Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "СЧЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ"

Государство намерено дать школам больше экономической самостоятельности. Учителя и родители против и говорят, что речь идет о введении платного образования.    Слухи о том, что скоро школьникам оставят только половину бесплатных уроков в неделю, а за остальные придется доплачивать, вывели родителей и учителей Владивостока и Ярославля на митинги. Участники акций передавали из рук в руки «закрытые списки» местных гороно, согласно которым в бесплатный лимит преподавания войдут два часа в неделю русского языка, два часа математики, три часа физкультуры и три часа истории религии и культуры. За все остальное надо будет платить — за иностранные языки до 800 рублей в месяц, за другие предметы — от 200 до 500 рублей.
   Как подсчитали активисты Общероссийского профсоюза образования, в среднем полноценное обучение школьника, если слухи подтвердятся, с 2011 года будет обходиться его родителям в 3-4 тыс. рублей в месяц, а в мегаполисах — до 6 тыс. рублей.
   «Это нарушение Конституции!» — несли плакаты протестующие, требуя соблюдения прав своих детей на получение бесплатного среднего об-разования. Под такими лозунгами прошли акции протеста в Москве и Петербурге. На очереди, перед выпускными балами в школах, — Новосибирск и Пермь.
   
РЕФОРМА СТРАХА


   «Мы разъясняем митингующим, бесплатное среднее об-разование останется в неприкосновенности, — говорит Галина Меркулова, председа-тель Общероссийского профсоюза образования. — Но страх перед монетизацией льгот и невыплатой зарплаты крепко засел в памяти людей, а о новом законе мало кто знает. Я уверена, что скоропалительность, с какой он был принят, еще аукнется».
   Галина Меркулова имеет в виду принятый Госдумой и одобренный сенаторами закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Согласно этому документу все государственные учреждения будут разделены на три типа — казенные, новые бюджетные и автономные. В первую группу попадут такие специфические бюджетные организации, как тюрьмы, психиатрические больницы и некоторые другие. Они будут по-прежнему сидеть на полном государственном довольствии и будут обязаны каждую заработанную копейку отдавать в казну.
   Второй и третьей группам закон дает право, правда, с разной степенью свободы, заниматься хозяйственной деятельностью, приносящей доход, которым они смогут распоряжаться сами. К числу таких бюджетных организаций относятся и школы. Реформа задумана радикальная: бюджетникам, привыкшим жить на дотациях, с 2011 года предстоит или приспосо-биться к рыночным условиям, научившись зарабатывать деньги или, не выдержав конкуренции, «слиться» с более успешными коллегами. По замыслу реформаторов, бюджетная сфера, насчитывающая более 10 млн человек, более чем наполовину — 5,5-6,5 млн человек, должна стать автономной.
   С января 2011 года федеральные, а с июля 2012 года региональные и муниципальные учреждения государство перестанет финансировать по смете. Они станут получать субсидии за выполнение государственных заданий.
   В итоге переговоров Общероссийского профсоюза образования, парламентариев, сенаторов и Минобразования достигнут компромисс: для школ введен добровольный экспериментальный период с 1 января 2011 года, обязательный переходный период — до 1 июля 2012 года, а в силу закон вступит лишь с 1 января 2013 года. В ста-тус новых бюджетных учреж-дений попадет большинст-во школ. В них будет установлен государственный стандарт качества и количества оплачиваемых государством услуг. Одновременно «необюджетники» получат право легально оказывать дополнительные платные услуги — репетиторские, факультативные и кружковые. Однако самая большая финансовая свобода достанется автономным учреждениям, по замыслу реформаторов, — самым успешным с коммерческой точки зрения и конкурентоспособным на рынке образовательных услуг.
   «Автономия нужна не только для того, чтобы школы смогли заниматься коммерческим преподаванием не из-под по-лы, а официально, — убежден Исаак Калина, заместитель министра образования и науки РФ. — И даже не только для того, чтобы поднять материальный статус учителя. Все это составляющие главной це-ли: школа должна давать детям современные знания, а они за них голосовать ногами — уходить туда, где учат лучше, обрушивая неконкурентные школы, вхолостую тратящие время и деньги».
   
РЕФОРМА СКЕПСИСА

    Однако переходить в автономное плавание не спешат даже школы, имеющие хорошую репутацию и опыт зарабатывания денег. Например, московская школа «Центр образования «Царицыно», ком-мерчески прибыльная и признанная «пилотной» для вхождения в автономию, находится на распутье. С 2007 года в стране действует закон об автономных учреждениях — они еще более независимы от государства, чем бюджетные учреждения нового типа. Закон рассчитан в основном на вузы, колледжи и лишь частично на школы, подобные лицею «Царицыно». В отличие от «необюджетников» и бюджетных автономий, ав-тономным учреждениям разрешено открывать счета в ком-мерческих банках, а не только в федеральном казначействе, им не надо участвовать в обременительных процедурах за-кона о госзакупках. Однако, вкусив свободы, центр образования «Царицыно» от нее отказывается.
   «Нас, конечно, на всех уров-нях склоняют к полной автономии, — говорит Ефим Рачевский, директор центра образования «Царицыно», член Общественной палаты и комиссии при президенте РФ по совершенствованию ЕГЭ, — но скажу честно: из-за спешки реформаторов, не от-шлифовавших закон до деталей, и из-за существующих драконовских порядков экспериментировать с жизнями детей и со своей собственной нет ни малейшего желания».
   «Царицыно» давно и умело зарабатывает: до трети бюджета центр получает за счет платных услуг, которые помимо факультативов и спортивных секций давно включает репетиторство. Но перерегистрация — каждый год, отчеты в налоговой — волокита пострашнее перерегистрации. Еще и поэтому Ефим Рачевский отзывается о реформе школьного образования крайне осторожно: «Я не против закона, но мы должны понимать, что нас ждет много рисков, когда директора получат финансовую самостоятельность, не все из них станут менеджерами. Можно будет потратить слишком много денег на ремонт и залезть в долги по коммунальным платежам. Закон требует обзаводиться бухгалтерией, выстраивать от-ношения с налоговой, наконец, отношения с бюрократией стократ усложнятся. Одно дело отчитываться перед чиновником о выделенных из бюджета деньгах, и совсем иное — о заработанных».
{PAGE}
   Как считает Ефим Рачевский, именно поэтому еще с 2007 года, когда вступил в силу закон об автономиях для вузов, колледжей и лицеев, мало кто захотел им воспользоваться: 4 вуза федерального значения и 121 региональное учреждение — капля в море.
   «Опыт перехода на автономию МГУ и трех вузов федерального значения показывает, что автономии нет, — говорит Михаил Авдеенко, секретарь Общероссийского профсоюза образования. — По старой модели директору или ректору приходилось работать в рамках сметы, и он не мог перекинуть средства на другую статью расходов без согласований. Но и при финансовой автономии он ограничен имеющимися в его распоряжении средствами, которые и без того будут урезать, а за те средства, что заработает самостоятельно, должен будет отчитываться уже перед налоговой».
   
РЕФОРМА ОЖИДАНИЯ
    Вслед за родительскими и учи-тельскими акциями протеста против платности среднего образования, парламентарии и сенаторы заговорили, что бюджетная автономия школ и вузов может привести к тому, что бесплатно будет оказываться только минимум услуг, а за все, что сверх госзаказа, обществу придется доплачивать из собственного кармана.
   «Это лукавство, будто государство в переходный период сохранит финансирование школ. Минфин утверждает, что учреждения по госзаказам получат столько же, сколько по смете в 2010 году, но, сохранив номинальные расходы, государство уменьшит реальные — за счет инфляции. Это первое, — уверяет депутат Госдумы Оксана Дмитриева. — Второе. В законе ничего не говорится о платных услугах в образовании, что означает, что их реестр будет плавать. А это делает опасения родителей по поводу роста платных услуг обоснованными».
   Однако Исаак Калина в интервью «Профилю» заявил, что реформа бюджетных учреждений не сделает российское образование платным. По его словам, новый закон даст не только самостоятельность школам, но и сделает их более открытыми для контроля общественности. При этом бесплатными останутся обязательные школьные предметы — русский язык, литература, математика, физика, химия, биология, история, общест-вознание, искусство (музыка, ИЗО, МХК), технология (труд), физическая культура, география, природоведение, иностранный язык, родной (нерусский) язык и литература, информатика и основы безопасности жизнедеятельности. Правда, в Минобразовании признают, что по этим предметам установят и дополнительные платные занятия. И поскольку игры вокруг платности дополнительных услуг только начинаются, то многие педагоги заняли позицию, которую «Профилю» озвучила учительница московской школы № 851, просившая не называть ее имени: «Никто не хочет в автономию, потому что не знает, что это такое. Ни учителя, привыкшие зарабатывать репетиторством и не делиться ни с какой налоговой. Ни руководство. У нас, например, говорят о том, что лучше остаться на бюджете, даже если он будет урезан. В этом никто не сомневается. Какой смысл ид-ти в автономию и добровольно отдавать заработанное репетиторством, если бюджет, то есть зарплату, и так урежут?»
   Главный страх, который терзает педагогическое сообщество: какими будут госзаказы как в переходный период, так и после него? Не урежут ли чиновники в условиях демографического спада финансирование школ, и тогда точно придется выживать за счет платных услуг? Отсюда и опасения родителей про платную математику и заоблачно дорогой английский.
   «Проблема в том, что закон действительно разумен, но принят преждевременно, — полагает Исаак Фрумин, научный руководитель Института развития образования ГУ «Высшая школа экономики» (ГУ-ВШЭ), — к тому же информационную кампанию реформаторы проиграли на старте, а теперь отыгрывают отсрочками в исполнении закона, сея еще большую подозрительность. А надо честно говорить о том, что плохим школам и вузам придет действительно конец. Процесс слияний и поглощений на рынке социальных, в первую очередь образовательных услуг, — это признак выздоровления государства».
   Как полагают эксперты ГУ-ВШЭ, если закон об автономных учреждениях учтет ошибки неудачного старта, то уже года через три-четыре объединять школы или создавать новые будет легче. Так, в 27 городах страны уже есть примеры, когда непопулярные школы, в которых мало учеников, присоединялись к успешным. Кстати, на основании закона 2007 года об автономиях. Его положения с разной степенью успеха были опробованы в 20 тыс. школ (около 24% от общего числа). Но, по прогнозам и Минобразования, и ГУ-ВШЭ, уже с 2011 года количество случаев слияний и поглощений школ вырастет в разы. «Это и есть оптимизация, — считает Исаак Фрумин, — неконкурентоспособные сходят с дистанции, экономя средства, а ус-пешные дают знания».  

   2011 ГОД — ГОД НАЧАЛА ЭКСПЕРИМЕНТА ПО ВВЕДЕНИЮ В ШКОЛАХ ПЛАТНЫХ УСЛУГ.
   2013 ГОД — ГОД МАССОВОГО ПЕРЕХОДА РОССИЙСКИХ ШКОЛ НА ЧАСТИЧНОЕ ПЛАТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ.

  

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK