое место, гордятся им и вполне на нем уважаемы.

   Мораль — российское общество само виновато, поставив неправильные акценты. Ученых надо оценивать по качеству экспертизы, а организаторов — по качеству их ученых. Для качественной же экспертизы нужна самостоятельная повседневная именно научная деятельность. Тут не до обивания начальственных порогов, без чего нельзя получить ни качественного оборудования, ни достойной зарплаты. Все это — достойная деятельность для организаторов науки, которая должна столь же достойно оплачиваться. Только про экономику и доллары у них не спрашивайте. И на их мнение не ссылайтесь! Это не ученые, их экспертиза немногого стоит.

Круг замыкается
   Итак, многие сегодняшние проблемы экономического и политического плана происходят из-за того, что экспертизу не заказывают настоящим профессионалам. Примерам несть числа — отсутствие «национальной идеи», механизм проведения монетизации льгот, строительство третьего транспортного кольца в столице. А скольких нервов простым смертным стоила летняя история с обработкой акцизных марок алкогольной продукции! Проблема с точки зрения специалиста выглядит настолько очевидной, что возникает вопрос: а был ли хотя бы один эксперт задействован в разработке и приемке этой системы? Подобной сложности системы делались в нашей стране уже лет 20 назад, а на Западе и того раньше. Как их создавать, какие проблемы возникают, известно давно. Ученые их знают и могут перечислить, не сходя с места. И вдруг важную вещь поручают людям, не слыхавшим, например, о проблеме масштабируемости.

   В результате государству в лице Госдумы и правительства Российская академия наук кажется совершенно бесполезной. Значит, ее необходимо как-то реорганизовать. А реорганизацию они делают по своему разумению, ведь посоветоваться-то не с кем — на это тоже нет экспертизы.

   Автор — генеральный директор компании по разработке программного обеспечения ДИСКо, некогда сотрудник ряда институтов Академии наук — ИПУ, ВНИИСИ АН СССР, ИСА РАН, один из авторов шахматной программы «Каисса» — первого чемпиона мира среди шахматных программ.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK