Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Ресурсное проклятие"

«У России слишком много нефти и газа, поэтому она обречена на жалкое прозябание, пока не отдаст непосильную ношу в хорошие руки». На самом деле «теория ресурсного проклятия» — это пропагандистский миф, не имеющий ничего общего ни с экономикой, ни с жизнью.Вот уже семь лет экономика России растет впечатляющим темпом в 7% в год, а иной раз и быстрее. Казалось бы, живи да радуйся. Плодись и размножайся. Одна беда: впереди осень, зима, думские и президентские выборы. Время Хеллоуина — привидений и сумерек мысли. Время «кошмарить» Россию…

Как нас пугают нашей же нефтью

Российский региональный экологический центр представляет себя как «независимую российско-европейскую организацию, внедряющую передовые идеи, стандарты и лучший мировой опыт для экологического благополучия России». В пресс-релизе, распространенном на организованной им конференции «Ресурсное проклятие» для стран—экспортеров нефти», в частности, указывается: «Проблема «ресурсного проклятия» известна давно: множество стран со значительными природными ресурсами получают весьма малую выгоду от их использования. Вместо экономического развития, поддерживаемого эксплуатацией природных ресурсов, в таких странах наблюдаются бедность, коррупция, политическая нестабильность и даже гражданские войны…» 

Представляете, какой ужас! Россия как-никак одна из самых богатых ресурсами стран мира, экспортер нефти и газа, а тут такие вот «давно известные» перспективы. Надо спасать страну, столь несчастно отягощенную ресурсами. 

В первых рядах спасателей — Джордж Сорос, которому не случилось прихватить телекоммуникационную отрасль России. Он громко хлопнул дверью в Давосе, заявив, что уходит из-за висящего над Россией «ресурсного проклятия». В тезисах организованного им движения по спасению России и ее собратьев по «ресурсному несчастью» он призывает первым делом обнародовать доходы нефтяных и горнодобывающих компаний. Вторым шагом, по его мнению, должно стать раскрытие информации о получаемых доходах уже самими «проклятыми странами». И в завершение — отчет о расходовании ими полученной от добычи природных ресурсов прибыли. Можно себе представить, какие выгоды получат благодаря движению Сороса международные финансисты и рейдеры… 

А вот книга двух американских авторов из вашингтонского Brooking Institute Клиффорда Гадди и Фионы Хилл «Сибирское проклятие: как коммунисты бросили Россию в Холод»: «Сегодня десятки миллионов человек и тысячи крупномасштабных предприятий чахнут в холодных и отдаленных местах, куда коммунистические планировщики их бросили, — не там, куда поместили бы их рыночные силы или свободный выбор… Российские лидеры по-прежнему верят, что индустриализация Сибири — ключ к процветанию». В то время как Гадди и Хилл, напротив, поучают: «в интересах России» было бы ограничиться ее европейской частью и уйти из Сибири и с Дальнего Востока. 

Примеры такого рода со ссылками на так называемую «теорию ресурсного проклятия» применительно к России можно множить десятками и сотнями: «Горе, горе, Россия слишком богата ресурсами…» — как муэдзины на утренней зорьке, подвывают доброхоты. Мало сомнений в том, что карта «нефтегазового проклятия России» будет среди прочих разыгрываться и на предстоящих выборах. 

Источники и составные части «теории проклятия»

Термин «ресурсное проклятие» в 1993 году ввел в оборот географ-экономист Ричард М. Аути из Университета Ланкастера. Он обратил внимание на то, что во время ценового пика на нефть 70-х годов и в последующие годы валовой внутренний продукт на душу населения в странах ОПЕК снижался на 1,3% в год, тогда как остальные развивающиеся страны росли более чем на 2% в год. Дальнейшее развитие «теория» получила прежде всего в опубликованных в середине 90-х годов трудах гарвардского профессора, советника правительств России (при Ельцине), Польши, Югославии, Африки, Азии и Восточной Европы, автора «шоковой терапии» и прочая, и прочая Джеффри Сакса и Эндрю Уорнера.

В наиболее общей формулировке главное утверждение «теории ресурсного проклятия», обобщающее наблюдение Аути, состоит в том, что ресурсное богатство стран, в противоположность обыденным представлениям, приводит якобы к их отставанию в экономическом развитии. Утверждение это, если его принять за истину, приводит к серьезнейшим политическим выводам — вроде упоминавшегося выше отполовинивания России по самую Волгу.

Справедливости ради надо заметить, что далеко не все либеральные экономисты относятся к модной «теории» серьезно. Например, бывший советник президента РФ Андрей Илларионов, резко критикующий сегодня российскую власть, выступая нынешней весной в Высшей школе экономики на конференции «Природные ресурсы в экономическом развитии: благо или риски?», заявил: «Построение моделей «ресурсного проклятья» может рассматриваться не более чем как курьез». 

Впрочем, в последнее время и Джеффри Сакс, похоже, поубавил жару, признав, что «теория ресурсного проклятия» не доказана строго, хотя «имеются веские статистические аргументы в ее пользу»… О статистических аргументах и пойдет речь ниже.

Экономическая фоменковщина в логику не вписывается…

Наука умеет, как известно, много гитик. Статистика умеет их еще больше.

Математики Анатолий Фоменко и Глеб Носовский, взяв на вооружение статистику, без труда доказали, к примеру, что Англия — это Ассирия, Иван Калита — хан Батый, Карл Великий — не кто иной, как Иисус Навин, который был на самом деле монголом, ибо «франки», согласно статистике, — «тюрки» и даже хуже того, татары, а Иванов Грозных насчитывается в природе не менее пяти штук. Открытие «теории ресурсного проклятия» — феномен из той же серии. 

Для опровержения «теории ресурсного проклятия» не нужно даже обращаться к статистике. Сначала — логика. Согласно ее законам достаточно одного отрицательного примера, чтобы опровергнуть утверждение. В нашем случае таких примеров множество. {PAGE}

Возглавляют список «исключений» США, которые в течение по крайней мере первой половины ХХ века были не просто страной, богатой ресурсами, — экспорт нефти тогда являлся крупнейшей статьей их экспорта и источником «валютных поступлений». Развернутый анализ ключевой роли минерально-сырьевой базы в становлении США как великой экономической державы дан, например, в работе Дэвиса и Райта «Генезис американского сырьевого изобилия» (1997).

Дальше — Австралия. Крупнейший специалист по сравнительной динамике экономического развития Ангус Мэдиссон в книге «Динамические силы в капиталистическом развитии» мотивирует свой отказ рассматривать «особый случай Австралии» на том основании, что ее «впечатляющие достижения перед Первой мировой войной определялись в основном ее преимуществом в природных богатствах, а не технологическим развитием». 

Поближе по времени и по географии? Пожалуйста. Достаточно вспомнить о Норвегии, которая еще в начале ХХ века была беднейшей страной Европы и лишь совсем недавно перешла в разряд наиболее развитых — исключительно благодаря разработке и экспорту нефтяных ресурсов Северного моря. 

Можно, конечно, сказать, что США, Австралия, Норвегия или вполне успешные Исландия с Маврикием — лишь исключения, подтверждающие «общее правило». Но есть и другая сторона вопроса, имеющая отношение к логике. Даже если предположить, что существует корреляционная связь между сырьевой ориентацией экономики и бедностью стран, из этого никаким логическим образом не следует, что обилие сырья является причиной их бедности, как пытаются представить дело апологеты «теории ресурсного проклятия». Можно перечислить множество причин, не имеющих никакого отношения к наличию или отсутствию ресурсов, в результате которых такая корреляция могла возникнуть. 

Самое простое, но далеко не единственное объяснение состоит в том, что для эффективного использования любых ресурсов (минеральных, природных, человеческих, временных, географических) — то есть создания экономики, способной, в частности, «по уму» обходиться с данными природой богатствами, — нужна определенная зрелость общества, достаточно высокий уровень его развития. Мы знаем, однако, что развитые общества занимают сравнительно небольшую часть территории суши — не более трети. Поскольку природа распределяла ресурсы вне зависимости от развитости общества, вероятность того, что запасы нефти, например, достанутся обществам, не достигшим достаточного уровня развития, заведомо выше, чем вероятность того, что они окажутся в «нужном месте в нужное время» — в руках у развитых народов, способных ими распорядиться так же эффективно, как ими распорядились США, Австралия и Норвегия. 

…и в статистику тоже не вписывается

Но есть ли такая корреляция в принципе? На диаграмме (стр. 25) приведена иллюстрация «главного доказательства» теории «ресурсного проклятия», взятая из статьи Сакса и Уорнера 2001 года, на которую чаще всего ссылаются последователи и пропагандисты «теории». Эта картинка отражает якобы обратную зависимость темпов роста ВВП от доли сырьевого сектора в экономике. Заметим, что по понятным на тот период (до 1989 года) причинам из рассмотрения были вынесены страны как западного мира, так и социалистического лагеря.

Казалось бы, все очевидно. Любой школьник проведет по самым «выпуклым» точкам «среднюю линию» — и эта линия будет иметь отрицательный наклон, «прямо доказывая» главное утверждение «теории»: чем выше доля экспорта природных ресурсов в ВВП страны, тем ниже темпы ее роста. Но так поступит школьник. Человек, знакомый со статистикой, задумается: а не сравниваем ли мы тут несравнимое, или, как говорят американцы, не сравниваем ли «яблоки с апельсинами», случайно объединив их чрезмерно общим понятием «фрукты»? 

Нетрудно заметить, что «очевидная» из рисунка корреляционная зависимость полностью определяется нанесением на общий график всего 13 точек. С одной стороны — Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южная Корея, которые демонстрировали в ту пору аномально высокие темпы роста (выше 6%). С другой стороны — девять «провалившихся» стран: Габон, Мавритания, Бахрейн, Саудовская Аравия, Гвиана, Либерия, Гамбия, ОАЭ и Кувейт. Достаточно вынести за скобки эту «чертову дюжину» — и мы получим «ядро» из оставшихся 75 стран, которые никакой заметной корреляции между долей сырьевой экономики и темпами роста не обнаруживают (см. соответствующий сегмент в диаграмме). 

Логика заставляет заключить: никакой обязательной и неизбежной корреляции между изобилием природных ресурсов и «экономическим провалом» нет. Это миф. Но есть некоторые особые случаи, с которыми надо разобраться. 

Аномальные авторитарные ударники

Из статистических наблюдений можно сделать вывод, что наряду с «нормальными» странами, успех или неуспех которых вообще никак не связан с наличием или отсутствием природных залежей, есть два типа исключений, выпадающих из общей картины: «суперстраны» с низкой долей сырьевой экономики и аномально высокими темпами роста и страны-«неудачницы» с аномально высокой долей сырьевой экономики (выше 40%) и нулевыми или отрицательными темпами роста.

Поскольку успешных стран с аномально высокой долей ресурсов не существует в принципе, содержательный вопрос по отношению к странам из «провалившегося списка» состоит в следующем: что является причиной аномально высокой доли сырьевой экономики в этих странах и чем вызван их провал? Точно так же, как применительно к «суперстранам» естествен вопрос: что определило их аномально высокие темпы роста?

Начну с большого разочарования для «демократов»: все четыре страны, показавшие аномально высокие темпы роста, в рассматриваемый период были бесконечно далеки от демократии. В Корее еще в 1961 году к власти путем военного переворота пришел диктатор Пак Чон Хи, при нем и произошло становление Кореи в качестве азиатского тигра. А выборы, которые можно в определенной мере считать демократическими, прошли уже в самом конце рассматриваемого периода — в 1987 году. Тайванем все эти годы управлял Цзян Цзинго — сын первого диктатора, Чан Кайши. Гонконг вообще был в то время колонией и управлялся назначенным Британией генерал-губернатором. Сингапур же и по сей день одно из самых авторитарных государств мира и управляется единственной партией «Народное действие». {PAGE}

Чтобы не закралась у кого-нибудь мысль, что я повторяю логическую ошибку сторонников «теории ресурсного проклятия», подчеркну: авторитарность режимов в наиболее успешных странах того времени вовсе не означает, что именно авторитаризм власти — причина их успеха. Но это означает, что авторитаризм никоим образом не мешает успешному развитию стран. Если, конечно, это вменяемый авторитаризм.

Все неудачники несчастливы по-своему

Ответ на вопрос, почему в государствах «группы неудачников» столь высока доля сырьевого сектора, очевиден всякому, кто знаком с историей и географией: их сделали такими. Эти страны — чистые продукты западного колониализма и неоколониализма. Они изначально создавались как монокультурные колонии или неоколонии. 

Взять, к примеру, Габон. Бывшая французская колония, эта страна десятилетиями фактически управлялась французской компанией — гигантом «Эльф» — и обеспечивала ей до 75% прибыли. 

Богатая ресурсами Либерия формально колонией никогда не была. Однако вся ее индустрия принадлежала и принадлежит нескольким американским и британским компаниям, а торговля — ливанскому капиталу. При этом по договору с США от 1926 года каучуковая индустрия, поставляющая сырье на экспорт, на 99 лет оказалась в руках американской компании «Файрстоун» (лишь недавно часть бизнеса была продана японцам). Что касается горнорудной промышленности, то важнейший экспортный продукт Либерии — железная руда. До 1977 года разрабатывались четыре месторождения, из них Либерии принадлежало лишь одно, и то частично. Либерия вообще замечательный пример, чего «при желании и умении» можно «добиться», живя фактически по американской Конституции более 130 лет. Можно добиться ВВП в $500 на человека в год — в 5 раз ниже, чем в беспрерывно воевавшем 30 лет коммунистическом Вьетнаме того времени! 

Мавритания — тоже бывшая колония. Франко-мавританская компания разрабатывает месторождения редкоземельных элементов, что и приносит стране основные экспортные доходы. Доля Мавритании в этой компании составляет целых 20%. 

Что же касается стран Ближнего Востока, то, полагаю, здесь пояснения и вовсе неуместны: самостоятельностью в принятии экономических решений они не обладали никогда, а структуру их экономики определяли истинные хозяева нефти. 

Так что ни о каком «ресурсном проклятии» применительно к этим странам и речи быть не может. Их истинное проклятие — не ресурсы, а хищническое отношение со стороны захвативших их западных корпораций. Колониализм, даже если он и перестал так официально называться, — вот их проклятие.

В том, что «ресурсное проклятие» не имеет отношения к экономическим провалам, можно убедиться и другим способом — просто взглянув на структуру группы стран с нулевым и отрицательным ростом (см. диаграмму — страны, расположенные ниже нулевой горизонтали). Из представленной картины совершенно очевидно, что глубина провалов неуспешных стран никаким образом с долей сырьевой экономики не связана. Разве что Кувейт выбивается из ряда. Но там была война.

Тут дело обстоит почти по Льву Толстому: «Все счастливые страны похожи друг на друга, каждая несчастливая страна несчастлива по-своему». Провалы связаны и с революциями, как в Никарагуа, и с экономическими санкциями, как в Иране, и с войнами, как в Кувейте, и с «демографической ловушкой», в которую попадают страны с высоким уровнем рождаемости, когда пытаются вырваться из бедности, — с чем угодно, кроме доли ресурсов в экономике.

***

В одной журнальной публикации невозможно, разумеется, исчерпывающе показать все натяжки и всю ложь «теории ресурсного проклятия». Но и непредвзятому человеку из изложенного должен быть вполне ясен «научный уровень» этой «теории», которую пытаются активно использовать в пропаганде.

Разумеется, важно понять, что «теория», которой пытаются сегодня запугать Россию, — разрекламированная чушь. Однако гораздо важнее осознать, каким образом развивать российскую экономику. Ее диверсификация, безусловно, нужна и критически важна. Вопрос, однако, в том, какая именно нужна диверсификация. Но это другой вопрос и другая история.


Таблица 1 Экономический рост и природные богатства (1970-1989 годы)

































































































































Экспорт сырьевых ресурсов (% от ВВП)Средний рост реального ВВП за 1970-1989 годы в расчете на 1000 человек (%)
Алжир19,82,5
Бахрейн43,7-0,4
Ботсвана4,85,4
Венесуэла24,9-1,5
Габон35,20,1
Гвиана50,1-2,6
Гамбия28,10,7
Гонконг4,96,1
Замбия57,2-2,2
Индонезия11,25
Иран25-2,2
Исландия27,53,7
Кипр16,84
Корея2,56,8
Кот-д’Ивуар31,8-1
Кувейт66,3-7,4
Либерия53,7-2,8
Маврикий31,24,9
Мавритания39,40
Малайзия334,3
Мальта55,5
Нигерия14,91
Нигер4,9-2,3
Никарагуа20-3
ОАЕ67,9-3,3
Саудовская Аравия50-0,7
Сингапур06,9
Тайвань7,56,7
Фиджи27,62
Чад2,4-2,4
Источник: Jefrey D. Sachs, Andrew M. Warner. Natural Resources and Economic Development The curse of natural resources. 2001.
Обработка: «Профиль».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK