Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Схватка за людей"

Одна из тенденций ХХI века — обострение конкуренции не только за углеводороды и воду, но и за главный ресурс, способный их добыть, — за людей. Точнее, за умы и трудовые ресурсы, от распределения которых на планете будет зависеть будущее целых стран.

Схватка за людей Одна из тенденций ХХI века — обострение конкуренции не только за углеводороды и воду, но и за главный ресурс, способный их добыть, — за людей. Точнее, за умы и трудовые ресурсы, от распределения которых на планете будет зависеть будущее целых стран. Интрига в том, что, согласно прогнозам ООН, максимальная численность народонаселения мира достигнет пика — 8-9 млрд — к 2018-2020 годам (сегодня на Земле живет 6 млрд людей). Затем число землян начнет неуклонно сокращаться, вернувшись к отметке в 5-7 млрд к 2050 году. При этом население сократится в 51 стране, включая даже Китай и Индию. Россия уже сегодня идет в авангарде списка. Еще четыре года назад 145-миллионная РФ в 2008 году, по данным Росстата, стала 142-миллионной, и к 2025 году, по расчетам ООН, население страны уменьшится до 118 млн (по прогнозам Росстата — до 134,2 млн человек).
Чтобы упредить негативную тенденцию, способную загубить экономический рост, в стране провозглашена новая демографическая политика. В ее основу легли три составляющие: стимулирование рождаемости, привлечение переселенцев и поощрение миграции.



Политика
Именно этим объясняется либерализация миграционных порядков, которую осуществляет ФМС и ее новый глава Константин Ромодановский. Суть либерализации — политика для иностранной рабочей силы, которую еще в 60-70-е годы проводили США и страны ЕС. Разница в том, что Запад сначала массово звал иностранцев, а теперь трудовые ресурсы — приглашает, как правило, либо работников интеллектуального труда, либо рабочих в непрестижные сектора экономики (в основном сферу обслуживания).
В России все наоборот. С начала 90-х в страну стихийно ехали все подряд, создав миграционный хаос и перенасыщение в сфере торговли, вытеснив из нее большую часть россиян. Параллельно шла утечка мозгов из России, в основном из академической науки и IT-технологий, закладывая первые признаки дисбаланса между квалифицированной и неквалифицированной рабочей силой.
Теперь, когда мигранты как дешевая рабочая сила стали неотъемлемой частью российской экономики, возникла другая проблема: нежелание работодателей — как скрытое, так и явное — их легализовать, поскольку новый правовой статус иностранцев будет означать конец эпохи суперприбылей в таких секторах экономики, как строительство, торговля, нефте- и газодобыча. Мощное сопротивление легализации мигрантов ведет к тому, что Россия как нельзя хуже вписывается в формирующийся миропорядок.
С одной стороны, алчность работодателей усиливает действие объективного фактора: с 2006 года в стране началась , поразившая Европу и США еще в начале 80-х, — абсолютная убыль трудоспособного населения. По данным Центра демографии и экологии человека Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, число трудоспособных россиян сокращается на 750-800 тыс. в год.
С другой стороны, мигранты, хлебнув за 15 последних лет в лице работодателей, ищут другие страны для приложения своих сил. Так, с 2005 года усилился отток иностранных рабочих из европейских стран СНГ. Украинцы, молдаване и белорусы сегодня предпочитают заработки в странах ЕС, в основном, по данным Еврокомиссии, в Греции, Португалии, Италии и Испании.
То есть после массового втекания миграционных потоков Россия не может приступить к их по образцу США и ЕС: -работодатели этого не хотят и сопротивляются, а -мигранты голосуют ногами в поисках более симпатичных для них стран.
— На мировом рынке труда сложилась и идет конкуренция за привлекательные трудовые ресурсы, а Россия, долго не желавшая признать очевидного, пожинает плоды своего упрямства, — считает Анатолий Вишневский, доктор экономических наук, руководитель Центра демографии и экологии человека Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН. — Итог: этнические немцы, евреи, турки-месхетинцы, северокавказские народы, а теперь уже и мигранты из европейской части СНГ разъезжаются от нас по заграницам прямо на глазах. А сколько россиян покидают страну в целях заработков? Общество еще не осознало масштабов проблемы, а мы уже проигрываем конкуренцию за людей, причем катастрофически. От нас до недавнего времени уезжали квалифицированные кадры, а приезжали разнорабочие. К тому же еще одна проблема в том, что возможности выбора гастарбайтеров мы почти лишены. То есть теоретически она есть — 5 млрд жителей развивающегося мира. Есть даже точка зрения, что Россия могла бы стать Америкой ХХI века — в смысле умелого использования иностранной рабочей силы, способной интегрироваться в наш быт и традиции. Но квалифицированные кадры предпочитают ехать в ЕС И США. Максимум, на что они согласны, — использовать Россию как транзит.



Репатрианты и мигранты
Как считают многие эксперты, переход ФМС с разрешительного принципа приема мигрантов на уведомительный, то есть к политике и переселенческой программе , — первые шаги к выходу страны из демографической ямы. Однако правильнее программу переселения соотечественников квалифицировать как репатриацию, возврат части из 25 млн русских из ближнего зарубежья, что не способно покрыть растущую потребность в трудовых ресурсах. Поэтому следующий шаг — признание соотечественниками жителей Средней Азии и Закавказья, если они пожелают интегрироваться в российскую действительность. По прогнозам Центра демографии и экологии человека, особенно способна утолить голод России в трудовых ресурсах переживающая демографический взрыв Средняя Азия, неиссякаемый источник рабочих, знающих русский язык и имеющих общее с россиянами прошлое.
— Сегодня в Европе накапливается критическая масса враждебности в мигрантской среде, которая маргинализуется, — говорит Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии РАН, член Общественной палаты. — Ведь в культурном отношении французские мигранты, например, уже не арабы и африканцы, но они не стали полноценными французами и европейцами. В том числе и потому, что программы интеграции по разным причинам не работают. В культурном отношении мигранты образуют маргинальный слой без устойчивых взглядов и критериев. Поэтому они — удобный для политического и криминального манипулирования.
Как утверждают многие демографы, именно по этому франко-европейскому пути отторжения мигрантской среды и выставления щита между и пока стихийно движется Россия. Почти без обходится просто потому, что сохраняется инерция советского прошлого: мигранты из СНГ еще говорят по-русски и сохраняют надежду на партнерство. Отказ от этого вектора произошел в 2007 году, с момента провозглашения политики для мигрантов, но перелома не происходит.



Выбор
Как полагают в ФМС, перелом (когда работодатели поймут, что выгоднее легализовать мигрантов, а гастарбайтеры ощутят выгоду работы в России) произойдет к 2010-2011 годам.
— Мы стоим перед сложным выбором, — говорит Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией миграции населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН. — Не можем обойтись без миграции, но сейчас не можем позволить себе принимать много мигрантов, потому что к этому не готовы, что опасно. Ответом на эту опасность могут быть только специальные усилия по интеграции для начала соседей по СНГ. Что касается дальних, полагаю, мы гораздо меньше, чем Франция, готовы к тому, чтобы интегрировать инокультурных мигрантов. Нельзя пускать в страну миллионы людей, не умея этого делать. Но такой подход снижает конкурентоспособность России. Поэтому мы обречены в будущем расширять миграционную емкость страны, то есть ее способность пришлое население.
Как считают ученые Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, для успешного интегрирования приезжих нужны как доступ для них в существующие учебные заведения, так и специальные учебные заведения, программы вертикальной возгонки, доведение мигрантов до вузов — возможно, по образу и подобию в советские годы на рабфаках при вузах крестьянской и рабочей молодежи. Однако это дорого — по разным данным, от 1 млрд рублей в год. А взгляд российского обывателя на мигрантов такой же, как в США и ЕС: .
При этом и мигранты, как показывает опыт, не стремятся оставаться в России, чаще ограничивая свое пребывание сезонными заработками. Однако в мире происходят тектонические демографические подвижки. И совместное проживание народов разных культур — уже факт. Вопрос — на каких условиях. А вопрос встает ребром: мигранты станут переселенцами, способными сохранить страну и мир в ней, или вечными кочевниками, подтачивающими ее границы и здоровье.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK