Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Сделано на Марсе"

Через пятьдесят лет после первого полета человека в космос мир встал перед новой фантастической перспективой — международная кооперация труда способна вытеснить промышленное производство в космос. Осталось только в это поверить.   Пятидесятилетие первого пилотируемого полета в космос — хороший повод для того, чтобы подвести некоторые итоги развития российской и мировой космонавтики. Сбылись ли мечты космических первопроходцев? Почему дети больше не мечтают быть космонавтами? Есть ли от космических полетов какая-нибудь польза мирному обывателю? Ответить на эти вопросы в эксклюзивном интервью «Профилю» попытался директор Исследовательского центра имени Келдыша, президент Российской академии космонавтики имени Циолковского Анатолий КОРОТЕЕВ.
   
   — Анатолий Сазонович, через полвека после полета в космос Юрия Гагарина Россия — лидер мировой космонавтики?
   — Лидер? Надо смотреть правде в глаза. С начала 60-х США превосходили СССР по количеству носителей стратегического ядерного вооружения более чем в 20 раз. Вот это надо учитывать всем, кто опрометчиво утверждает, что в 60-е мы были лидерами. В авиации США превосходили нас безоговорочно. Поэтому для СССР той эпохи создание ракетно-ядерного равенства было вопросом жизни или смерти. Кремль тогда исключительно правильно понял, что необходимо сконцентрировать внимание на таком участке, где можно добиться успеха по существу. И выведение на орбиту искусственного спутника в 1957 году, а потом в 1961-м осуществление пилотируемого полета первого космонавта — это мудро. Благодаря этому мы вошли в пул лидеров космонавтики. Полет Гагарина стал демонстрацией того, что человек способен выйти за пределы привычной среды обитания. Я участвовал в апрельской манифестации, когда встречали Гагарина. Это не сравнимо ни с чем. Может, только 9 мая 1945 года по эмоциям и взрыву энтузиазма было сильнее.
   — Что происходит сегодня? То аварийные расстыковки МКС и грузового «Прогресса», то потеря спутников ГЛОНАСС-М… Это кризис?
   — Чтобы понять, что сегодня происходит, надо оглянуться на 60-е годы. Тогда Кеннеди, придя к власти, настоял на создании программы, которая бы вернула США престиж. И пилотируемая экспедиция на Луну в 1969 году блестяще реализовала эти амбиции. После этого говорить о лидерстве СССР, мягко говоря, неправильно. Истина в том, что между 1961 и 1969 годами у СССР были как успехи в космосе, так и огромное количество скрывавшихся неудач. Поражений было больше: до двух третей пусков были неудачными. Раньше как у нас, так и в США общество получало информацию исключительно об удачных пусках. Информация об авариях засекречивалась. Но если взять надежность сегодняшних пусков, то картина не такая уж безрадостная. Три загубленных спутника системы ГЛОНАСС — это тяжелые потери, но они неизбежны. Для сравнения: у американцев два «Шаттла» погибли с людьми, и NASA закрывает эту программу. Это разве не провал? Да, у нас пуск юбилейного космического корабля «Гагарин», приуроченного к 50-летию первого полета в космос, перенесли с 30 марта на 5 апреля, так наши СМИ и политики преподносят это как «неудачу». А считали критики, сколько переносов пусков происходит в США? Если взять и построить таблицу количества выполненных и перенесенныхпусков, то в США они примерно равны по количеству. У нас перенос пилотируемого пуска произошел впервые.
   — Но согласитесь, отношение к космосу за пятьдесят лет в стране сильно изменилось…
   — Да, раньше общество смотрело на космос через розовые очки. Типа «вот бы стать Гагариным». Сегодня статус «звезд» — это привилегия эстрадных исполнителей, рядом с которыми ученые, космонавты и конструкторы — «неудачники». Поэтому люди, не зная и не понимая существа дела, так болезненно реагируют на неизбежные траты на космос. Усугубляет ситуацию то, что и отечественная, и иностранная космонавтика переживает кризис. Он связан с тем, что эпоха эмоционального восприятия космоса закончилась. Если трезво проанализировать ее достижения, то видно, что успех имеют три направления — оборона, навигационные и информационные системы, познание нового. Но требовать от этих направлений только практической выгоды рано.
   — Американцы пытаются коммерциализировать космос. Думаете, у них получится?
   — Прибыльный космос у американцев? Если бы мы оказались в таком положении, как США в космосе, наших специалистов вообще бы разорвали на куски. Уровень американской коммерции — МКС функционирует, а полеты «Шаттлов» прекращены. Летать они туда будут на наших кораблях. Вот если бы Роскосмос создал МКС в основном на российские деньги и не смог бы туда добраться, а летать пришлось бы на американских кораблях, что бы сказали СМИ, общественно-политические и прочие деятели? Извините, сегодня из-за аварии с ГЛОНАСС-М нам говорят: «Вы козлы!» Что же касается идей коммерчески выгодного космоса, пока это не более чем пожелание.
   — А космический туризм?
   — Это несерьезно. Каждый полет нам обходится в $30 млн. Много найдется желающих, а главное, состоятельных людей с такой «свободной» суммой?
   — В чем же вы видите выход?
   — Объективно та база, на которой создана космическая отрасль, — химическая энергия для ракет и солнечная энергия для электричества — не позволяет сделать качественный прорыв к новым технологиям. Поэтому разговоры об обживании космоса — это несбывшиеся мечты Циолковского. Он мечтал, что на Марсе будут цвести яблони, но анализ показывает, что с той научно-технической базой, которую имеет мир, цели этой мы не достигнем. Пока нам надо научиться с меньшими затратами передвигаться в космосе. Для чего надо иметь иную энергетику, ядерные энергоустановки для космоса.
   — Мир ужасается Фукусиме, а Роскосмос и Центр имени Келдыша предлагают создавать ядерные энергоустановки для космоса?
   — Это необходимый и неизбежный этап развития. Первые шаги были сделаны в конце 50-х, когда США и СССР начали эксперименты по использованию ядерной энергии в космосе. Они носили военный характер. Сегодня принципиально иные концепции. Они сводятся к тому, что выход в космос с оружейным плутонием в принципе запрещен. Допустимо использование урана, но на таких орбитах, на которых, даже если все откажет, техника на Землю упадет чистой и без ядерной начинки. В пути реактор распылится. Если произойдет авария, то нам ставят условие ликвидировать ядерную начинку так, как было на советских спутниках-разведчиках, упавших в Канаде в 60-е, когда ядерное горючее было ликвидировано до уровня естественного фона. Это была секретная война разведок. СССР по программе морской разведки запустил 32 космических аппарата с ядерными источниками на борту. Один из них упал на Канаду. Но уже тогда работала система распыления активной зоны ядерного реактора, и никакой радиации не случилось. Кстати, спутник искали со страшной силой канадцы, американцы, немцы, французы. Не нашли. Система сработала блестяще. Сегодня мы близки к созданию атомной энергоустановки нового поколения. Ее проект будет готов к 2015 году, серийное производство ожидается с 2018-го. Пока проект отечественный, но к нему неподдельный интерес проявляют все — китайцы, американцы, немцы, французы. Не исключаю, что с 12 апреля 2011 года, когда иностранцы приедут к нам на юбилей гагаринского полета, проект может стать международным.
   — Хорошо, допустим, мы научимся передвигаться в космосе за сравнительно небольшие деньги. Что дальше? На что делается ставка?
   — На экономичный и приносящий прибыль космос. Чтобы он приносил доход, надо учитывать его естественную среду — в космосе великолепнейший вакуум. А целый ряд технологий требует вакуума, что на Земле обходится крайне дорого. Но если материалы сделаны в естественном и глубоком вакууме — это материалы иного уровня и качества. Второе преимущество — невесомость. В ее условиях тоже можно получать продукты гораздо более высокого качества и прочности, чем на Земле. Все это ведет нас к новому этапу освоения космоса — расположению промышленного высокотехнологичного производства в космосе.
   — О каком же это производстве идет речь?
   — Метеосистемы сегодня на грани того, чтобы приносить доход. Целый ряд вакуумных продуктов в фармацевтике, ряд высокотехнологичных металлургических производств, например, нанотрубок — в космосе они могут выращиваться эффективнее и в разы дешевле. Здесь могут быть ошеломляющие прорывы в бизнесе. Другое дело, что бизнесу придется менять мозги — уходить от «быстрых» денег и вкладываться в перспективные разработки. А государству надо рассекречивать те вещи, где успех будет не быстрым. Нельзя секретить все на свете. Почему космос докатился до кризисных времен? Все секретим. От дури. У нас есть военная разработка, которая была придумана 27 лет назад. Она так и не потребовалась военным, но за 27 лет мы не можем получить разрешение вывести ее на международный рынок, где она, безусловно, была бы продаваема. Продав разработку, мы могли бы выйти на иной, более высокий уровень изобретения.
   Однако сидим, как деревенский мужик на сундуке с деньгами, и не пускаем их в дело. Американцы великолепно нас подловили на этом. Конкретно — на ограничении экспорта средств массового уничтожения. Они хитростью заставили нас так уйти с рынка высоких технологий в области ракет. Теперь на очереди новые высокие — ядерные — технологии. Мяч на нашей стороне.
   

   ЧТО ТАКОЕ ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГОУСТАНОВКА
   Ядерная энергоустановка — ЯДЭУ — задумана на первом этапе как способ ускорения перемещения в космосе, на втором — рассматривается возможность ее использования для предотвращения столкновения с Землей астероида «Апофис». Также она будет использоваться для очистки орбит от космического мусора (отработавшие спутники, разгонные блоки, ступени ракет и т.д.). На третьем этапе предусматривается использование ЯДЭУ в промышленном высокотехнологичном производстве в космосе.
   На весь проект продекларировано 17 млрд рублей до 2018 года.
   Источник: Исследовательский центр имени Келдыша.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK