Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Система Сеголен"

В гонке за переезд в Елисейский дворец Сеголен Руаяль, успешный кандидат от Социалистической партии на пост президента Франции, выступает в роли близкого к народу аутсайдера, далекого от догм и иерархий. Однако за спиной бойца-одиночки стоит целая армия прожженных политических профессионалов.Только не брать тайм-аут, заработанный краткосрочный отпуск, даже не заикаться о передышке. После блестящей победы — избрания кандидатом Социалистической партии (СПФ) на пост президента — и последовавшего торжественного обращения к нации Сеголен Руаяль позволила себе провести всего пару дней с друзьями и семьей. В своей речи она немного преждевременно перешла на подобающее королям множественное число и пообещала соотечественникам: «мы» вскоре вернем вас «в сердце социалистического проекта».

Затем Руаяль, которую газета France Soir назвала «Цунами», вновь включилась в режим предвыборной гонки: выступления в Париже, кратковременные поездки в регионы, а потом и в Европу. У мадам всего лишь одна цель — после победы на президентских выборах 22 апреля (и, возможно, во втором туре 6 мая) она намерена въехать в Елисейский дворец в качестве первой женщины-президента, обойдя своего самого серьезного на сегодняшний день противника — министра внутренних дел Николя Саркози.

Курс туда уже проложен, причем фаворитка предвыборной борьбы выступает на этом пути с сольным номером. Вплоть до конца января Сеголен будет выслушивать своих избирателей, и для этого процесса она придумала политически корректное, но достаточно громоздкое название — «сопричастная предвыборная борьба». Чтобы услышать голос души народа, мадам Руаяль поедет в самые отдаленные уголки страны, совершая свой Tour de France, во время которого ящик для политических жалоб и предложений пополнится «новыми идеями». На основе «коллективного интеллекта людей» будет создан ее предвыборный манифест. До этого момента все выглядит очень хорошо и правильно.

То, что у социалистов уже есть предвыборная программа, мало беспокоит их кандидата на пост президента. Каталог компромиссов, которым является эта программа и который с трудом создавался партийной иерархией на протяжении многих месяцев, для 53-летней Сеголен Руаяль не Библия и «не Красная книга». Она не скрывает негативного отношения к аппарату, презирает затхлость постаревшей партии и не замечает враждебных нападок со стороны проигравших соперников. Сеголен даже не проявляет политического интереса к председателю Социалистической партии Франсуа Олланду — а ведь он является спутником жизни этой успешной женщины. Ему ничего другого не остается, кроме как публично высказывать надежду, что «коллективная сила» партии соединится с «намерениями» Сеголен.

Но этого она, возможно, совсем не хочет. До сих пор Руаяль с любовью создавала свой имидж аутсайдера. Это так же соответствовало образу матери четверых детей, как и белоснежный консервативный костюм, и стало символом ее идеологической независимости, свободы от балласта догм. Она совсем одна. Она может. Она не хочет иначе.

Но все это — шоу. Хотя «Мадонна опросов» (выражение газеты Le Monde) и не могла опереться на устоявшиеся кланы в СПФ, не будем забывать, что она сама уже 28 лет состоит в партии и воспитана ею. Опытный политик, прошедший огонь и воду, Руаяль уже давно создала свой собственный аппарат профессиональных советников. Эксперты по СМИ, исследователи общественного мнения, стилисты и составители речей, которые осуществили постановочную часть ее стремительного взлета, — все они образуют «систему Сеголен».

Костяк этой системы состоял из десятка друзей и коллег по учебе, собиравшихся в доме семьи Руаяль в Булонь-Бийанкуре под Парижем. Благодаря Сеголен небольшая группа со временем превратилась в крупномасштабную сеть.

Выпускники университетов, бывшие политики и молодые технократы составляют руководящую команду, осуществляющую избирательную кампанию Руаяль. Более 250 человек насчитывает ее «ресурсный персонал» — женщина, провозгласившая борьбу за «коллективный интеллект», не признает понятия «эксперт». Профсоюзные деятели, промышленники и ученые, если надо, срочно создают досье, подбирают дополнительную информацию и пишут «шпаргалки» для реплик.

Руководство этой командой, по численности напоминающей небольшое предприятие, осуществляется через веб-сайт кандидатки Desirs d’avenir, что означает «желания на будущее». Вначале этот сайт использовался исключительно в качестве пункта по сбору материалов для предвыборной кампании; теперь виртуальное редакционное бюро превратилось в центральный «коммутатор», где работают более 40 сотрудников. Они отправляют пользователей на последующие 80 ссылок и блогов, связанных с Сеголен, и поддерживают контакт с «клубами Сеголен», которые существуют повсюду в стране. Во Франции насчитывается более 400 подобных «групп поддержки», есть они также в Лондоне, Брюсселе и Сингапуре.

Всем этим твердой рукой управляют люди, которые «делают королей». Сами они действуют незаметно, но эффективно.

Например, Жан-Люк Фюлашье, «великий визирь» региона Пуату-Шарант. Это человек, которому Руаяль обязана своей репутацией прагматичного руководителя. Благодаря массивной фигуре 43-летний Фюлашье мог бы легко сойти за местного рыбака или крестьянина. На самом деле выпускник элитарной Национальной школы администрации Ena на протяжении 17 лет был высокопоставленным специалистом в области финансов и управлял многомиллионным бюджетом расходов на социальные нужды. Он покинул свой престижный пост в 2004 году. Когда Сеголен Руаяль избрали председателем регионального совета Пуату-Шаранта, она назначила Фюлашье административным директором.

С тех пор он работает в Пуату-Шаранте как в лаборатории. Проверяет идеи Сеголен на практическую пригодность. Крыши с солнечными батареями для школ? Бесплатные водительские удостоверения для начинающих ремесленников? Государственные дотации на установки для очистки и накопления дождевой воды? Чеки на книги для школьников? В провинции большинство из задумок удалось осуществить.

Ученый-экономист ценит энергичность Руаяль и то, что ей чуждо теоретизирование: «Сеголен функционирует напрямую — она видит, что необходимо действовать, и требует решений. Мы вносим предложения, и в ходе диалога между гражданами, объединениями и парламентом они перерабатываются и претворяются в жизнь».

Короткий промежуток между планом и осуществлением его на практике — вот в чем состоит мотивация Фюлашье. В Париже он был неприятно поражен тем, что важные документы застревают в шестеренках бюрократии. Конечно, в провинции управлять легче из-за особого положения председателя регионального совета: «Эта должность соединяет власть главы государства, премьера и председателя палаты депутатов. Здесь над нами нет иерархии, здесь мы сами берем на себя ответственность».

Успехи в регионе формируют представление кандидатки в президенты о том, что принципом управления должна быть близость к гражданам. В команде Сеголен есть женщина, которая заботится, чтобы рецепты «сопричастной демократии» были приняты простыми людьми. Эту изящную парижанку, являющуюся генератором идей и интеллектуальным тяжеловесом в команде Руаяль, зовут Софи Буше-Петерсен.

У деятельной Софи, носящей официальное звание особого советника, даже нет своего офиса. Она дирижирует предвыборной борьбой, звоня по мобильному телефону из своей квартиры, расположенной в непосредственной близости от театра Porte St. Martin в самом сердце Парижа. Эта женщина, обладающая, по выражению журнала Paris Match, мощностью «центрального компьютера», считается мозговым центром избирательной кампании. Уже на протяжении двадцати лет она остается близким другом Сеголен Руаяль.

«Серый кардинал»? 57-летняя Буше-Петерсен с жаром протестует: «Сеголен не нуждается в духовных подсказчиках, как независимая женщина она бы этого не допустила. Я собираю идеи и накапливаю опыт, знакомлюсь с результатами исследований, сортирую, размышляю, анализирую и пишу речи». В этом смысле, признает Софи, она действительно принадлежит к «близкому кругу» кандидатки на пост президента.

И это еще слабо сказано. Обе женщины знают друг друга с тех пор, когда вместе начали политическую карьеру в штабе президента Франсуа Миттерана. Буше-Петерсен в течение 11 лет была агитатором Революционной коммунистической лиги, потом отказалась от троцкистских убеждений и в 1983 году добилась поста в Елисейском дворце.

Там она обратила внимание на молодую и очень необычную коллегу, которая в кругу высших государственных деятелей страны без стеснения пересказывала свои беседы с таксистами и молочниками. «Несмотря на учебу в Национальной школе управления, — говорит Буше-Петерсен, — Сеголен не была продуктом Ena — она осталась человеком другого формата».

Софи и Сеголен быстро подружились. В то время как Руаяль, будучи министром, депутатом и председателем регионального совета, поднималась по карьерной лестнице, подруга оставалась ее главным академическим советником. «Я записывала для нее тезисы и снабжала статьями, еженедельно приводила к ней домой интересных ученых, — вспоминает Буше-Петерсон. — Сеголен сидела, внимательно слушала и в течение одного или двух часов делала записи в своем блокноте».

По такому образцу создавались практически все концепции поднимавшегося наверх политика Руаяль: идеи о роли семьи, предложения по организации детских садов, повышение роли гражданских комитетов.

И это сотрудничество продолжается до сих пор. Так возникли основные ценности избирательной кампании: «справедливый порядок», «коллективный интеллект», «децентрализованная демократия». За ними, ручается близкая подруга, скрывается не краткосрочная предвыборная тактика, а пришедшая с годами убежденность. «У Сеголен есть концепция на будущее, — защищает она своего кандидата от распространенного упрека, что Руаяль недостаточно глубоко вникает в проблемы. — Она видит изменяющуюся Францию, где классические противоречия между левыми и правыми уже не играют большой роли, где не нужно постоянно жертвовать свободой ради безопасности».

Арно Монтебур тоже полагает, что Сеголен вполне может осуществить свои намерения. Все, что Буше-Петерсен придумывает за кулисами, выступая в роли креативного генератора, 44-летний Арно воспроизводит на публике в свете рампы предвыборной кампании. У Монтебура особое место в команде Руаяль.

Женщины в ее окружении порой иронизируют, называя его «красавчиком» или «человеком вдохновения», однако Арно, депутат Национального собрания, незаменим благодаря своим партийным связям и язвительному красноречию. Этот профессионал в области СМИ стал связующим звеном с левым крылом Социалистической партии и должен гарантировать, что левые не будут ощущать угрызений совести, отдав свои голоса Руаяль.

Среди краснощеких бургундских товарищей по партии «плейбой от Сеголен» кажется немного чужим. Однако местные товарищи, которые в этот предвечерний час заседают в городской библиотеке городка Ранси (532 жителя), встречают приехавшего из столицы видного политика от Соцпартии рукопожатиями и дружелюбно похлопывают по спине.

Нет никакой причины стесняться: Монтебур, который на протяжении 9 лет выступает в роли политического челнока между Парижем и Маконом, нравится себе самому на фоне богатого ландшафта Бургундии. Этот интеллектуал очень правдоподобно воплощает образ представителя интересов птичников, ремесленников и земледельцев.

На кухне своего отреставрированного деревенского дома он рассуждает о преимуществах брессанской курицы, которая отличается нежным мясом и «устойчива против птичьего гриппа». Однако настоящий дом для этого реформатора Конституции — столичные телевизионные студии. Монтебур, инициатор создания группы «Обновлять — сейчас», считается одной из сверкающих молодых звезд партии.

Это гарантировало ему почетное место в организационной структуре Руаяль. Произошло это после того, как он и его партийное крыло после долгих колебаний присоединились к Сеголен, пригласив ее на «праздник розы». Благодаря успешному выступлению на традиционной встрече социалистов Руаяль уже в конце августа завоевала значительную поддержку партийного базиса.

С тех пор Монтебур играет роль двигателя реформ в лагере Руаяль. «До сих пор Сеголен просила моих советов по европейской проблематике, — говорит он. — Что касается стратегических вопросов, я готовлю для нее критические аргументы, концепции и тексты речей».

Тем самым «руаялист» способствовал тому, что кандидатка проникается левыми идеями, и это отражается в политических дискуссиях. «Сеголен не относится к правым, ей также чужд экономический либерализм, — защищает он курс партийной коллеги, которую сам так долго обвинял в идеологическом отступничестве. — Она отстаивает необходимость давления на рынок, вмешательства государства и сдерживания капитализма».

Больше власти парламенту, действительно независимая юстиция, сокращение числа ведомств и ограниченный срок действия мандата… «С такой позицией, — считает профессиональный юрист Монтебур, — Сеголен найдет поддержку у левых. А ее представления об экологии и справедливой торговле дадут ей голоса «зеленых» и антиглобалистов».

Прежде всего реформатор ценит волевые качества кандидатки в президенты, которую «очень долго недооценивали лишь потому, что она носит юбку». Монтебур, у которого еще в начале года были амбиции, связанные с выдвижением собственной кандидатуры, теперь делает ставку на победу Сеголен Руаяль: «Мы стоим на пороге нежной революции».



Честолюбивые планы
Возможно, что разрушенный в конце войны кенигсбергский Королевский замок, место коронации прусских властителей и символ знаменитого университетского города, будет восстановлен уже к 2010 году. В ходе археологических раскопок, которые продолжаются пять лет и которые финансирует «Шпигель», недавно был обнаружен хорошо сохранившийся тоннель высотой более двух метров. Предполагают, что он был построен в ХV веке и мог связывать замок с близлежащим собором. 

Тоннель начинался под возведенным в 1704 году «зданием Унфрида» в восточном флигеле замка, где находились королевские покои, часть кенигсбергской коллекции произведений искусства, а также картинный зал художника Ловиса Коринта. Команда «Шпигеля», состоящая из калининградских археологов, уже откопала 80-метровый подвал бывшего западного флигеля, обнаружив 5 тыс. предметов из пропавшей коллекции изобразительного искусства. Предполагается превратить это место в музей под стеклом.

Если вначале многие калининградцы скептически реагировали на проведение раскопок «в цитадели прусского милитаризма», то теперь настроение переменилось. Не только главный архитектор Калининграда, но и руководство области, и даже Москва поддерживают идею восстановления замка, пусть даже и в несколько измененном виде. Президент Владимир Путин обещал $50 млн., еще столько же готово выделить одно московское предприятие, которое хочет возродить «здание Унфрида» и открыть там гостиницу. Предполагается также восстановить западный флигель и башню в облике 1939 года и использовать весь комплекс как музей, место проведения выставок и торговый центр. По поручению губернатора Калининграда будет разработан общий проект реконструкции замка. «Этот комплекс — часть культурного наследия Восточной Пруссии, — говорит главный архитектор Калининграда Александр Башин. — Кто бы решился соорудить на этом месте что-либо другое, а не Королевский замок?»
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK