Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ШЕЛЬФ НАВЫНОС"

Углеводородная национализация не прошла проверку кризисом.    Вице-премьер Сергей Иванов поручил Министерству природных ресурсов проанализировать двухлетний опыт нового порядка предоставления лицензий на проведение работ на российском шельфе. «Двухлетний период» — это не просто сухая констатация, сколько времени прошло с момента правки двух важнейших законов, регулирующих привлечение капиталов на российский шельф, «О континентальном шельфе» и «О недрах». Это еще и признание того, что календарь сыграл с российскими властями, исполнительной и законодательной, злую шутку.
   
ОТЧЕГО МЕНЯЮТСЯ ЗАКОНЫ
    Названные законы были поправлены в тот самый момент, когда мировой кризис вероломно вторгся на территорию России — в июле 2008 года. Работа же над поправками велась в эйфорическое время растущих цен на нефть, когда на щит была поднята идея приоритета российского капитала в нефтегазовом секторе. Поправки, по сути, обеспечили национализацию работ на шельфе.
   Шершавым языком законов это сформулировано так. Закон «О недрах» 14 июля 2008 года дополнен положением: «Пользователями недр на участках недр федерального значения континентального шельфа Российской Федера-ции могут быть юридические лица, которые созданы в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеют опыт освоения участков недр континентального шельфа Российской Федерации не менее чем пять лет, в которых доля (вклад) Российской Федерации в уставных капиталах составляет более чем 50%». Понятно, что этим условиям удовлетворяли всего два юрлица — «Газпром» и «Роснефть». Эстафета была подхвачена поправками от 18 июля в закон «О континентальном шельфе». Их суть: участки недр континентального шельфа предоставляются в пользование на основании решения правительства без проведения конкурсов и аукционов. Ну и за компанию, тогда же, 18 июля, поправили закон о газоснабжении, делегировав правительству определение перечня участков недр федерального значения, содержащих газ, которые предоставляются в пользование без проведения конкурсов и аукционов «организации — собственнику Единой системы газо-снабжения».
   Все вместе — это образец того, как законы пишутся под конкретные госкомпании, обеспечивая им монопольные преимущества на рынке. Но грянул кризис, и Сергей Иванов просит проанализировать, не устарел ли образец.
   
ПЛЫВУТ НА СЕВЕР СРОКА ОГРОМНЫЕ
   Минприроды, к которому обращается вице-премьер, свою позицию уже сформировало. Замминистра Сергей Донской считает, что если на шельфе будут хозяйничать только «Роснефть» с «Газпромом», то на его освоение уйдет не меньше 165 лет. На память тут же приходит непрекращающаяся подледная война за северный шельф. До кризиса Россия вела ее шумно и наступательно. Депутат Артур Чилингаров мало того что сбросил подо льды Северного полюса капсулу с российским флагом, но и щеголял при этом в майке, на которой было написано Rossia, — именно так, без всякого идолопоклонства перед Западом. Теперь пропагандистский запал притух. Но война продолжается: Россия готовит заявку в ООН на расширение участка подконтрольного ей арктического континентального шельфа. В случае успеха потребуется как минимум два века освоения нынешними темпами. Казалось бы, ничего страшного. Подледная кладовая надежна, но Минприроды не хочет ждать: какие там интересы потомков, главное — «не потерять потенциальные рынки».
   Речь идет вот о чем. Москва провозгласила планы энергетической экспансии. В декабре 2005 года президент Владимир Путин поставил задачу превратить Россию в «энергетическую сверхдержаву», однако кампания захлебывается. Причем на излюбленном Кремлем газпромовском направлении. Причина — техническое отставание.
   Во-первых, Россия явно опоздала с развитием экспорта сжиженного газа (первый завод, ориентированный на экспорт, появился только в 2009 году, когда, например, в Алжире, главном конкуренте «Газпрома» на рынках Европы, такой завод, продукция которого тогда же экспортировалась во Францию и Великобританию, был построен еще в 1960-х). А это прямое следствие трубной монополии «Газпрома», для которого, все, что не в трубе, вторично.
   Во-вторых, США освоили производство сланцевого газа. Из-за чего «Газпром» теряет конкурентоспособность не только в США, но и в Европе, куда резко увеличился ввоз сжиженного газа. Уже отсрочено начало освоения Штокмановского месторождения.
   В-третьих, Барак Обама объявил о готовности постепенно снять запрет на добычу нефти и газа на атлантическом континентальном шельфе США. Сейчас добыча идет только в Мексиканском заливе. Ее расширение может существенно изменить ситуацию на мировом углеводородном рынке.
   
ПРОТИВ МОНОПОЛИЙ
    Чтобы окончательно не потерять надежду наверстать упущенное хотя бы на шельфе, нужны огромные деньги и новейшие технологии. Ни того, ни другого у России сейчас нет. Минприроды посчитало, что на освоение арктического шельфа до 2040 года требуется 9,3 трлн рублей. «Роснефть» и «Газпром» вместе потратили на шельф в 2008 году 56,4 млрд рублей, то есть освоение отодвигается на века. Выход, по Сергею Донскому, — приглашение на шельф иностранных партнеров, которые могли бы иметь в проектах до 50%, а также других российских компаний с «необходимым финансовым и технологическим потенциалом». Контроль — над «Роснефтью» и «Газпромом», но число участников освоения и, главное, объем инвестиций должны существенно расшириться. Еще одно предложение — либерализация лицензирования геологоразведочных работ. Госкомпаниям, как заявил Сергей Донской, нужно с кем-то «разделить риски работ на шельфе». Этим кем-то могут стать, прежде всего, иностранные компании, берущиеся за поиск углеводородов. Взамен они могут получить неконтрольный пакет в добыче или гарантию компенсации своих затрат.
   Реализация предложений Минприроды требует переписать законодательный гимн нулевых, написанный на слова госкомпаний. Помимо трех уже упомянутых законов надо исправить еще два — «Об экспорте газа» (этим законом за «Газпромом» закреплены эксклюзивные права экспортера, что не соответствует условиям освоения шельфа, газ которого уже не загонишь в трубу) и «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Последний закон настолько расширительно трактует возможности контроля, к которым может получить доступ иностранный инвестор, что, отталкиваясь от его буквы, даже «Газпром» с его миноритариями-иностранцами может оказаться под подозрением. Закон резко ограничивает привлечение и капиталов, и технологий ручным механизмом точечного регулирования, что не соответствует сегодняшним потребностям.
   В конце концов, тема отставания на шельфе, поднятая Сергеем Ивановым и Минприроды, — только часть проблемы модернизации российской экономики, для решения которой иностранные капиталы и технологии совершенно необходимы. Опыт показывает: ее решению не соответствует всемерное укрепление монопольных позиций госкомпаний.
   

   Либерализация режима иностранных инвестиций
   Тема отставания на шельфе, поднятая Сергеем Ивано-вым и Минприроды, — только часть проблемы модернизации российской экономики, для решения которой иностранные капиталы и технологии совершенно необходимы. Но, чтобы привлечь инвестиции, требуется переписать законодательный гимн нулевых, написанный на слова госкомпаний.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK