Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Романов с продолжением"

«Веди нас, Государь!»День начала Первой мировой войны великий князь Алексей Михайлович много лет спустя назвал днем самоубийства европейской цивилизации. Он стал не только концом десятилетиями складывавшейся системы международных отношений, но и началом грандиозного краха всех устоев «старого порядка» — общества, жившего по заветам и традициям ушедшего XIX столетия.
Министр иностранных дел России Сергей Сазонов вспоминал свой разговор с царем накануне мобилизации: «Государь молчал. Затем он сказал мне голосом, в котором звучало глубокое волнение: «Это значит обречь на смерть сотни тысяч русских людей. Как не остановиться перед таким решением?»
Тем временем сербский королевич-регент Александр умолял Николая о помощи. Обиженная при переделе колоний и основательно подготовившаяся к войне Германия внушала сербам органический страх. Требовала поддержки братьев-славян либеральная общественность, земские и городские самоуправления, военное командование и духовенство. Как и в 1876 году, верховная власть России оказалась заложницей общественного пристрастия к судьбе притесняемых единоверцев.
— Знаю, все от тебя войны хотят, и верные, не зная, что ради гибели,—. писал из Сибири Распутин.— Ты царь, отец народа, не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ. Не было от веку горшей страдалицы, вся тонет в крови великой. Погибель без конца, печаль.
17 июля 1914 года после мучительных колебаний император утвердил решение о всеобщей мобилизации. Через день Германия объявила России войну.
На волне патриотизма были забыты вчерашние межпартийные распри — на оборонческие позиции легко перешли все вчерашние противники правительства, за исключением большевиков. В городах страны прошли демонстрации под лозунгами: «На Берлин!», «Веди нас, государь!», на улицы города хлынули толпы с портретами царя.
В те же дни столица империи превратилась из Санкт-Петербурга в Петроград. Жизнь в стране переходила на военные рельсы.
Прерванный взлет

Что представляла собой Россия накануне войны? В конце 1913 года редактор Economiste Europeen Эдмонд Тэри провел по поручению французского правительства исследование русского хозяйства. Тэри писал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 год идти так же, как они шли с 1900-го по 1912-й, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношениях».
В 1897 году Сергей Витте сумел провести денежную реформу, которую готовили в течение долгих лет его предшественники. Теперь на российские бумажные деньги можно было свободно купить золото — это сделало российский рубль одной из самых устойчивых валют в мире. В промышленность потекли иностранные инвестиции. Еще раньше была введена государственная монополия на продажу алкоголя — «пьяные» деньги составляли около четверти всех доходов государства.
Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы, ячменя) превысил в 1913—1914 годах четыре миллиарда пудов (в начале царствования Николая — немногим более двух миллиардов) — Россия активно экспортировала зерно и муку, обеспечивала до 50% мирового вывоза яиц.
Бюджет был бездефицитным, к концу царствования Николая он достиг 3,5 млрд. рублей (в начале — 1,2 млрд.), причем рос без введения новых налогов и повышения старых. Более того, действующие в российской империи налоговые тарифы были самыми низкими в мире. Общая сумма поборов на одного жителя в России была вдвое меньше, чем в Австрии, Франции и Германии, в четыре раза меньше, чем в Англии.
За 20 лет правления Николая население империи возросло на пятьдесят миллионов человек, или на 40%.
Александр Боханов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН: «Перед Первой мировой войной в России было настоящее экономическое чудо. Прирост во всех ведущих отраслях промышленности составлял 15—17%. Динамика была явной. К 1916 году удалось полностью мобилизовать экономику. Не всем известно, что в 1917 году, в январе, была проведена конференция с участием союзников, готовилось на апрель—май наступление на Германию. Но февральские события сломали все планы».
Валентин Шелохаев, доктор исторических наук, профессор, руководитель исследовательской программы Центра политической и экономической истории России Российского независимого института социальных и национальных проблем: «В николаевской России, безусловно, были успехи. Но основным критерием при оценке экономической ситуации тех лет, на мой взгляд, должна быть готовность России к Первой мировой войне. Война показала, что, несмотря на достижения, Россия существенно отставала от Германии и Тройственного союза. Те отрасли производства, которые должны были обеспечивать успех войны, оказались неспособными это делать. Кроме того, начались перебои с продовольствием. Долгое время к ВПК частных предпринимателей не допускали, только во время войны были сделаны некоторые послабления. У немцев была 1000 снарядов на одно орудие, у русских — 100. В России к 1915 году уже проявилась недостача и патронов, и продовольствия».
«Нет такой жертвы…»

Летом 1915 года русская армия сдала Ковно, Новогеоргиевск, Варшаву. В кругу близких людей император сетовал: войска гонят вперед, не закрепляя позиций и не имея достаточно боеприпасов, Верховный главнокомандующий князь Николай Николаевич постоянно вызывает министров в Ставку, создавая двоевластие в стране.
6 августа 1915 года на заседании Совета министров император объявил о своем решении возглавить армию. Современным промоутерам легко представить «ошибку» Николая, принявшего верховное командование отступающими войсками,— тем более что оголялся Петроград. Однако император был уверен, что его появление на войне поднимет боевой дух солдат.
Серия неудачных и скорых назначений на министерские посты, которые приписываются влиянию Распутина, плюс отставка популярного Николая Николаевича (которого некоторые депутаты уже прочили на место императора) только усилили недовольство политической и военной элиты. В роскошных квартирах зрел заговор, который очень скоро получил свой лозунг — «Измена». Царя и царицу с думской трибуны обвинили в пособничестве немцам.
Конечно, разлад при дворе начался еще раньше: семья, озабоченная болезнью наследника и потому вынужденная прибегать к услугам Григория Распутина (однако совсем не так часто, как принято считать,— фрейлина Анна Вырубова пишет, что видела старца 2—5 раз в год), жила замкнуто. Природная застенчивость Александры Федоровны воспринималась в свете как высокомерие, упование Николая на Божественный Промысел, его ровное обращение с подданными — как неспособность принимать волевые решения, пресечение попыток ограничить самодержавие — как деспотичность. Пропасть между царем и его окружением, которому Николай II уже не доверял, росла.
Оппозиция не сидит без дела — в солдатских окопах распространяются самодельные открытки с изображением императора, Григория Распутина и Александры Федоровны с надписью: «Втроем-то лучше». Рисовали фрейлину Вырубову в объятиях царя, императрицу со старцем. Сам граф Витте, по воспоминаниям князя Александра Михайловича, снабжал репортеров скандальными историями, дискредитирующими царскую семью.
Эту раскрученную на полную катушку кампанию не остановили даже после того, как семья была убита. Уже в 1928 году рижское издательство «Ориент» выпустило «Дневник» Анны Вырубовой, который в предисловии, набранном мелким кеглем, скромно назван литературной мистификацией. Его авторы — писатель Алексей Толстой и историк Щеголев — рассказывают (почему-то от лица фрейлины) о ее интимных свиданиях с императором, тяжелой болезни «мама», ее кровожадности и суеверии; прошлись авторы и по дорогому для императрицы саровскому монастырю — где ей «не понравилось».
При этом комиссия, созданная Александром Керенским сразу после отречения царя для изучения деятельности императора и императрицы, их возможной связи с немцами, была вынуждена признать, что Николай был предан жене точно так же, как Александра Федоровна — своей новой родине.
Зато тот же Керенский в мемуарах констатировал: да, заговор в верхах существовал. Одним из самых активных его участников был начальник Генерального штаба Михаил Алексеев. Вместе с другими военачальниками — генералами Рузским, Дубенским и Лукомским — Алексеев сделал все, чтобы уговорить царя отречься от трона в императорском поезде, который из Ставки в Могилеве пытался прорваться в Петроград.
«Нет такой жертвы, которой я не принес бы во имя действительного блага и для спасения родной матушки России»,— пишет Николай председателю Думы Родзянко в телеграмме об отречении. И тут же в дневнике: «Кругом царит обман, трусость и измена».
Отказ брата Михаила от престола стал для бывшего императора полной неожиданностью. Николай отмечает: «Алексеев пришел с последними известиями от Родзянко (председатель Госдумы.— «Профиль»). Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четыреххвосткой (так называли прямые, равные, всеобщие и тайные выборы.— «Профиль») для выборов через шесть месяцев Учредительного собрания. Бог знает, кто надоумил его написать такую гадость!»
Россия в поисках «твердой руки»

В то время как в столичных салонах обсуждали «императрицу-шпионку», настоящие шпионы свободно ораторствовали на улицах Петрограда, выступая в унисон с оппозиционной элитой.
Уже через три месяца после начала войны Ленин был привлечен к сотрудничеству немецко-австрийской властью как агент-пропагандист, активно обличающий самодержавие. В Берне, куда в 1915 году он приезжал из Цюриха, большевиков снабжал деньгами и инструкциями немецкий генеральный штаб. В Вильне немецкий штаб издавал для наших солдат большевистские газеты на русском языке и распространял их по фронту. Армия шла в наступление в Тарнополе — в тылу у нее разгоралось восстание.
Керенский впоследствии показал: «Я констатирую вам следующий факт. 24 октября 1917 года мы, Временное правительство, получили предложение Австрии о сепаратном мире. 25 октября произошел большевистский переворот. Так немцы форсировали ход событий».
Деятельность Ленина в пользу Германии признана и в воспоминаниях немецкого генерала Людендорфа: «Наше правительство, посылая в Россию Ленина, приняло на себя тем самым большую ответственность. Это путешествие Ленина оправдывалось с военной точки зрения, нужно было, чтобы Россия была повержена».
Почему Николай II вовремя не распознал опасность большевизма?
Валентин Шелохаев: «До февраля 1917 года влияние Ленина и большевиков в России было минимальным. Правительство уделяло внимание прежде всего борьбе с экстремистами и террористами. Большевики выступали против индивидуального террора, поэтому военно-полевые суды их и не трогали».
Александр Боханов: «Эпоха Временного правительства — это период полного разложения всего и вся. Уже тогда Украина заявляла о желании выйти из состава Российской империи. К осени 1917-го народ начал мечтать о твердой руке. Большевики же чувствовали почву, настроения. Использовали общинную психологию, стремление народа к простым и ясным словам, к правде. Остальные партии придумывали всякие программы, законы, непонятные простому народу. Занимались краснобайством, толкали красивые и умные речи. Большевики говорили, что они единственная сила, способная удержать власть».
Сила, способная удержать власть… Вот и Александра Федоровна в феврале 1917 года пишет своему Ники: «Только, дорогой, будь тверд, вот что надо русским. Ты никогда не упускал случая показать любовь и доброту. Дай им теперь почувствовать кулак. Они сами просят об этом — сколь многие мне недавно говорили: «Нам нужен кнут!» Это странно, но такова славянская натура… Они должны научиться бояться тебя. Любви одной мало. Ребенок, обижающий отца, все же должен бояться разгневать его».
Загадка российской истории: самые жестокие, самые безжалостные цари — Иван Грозный, Петр Великий — признавались лучшими. Можно ли было удержать императору власть в 1917-м? Отказаться от поездки в Ставку (в Могилеве армия царю уже фактически не подчинялась), расстрелять заговорщиков, утопить революцию в крови — все равно ее было бы меньше, чем при большевиках.
Ведь расстрелял же Борис Ельцин в 1993 году собственный парламент, захваченный коммунистами, а после кризиса 1998-го года сделал странное, как тогда казалось, заявление: «Никуда я не уйду. В отставку я не уйду». И ФСБ — в наследство.
Между тем Николай Кровавый не подписал в своей жизни не одного смертного приговора — на роль «твердой руки» он явно не годился.
21 марта уже бывший император в последний раз обратился к русской армии: «Да поможет Бог вам отстоять нашу Родину от злого врага. Кто думает теперь о мире — тот изменник Отечеству, его предатель. Повинуйтесь Временному правительству, слушайтесь ваших начальников. Помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу».
Россия, жаждавшая настоящей сильной руки, очень скоро ее получила.
В книге «Апокалипсис нашего времени», которая была написана В.В.Розановым после прихода большевиков к власти, есть убийственное место: «Насладившись в полной мере великолепным зрелищем революции, наша интеллигенция приготовилась надеть свои мехом подбитые шубы и возвратиться обратно в свои уютные хоромы, но шубы оказались украдены, а хоромы сожжены».
Недописанный эпилог

Прошло три года с тех пор, как в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга были захоронены останки расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге семьи последнего русского императора Николая II, канонизированной Русской православной церковью. В то же время РПЦ так и не признала то, что найденные тела принадлежат императору и его близким.
В ходе недавней встречи патриарха с британским принцем Майклом Кентским, внучатым племянником Николая Романова, Алексий II напомнил о существовании следствия Николая Соколова (судебного следователя по важнейшим делам Омского окружного суда), которое он провел в 1919 году по указанию адмирала Колчака.
По данным Соколова, для уничтожения трупов царской семьи большевики получили в одной из аптек 11 пудов 4 фунта серной кислоты — на сей счет была найдена расписка. Но на останках, обнаруженных в 90-е годы, нет ни следов кислоты, ни последующего воздействия огня (по версии Соколова, трупы заливали кислотой и сжигали, многие из них были разрублены на части).
Валентин Шелохаев: «Захоронение царской семьи в 1998 году было чисто политической акцией. Чьи останки удалось обнаружить и исследовать — трудно сказать. Есть и большая доля вероятности, и не меньшая доля невероятности. В это время в высших эшелонах власти России муссировалась идея о возможности реставрации монархии. Были определенные претензии и Бориса Ельцина (недаром в СМИ часто называли его «царь Борис»). Под этим углом зрения теоретики стали утверждать, что монархическая власть нужна России,— приводили в пример Испанию после Франко. Именно политической обстановкой и объясняется это пышное захоронение в Петропавловском соборе в Петербурге».
Действительно, версия Соколова, раскопавшего в шахте под Екатеринбургом одежду императорской семьи, именные иконы и драгоценности, даже отрубленный женский палец, нашедшего остатки костей и сальной массы, выглядит довольно убедительной. Если бы не одно «но». Раскопки в шахте велись всего около месяца, потом территория была занята Красной армией, исследования прекратились, а Соколов был вынужден эмигрировать.
Борис Немцов, в 1998 году вице-премьер правительства РФ, председатель госкомиссии по изучению и захоронению царских останков: «Я сам вышел из науки и доверяю научным исследованиям. Были проведены самые современные исследования на генетическом уровне при помощи иностранной техники. Они показали, что останки с точностью до одной десятимиллиардной принадлежат царской семье, потому что население земли тогда было 2 миллиарда, вторых таких останков найти невозможно. Романовы — 55 человек, прибывшие на похороны в Петербург,— были ознакомлены с результатами исследований и не высказали никаких сомнений.
Есть версия, что в Брюсселе, в церкви Святого Николая, находятся подлинные останки царской семьи, якобы вывезенные Соколовым. Мы предложили зарубежной православной церкви обменяться образцами и выяснить всю правду. Нам по непонятным причинам отказали.
Следователь Соколов, вынужденный эмигрировать в годы гражданской войны, не мог увезти с собой за границу все останки. Ссылки на то, что тела были политы кислотой и от них ничего не осталось, несостоятельны. Пора бы знать, что кости в кислоте не растворяются».
Павел Иванов, начальник отдела молекулярно-генетических исследований Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ, ведущий научный сотрудник Института молекулярной биологии РАН, доктор биологических наук, профессор: «При сравнении митохондриальной ДНК (ДНК, которая содержится не в хромосомах, а в митохондрии, где гены наследуются по материнской линии, не претерпевая изменений из поколения в поколение) дальних родственников царя и объекта, представляющего отца семейства, в составе анализируемой группы останков было обнаружено несовпадение букв генетического кода. Возникло предположение, что произошла генетическая мутация в роду. Для подтверждения гипотезы были исследованы останки родного брата Николая, Великого князя Георгия, умершего на Кавказе в конце XIX века. Исследования проводились в Англии, а затем и в США с использованием новейших технических средств. У Георгия были обнаружены сходные генетические изменения. Это явилось доказательством аутентичности останков.
В 1994 и 1996 годах в Лондоне в самом авторитетном журнале по молекулярной генетике Natures Genetics были опубликованы результаты исследований. Журнал этот очень серьезно подходит в своим публикациям, газетную утку там не напечатают. Результаты исследований проверяли 10 экспертов журнала. Не было ни одного негативного отзыва, никаких дискуссий».
Александр Боханов: «У Соколова не было времени проводить серьезные исследования найденных им фрагментов: наступали красные, следствие спешило. Кроме того, большевики умели заметать следы. Все эти записки — Юровского и расписка по поводу получения большого количества серной кислоты — вполне могли быть уловкой, чтобы решили: все уничтожено и искать нечего. Чтобы сбить с толку. Ленин был великим конспиратором. При всей своей жестокости он не хотел подписывать себе приговор истории. Соколов мог просто не докопаться в прямом смысле этого слова до найденных в наше время скелетов.
У меня нет сомнений в том, что правительственная комиссия исследовала именно царские останки. Я разговаривал с крупнейшими зарубежными генетиками, в том числе с ныне покойным профессором Мэйплзом из Флориды,— все в один голос сказали, что расследования наших экспертов — это предел генетической объективности. Было исследовано все, что можно, по последнему слову науки и техники. То, что не найдены останки царевича Алексея и великой княжны Марии, ничего не опровергает. С трупами большевики проводили гнусные манипуляции, не исключено, что эти тела были сожжены или распилены.
Я считаю, что наряду с захоронением царской семьи нужно было похоронить Ленина. Поставить точку на прошлом. Поэтому похороны в Петербурге в 1998 году, с моей точки зрения,— это примирение русского народа со своей историей. И тогдашний президент России Борис Ельцин после своей мировоззренческой трансформации захотел совершить акт покаяния за снесенный им Ипатьевский дом в Свердловске».
Владимир Шевченко, советник президента РФ, руководитель службы протокола Бориса Ельцина: «За снос Ипатьевского дома Ельцин ответственности не несет. Тогда была жесткая командно-административная система, решение принималось на Политбюро, и он не мог этому противиться в силу должностного положения. Человеку часто приходится совершать поступки, противные его совести и взглядам. Своим личным участием в похоронах Борис Николаевич совершил покаяние».

СЕРГЕЙ ЧЕРЕПОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK