Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Сладкие грозы"

Прошедший на прошлой неделе аукцион по продаже квот на импорт сахара-сырца ясно выявил две тенденции на российском «сладком» рынке. Первая: сахар у нас дешеветь, по крайней мере в ближайшее время, не будет. Вторая: производить его станет очень выгодно. А значит, в сельское хозяйство пойдут инвестиции — не традиционные безвозвратные кредиты, а приносящие прибыль вложения.Печаль моя свекла

Сахар наравне с зерном считается стратегическим продуктом российского АПК. И не только российского. В большинстве стран Европы и в США рынок сахара является наиболее зарегулированным. То есть фактически свободного рынка там просто нет. Причина проста: сахар вырабатывается либо из сахарной свеклы, либо из сахарного же тростника (в принципе, есть экзотические варианты типа пальмового сахара, но объемы его производства в мире ничтожны). Тростниковый сахар существенно дешевле свекловичного, потому что требует меньших затрат, во-первых, при возделывании культуры (сахарный тростник — растение многолетнее, его сеют раз в пять лет), а во-вторых, при производстве собственно белого сахара (выход из тростника — более 80%, из свеклы — менее 60%).
Однако тростник растет лишь в «третьих» странах вроде Бразилии. В Европе же, и в России в том числе, сахар традиционно вырабатывался из свеклы, которая занимает важное место в севообороте и обеспечивает продовольственную независимость страны.
Европейцы и США вынуждены ограничивать собственное производство сахара из свеклы и устанавливать его предельные объемы — то есть квоты — для собственных аграриев. Превышение квоты карается штрафом в размере стоимости произведенной продукции, а вот реализацию продукции в объемах квоты государство гарантирует, причем по довольно высоким ценам. Так, если мировые цены сейчас не превышают $350 за тонну, то внутриевропейская цена колеблется вокруг $800 за тонну.
В СССР сахар производился практически полностью из собственного сырья. Однако открытие границ и кризис сельхозпроизводства привели к тому, что к 1997 году более 70% сахара импортировалось. Сейчас регулирование рынка сахара направлено не на ограничение, как в Европе и США, а на стимулирование производства сахара из собственного сырья.
На самом деле такой курс был продиктован сугубо экономическими соображениями. До 1997 года основными лоббистами на сахарном рынке были компании-импортеры, которых не интересовало собственное внутреннее свекловичное производство. После 1997-го, а особенно после 1998 года, когда девальвация рубля и высокие мировые цены на сырец сделали внутреннее производство относительно выгодным, сахарные трейдеры стали покупать заводы и инвестировать в сырьевую базу внутри страны. Поэтому теперь крупнейшие сахарные компании являются одновременно хозяевами крупных латифундий, то есть по определению являются лоббистами внутреннего производителя.
При этом на рынке работает и ряд крупнейших мировых сахарных трейдеров, которые, понятно, в производство не инвестируют, но и существенными лоббистскими возможностями также не обладают.
То, каким будет сахарный режим, во многом зависит именно от лоббистских усилий крупных игроков. Наибольшую активность в этой области уже давно проявляют компании, близкие к «Альфа групп» («Кубаньсахар», «Альфа-эко-М», Объединенная продовольственная компания и т.п.). Кроме того, довольно активную лоббистскую деятельность ведут компании, являющиеся частью группы компаний «Русагро» или близкие к ним. Именно последние определяют политику официального лоббиста отрасли — Союза сахаропроизводителей России.
Аукцион надежд

Под влиянием лоббистов, заинтересованных в развитии внутреннего производства, в 1999 году были введены сезонные пошлины (в размере 45% от таможенной стоимости) на ввоз сахара-сырца.
Однако еще до того, как пошлины вступили в силу, сырца было завезено столько, что эта мера ничего не дала: импортеры получили свою прибыль, внутренние же производители вынуждены были работать на пределе рентабельности.
С учетом такого печального опыта в 2000 году была введена квота на ввоз импортного сахара-сырца в объеме 3,65 млн. тонн. Именно такова разница между собственным производством и внутренним потреблением сахара. В объемах квоты импортер мог растаможить сырец со ставкой 5% от стоимости, а свыше квоты нужно было платить уже 30%.
Однако и эта мера оказалась бесполезной. Дело в том, что мировой рынок тут же отреагировал на введение квоты существенным падением цены на сахар-сырец. Большая часть компаний, которые заплатили за квоты, потерпели убытки, так как после падения мировых цен сахар вне квот по высоким пошлинам обходился компаниям на $3—5 за тонну дешевле, чем ввезенный в рамках квоты (из-за того, что цена самой квоты на аукционе была очень высока — трейдеры, надеясь на прибыль, активно повышали стоимость лотов).
В нынешнем году большинство участников аукциона решили не играть с государством в азартные игры. Поэтому торги прошли по довольно умеренным ценам — в результате государству досталось меньше денег, чем в прошлом году ($185 млн. против $214 млн.), а участники рынка получили более или менее высокие гарантии того, что неквотируемый сахар на рынке не появится. Прежде всего потому, что размер пошлины вне квоты теперь составляет не 30%, как в прошлом году, а уже 40% (но не менее 120 евро за тонну). Кроме того, введена и сезонная пошлина на импорт сахара в размере 50% от таможенной стоимости (но не менее 150 евро за тонну).
Результаты аукциона заставляют предположить, что все купившие лоты компании смогут заработать на квортируемом импортном сахаре и одновременно останутся заинтересованными в дальнейших инвестициях в свекловичное производство (ведь сахар вне квоты будет наверняка дороже свекловичного).
Назло самогонщикам

Самое интересное начнется, когда будет вырабатываться сахарный режим на будущий год. Ведь, по словам Германа Грефа, в дальнейшем аукционы проводиться не будут.
На смену им должно прийти что-то другое. Что? Здесь возможны разные варианты, отвечающие интересам разных групп лоббистов.
Первый, наименее вероятный вариант — отказ от собственного производства и переход на импорт. Тогда — отмена всяческих квот, «символическая» таможенная пошлина и как следствие — умирание свекловичной отрасли. Потребитель выигрывает в краткосрочной перспективе (ведь мировая цена на сахар сейчас примерно вдвое ниже нашей внутренней), однако становится полностью зависим от мировой конъюнктуры и диктата основных экспортеров.
Второй, более вероятный сценарий — введение фактически запретительной пошлины на весь импортный сахар-сырец. В таком случае производство свекловичного сахара станет сверхрентабельным, посевные площади под ним будут неуклонно расти и через 3—5 лет Россия полностью обеспечит себя собственным сахаром. Однако в течение этих самых 3—5 лет цена на него может вырасти в 2 раза, а производство сосредоточится только в тех руках, которые способны осуществлять внушительные инвестиции. Иными словами, рынок окончательно поделят несколько игроков, которые в отсутствие импорта смогут удерживать высокие внутренние цены долго и «безнаказанно».
Третий вариант — сохранение квоты на ввоз сахара-сырца в объеме разницы внутреннего производства и потребления (при постепенном сокращении квоты по мере роста производства) при отмене аукционов. На практике это означает, что ее нужно будет распределять по какому-то иному признаку — к примеру, в зависимости от объемов производства и состояния заводов-переработчиков. Понятно, что в таком случае «взяткоемкость» распределяющего органа будет довольно высока. Результат тот же: укрупнение тех компаний, которые способны «правильно» распределять квоты. Потребитель едва ли почувствует серьезные изменения. Цена при этом сценарии остается примерно на нынешнем уровне и не может быть монопольно установлена группкой игроков.
И, наконец, четвертый вариант — сохранение, вопреки предсказанию Грефа, квотных аукционов. Сценарий на самом деле тот же: поглощение компаний, которые не способны купить много квот, более крупными, лоббирование ими сокращения объемов квот с ростом внутреннего производства, вытеснение с рынка чистых импортеров. Цены остаются на нынешнем уровне. Чиновники не получают «прибавку к пенсии» — аукционы на сахарном рынке проводятся по «прозрачным» правилам.
Наиболее вероятно, что события будут развиваться именно по третьему сценарию. Прежде всего потому. что он устраивает самых крупных российских игроков. Кроме того, дает возможность ряду госслужащих получить некоторую прибавку к скудной министерской зарплате.
Тем не менее очевидно одно: так как наибольшей поддержкой основных лоббистов пользуются сценарии, в той или иной мере предусматривающие регулирование рынка, ждать, что наша внутренняя цена приблизится к мировой — то есть упадет примерно вдвое — вряд ли стоит. Самогонщиков и любителей варенья собственного изготовления это вряд ли обрадует. Однако при этом будет развиваться внутреннее производство. Словом, обычная ситуация: для одних стакан наполовину пуст, для других — наполовину полон. Правда, в обоих случаях этот стакан — с сахаром.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK