Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "РОСТ ЭКОНОМИКИ В ЕВРОПЕ ЕЩЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ В США. ПОЧЕМУ?"

ПЛОХИЕ ПРАВИЛА:Ограничения на рынках труда и в бизнесе ослабляют конкуренцию. А ведь именно конкуренция стимулирует технологические инвестиции, которые, в свою очередь, подхлестывают рост производительностиВ 2002 году Европа сделала важные шаги по пути к экономической и политической интеграции. В начале года на смену национальным валютам в странах—членах ЕС пришел евро. Это не вызвало ни экономических проблем, ни политических споров. И похоже, введение единой валюты сокращает разрыв между разными странами в ценах и доходности финансовых активов.
А в конце года руководители 15 стран—членов ЕС решили, что с мая 2004 года в ЕС станет 10 членами больше. Расширенный ЕС — это рынок с населением в 450 млн. и ВВП около $9 трлн., что сравнимо с ВВП США. И наконец, европейцы разрабатывают новую конституцию для единой Европы, по которой определять политику и принимать важные решения будут уже не правительства отдельных стран, а Европейский парламент и другие общеевропейские институты. Многие в Европе считают, что состоявшийся в 2002 году европейский конституционный конвент будет иметь для континента такое же значение, как для США — конституционный конвент в Филадельфии в 1776 году (так в тексте. На самом же деле конституция США разработана и принята конституционным конвентом в Филадельфии в мае—сентябре 1787 года. — «Профиль»).
Но, принеся успех в политической и экономической интеграции Европы, 2002 год был труден для экономики. И хотя в центре внимания прессы была захромавшая экономика США, европейские экономические показатели были еще хуже, и росли они примерно вдвое медленнее, чем в США. Большую часть роста экономики в еврозоне обеспечил экспорт, тогда как внутренний спрос замер на месте, а объемы капиталовложений продолжали сокращаться.
Особенно плохо дела обстояли в Германии, стране с крупнейшим в Европе объемом экономики. Сохраняющиеся здесь структурные ограничения на товарном рынка и рынке труда, включая высокий уровень средней зарплаты и жесткие законы о труде, по-прежнему сдерживают инвестиции, инновации и рост. Оплата труда в немецкой промышленности — самая высокая в мире, и из-за этого страна проигрывает в конкурентной борьбе с европейскими соседями.
Забавно, что Германия пала жертвой тех самых принципов, которые она отстаивала при осуществлении европейской интеграции. Европейский центробанк обратил все свое внимание на сохранении низкой инфляции в странах ЕС, что для Германии означало высокую учетную ставку. Из-за принятых в Маастрихте лимитов бюджетного дефицита и соотношения долг/ВВП Германия не смогла в полной мере использовать для стимулирования спроса на внутреннем рынке инструменты финансовой политики. Страна сама загнала себя в угол, выйти из которого ей уже не помогут ни традиционные кредитно-денежные, финансовые маневры, ни манипуляции с обменным курсом. Единственное спасение — болезненные структурные реформы.
Глубинная слабость европейской экономики отражается и в низком уровне производительности. Почти 20 лет он был сопоставим с американским. Но в последние 6 лет реальный ВВП за час рабочего времени рос в США, но сокращался во Франции, Германии и Великобритании. Чем это вызвано? Все очевиднее, что свою роль здесь сыграла разница в объемах IT-инвестиций. Недавние исследования указывают на значительный рост производительности в использующих IT секторах в промышленности и сфере услуг в США и его падение — в Европе, если сравнивать первую и вторую половину 90-х. За этот период и в США, и в Европе производительность в секторах, производящих IT-оборудование, росла значительно. Но в США этот рост был больше, что благотворно сказалось на показателях производительности в целом.
Еще одно исследование, проведенное советом управляющих Федеральной резервной системы США, указывает на связь между изменениями объемов IT-инвестиций и производительности в 90-х годах. И можно предположить, что причиной более медленного роста производительности труда в Европе отчасти стали меньшие IT-инвестиции. По данным того же исследования, ограничения на рынке труда и при создании новых компаний препятствуют IT-инвестициям и тормозят рост производительности в Европе.
А по данным исследований McKinsey Global Insitute, этот рост главным образом зависит от остроты конкуренции, которая на большинстве европейских товарных рынков ниже, чем в США. При острой конкуренции компаниям приходится повышать эффективность, вкладывая ради этого средства в новые технологии. Таким образом, более слабая конкуренция — одна из причин более низкого уровня IT-инвестиций в Европе по сравнению с США.
Если Европа хочет реализовать потенциал расширенного единого рынка, ей нужно поспешить с реформами на рынках труда и товаров. В этом отношении 2002 год снова принес экономике Европы одни разочарования.

ЛАУРА Д’АНДРЕА ТАЙСОН (LAURA D’ANDREA TYSON)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK