Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Стандартная идеология"

С 2004 года все российские банки будут отчитываться перед ЦБ по-новому. Это принесет им большую пользу, поскольку для того, чтобы отчитаться по новым стандартам, надо понять и воспринять западную идеологию ведения бизнеса. Так считает первый зампред Банка России Татьяна ПАРАМОНОВА.»Профиль»: Татьяна Владимировна, с 1 января 2004 года все российские банки должны перейти на международные стандарты финансовой отчетности (МСФО). Насколько я знаю, это «лекарство» первым опробовал на себе сам ЦБ.

Т.П.: Действительно, мы составляем отчетность по МСФО уже несколько лет, последовательно применяя все стандарты, включая так называемый 39-й стандарт, очень сложный, связанный с оценкой ликвидности и рисков различных финансовых инструментов. И мы стали первым нацбанком в мире, полностью применившим международные стандарты в своей деятельности. Работа эта была очень большая, длительная, многолетняя. Мы сами учились понимать и применять МСФО и сами увидели на практике, какие имеются существенные, «отраслевые» отличия от общих, типовых стандартов для всех субъектов от тех, которые характерны для финансового сектора или для центральных банков. Мы представили в лондонский комитет по МСФО наш опыт, провели обсуждение в международной печати. Работа была интересная, она продолжается и сейчас, требуя постоянного интеллектуального сопровождения.

«П.»: То есть ваш опыт оказывает активное влияние на изменение самих стандартов, технологии их применения?

Т.П.: Недавно председатель Комитета по международным стандартам Пол Волкер в ответ на мое выступление, где я просила ускорить перевод МСФО на русский язык, в шутку, конечно, сказал: «Вы просите перевести на русский язык, но мы на и английском-то это плохо понимаем». А дело в том, что суть применения стандартов — не просто использование свода каких-то инструкций по учету и проводкам. Важно понимать их экономическую суть, идеологию и категорийный аппарат, заложенный в них для анализа бизнеса.

«П.»: По-моему, Волкер назвал переход Банка России на МСФО чуть ли не самым важным, что сделала Россия в области интеллектуально-емких технологий за последние годы.

Т.П: Это сказал не Волкер, он сказал другие слова: «Я поражен приверженностью России к переходу на МСФО». Почему у него возникло такое мнение, мне понятно. Так получилось, что Россия в 1998 году, пережив тяжелый кризис, должна была доказывать, насколько она состоятельна в финансовом плане, и с этой точки зрения применение международных стандартов давало уверенность международным организациям в том, что Россия правильно оценивала свои активы, обязательства и правильно отражает свой финансовый результат. Именно поэтому, во многом по их рекомендациям, мы приступили к этой работе.

Мы понимали, что в нашей стране изначальных расхождений между внутренними стандартами и МСФО и вообще по многим экономическим понятиям, по ведению бизнеса и корпоративному управлению значительно больше, чем в развитых странах. Нам этот путь представлялся более долгим, чем другим. И потому нам надо начать эту работу раньше, чтобы прийти к финишу вместе, а возможно, даже быстрее, чтобы окончательно преодолеть недоверие мирового сообщества после 1998 года.

Что касается Пола Волкера, он высоко оценил не столько составление нами отчетности по ЦБ, сколько процесс подготовки перехода банковского сектора на международные стандарты. Многие специалисты очень хорошо понимают: МСФО — не только и не столько отчетность. Если бы это было голой отчетностью, это был бы самый простой вариант. МСФО, как я уже говорила, есть система управления бизнесом. Чем быстрее мы ее внедрим уже как систему управления бизнесом в российскую банковскую практику, тем быстрее будем соответствовать этим международным нормам ведения бизнеса повсеместно, во всем банковском секторе, а не в отдельных его сегментах. И чем быстрее российский банковский сектор это сделает, тем мягче и, возможно, быстрее наш банковский сектор сможет адаптироваться к новым обстоятельствам, которые возникнут в предстоящие годы с учетом складывающихся требований к финансовым системам в разных странах мира.

«П.»: Можно ли утверждать, что рейтинги, которые присваивают международные агентства , связаны с введением МСФО?

Т.П.: Сильно связаны. Потому что как рейтинг ??страновой, суверенный, так и рейтинги банков да и любых хозяйствующих субъектов сейчас очень увязываются с правильной оценкой финансового состояния субъекта. А наиболее реальным, правильным с экономической точки зрения путем его оценки является применение МСФО, раскрывая огромное количество информации, которая на сегодня не содержится в национальной отчетности. Даже на Западе, в развитых западных странах с рыночной экономикой, а уж тем более в России. Это очень важно, и все рейтинговые агентства пытаются все это учитывать.

«П.»: Многие крупные банки начали составлять документы по МСФО уже несколько лет назад. Что это им дало? Как можно обобщить их опыт?

Т.П: Да, процесс был запущен заранее. Что отчасти было результатом нашей пропаганды. Но я думаю, банки, особенно крупные, сами убедились в том, насколько правильно то, что они это сделали. Проделав такую работу, они увидели свои недостатки и то, как можно их исправить. И реально пытались их исправить.

Сейчас мы переходим на МСФО во всех банках, следовательно, должны обучить руководителей банков, которым как руководителям бизнеса придется принимать на основании данных по МСФО бизнес-решения и подписывать эту отчетность. Кроме того, мы предусмотрели, что станем обучать главных бухгалтеров по более углубленной программе. К тому же будем обучать группу внутренних аудиторов, которые должны осуществлять контроль за составлением финансовой отчетности. Эти три разные группы специалистов коммерческих банков, конечно, не могут получить у нас исчерпывающее обучение. Сам процесс полного обучения работы по МСФО достаточно длительный. Мы даем лишь квинтэссенцию самих стандартов, объясняя сущность каждого стандарта и его отличие от российского стандарта или от российской практики в банковском секторе.

«П.»: Вас кто-то обязал обучать банкиров? На какой стадии сейчас находится обучение?

Т.П.: Нет. Это наша собственная инициатива. Мы просто сами составляли отчетность, имеем опыт и знаем, как организационно это сделать. И сделать с наименьшими трудозатратами. Мы уже обучили около тысячи руководителей банков. Я присутствовала на всех занятиях. Отзывы со стороны банковских руководителей положительные, мы видели крайне позитивное восприятие всего этого процесса перехода. На текущей неделе мы будем в Томске обучать руководителей банков, которые не приезжали в Москву, их около 300 человек. Таким образом, мы завершим обучение руководителей банков и буквально сразу приступим к обучению главбухов. У них обучение будет более предметное, им придется составлять отчетность самим, на эталонах, примерах, то есть их обучение станет более детальным. Мы планируем обучить каждого, чтобы люди, которые будут составлять отчетность, осознавали свою ответственность. ??Потому что никакая отчетность не может быть гарантией того, что она будет составлена сама по себе правильно и всегда будет достоверна. Смысл в том, что и главный бухгалтер, и руководитель должны понять суть явления и сами принять решение, как нужно сделать. То есть понять, как в рамках МСФО вводится новая категория, новое понятие — «принятие профессионального суждения». И осознать ответственность должностного лица, которое это суждение принимает. Для экономической практики в России это новое явление.

«П.»: Переход банков на МСФО как-нибудь скажется на отношениях банков с клиентами?

Т.П.: Когда банки начинают составлять отчетность по МСФО, они ясно видят, что эта отчетность более информативна. Поэтому, если они сами это понимают, то при общении с клиентами пытаются получить отчетность не только по российским стандартам, но и посмотреть отчетность по МСФО. Кстати, в реальном секторе экономики крупнейшие российские компании тоже давно составляют отчетность по МСФО, ибо они выходят на международные рынки капитала. Однако думаю, что вообще банки могут стать катализатором дальнейшего развития системы МСФО в реальном секторе экономики.

«П.»: С 1 января отчеты будут составляться по-новому. А когда данные этих отчетов начнут использовать в надзорных целях? Изменяться ли сами подходы в надзоре, нормативы?

Т.П.: Первый отчет все банки должны будут нам представить за 9 месяцев 2004 года. Этот отчет еще не будет проаудирован, то есть пробный отчет. С 1 января по 1 декабря 2004 отчет уже должен быть проаудирован. И эти отчеты фактически станут основой для дальнейшей публикации, раскрытия информации, если банк захочет это сделать. Да, при надзоре мы сразу рассмотрим отчетность по МСФО. Потому что надзор — не только и не столько применение санкций, сколько анализ ситуаций и выявление проблем у банков, выяснение, что нужно сделать, чтобы эти проблемы ликвидировать. Что касается применения мер надзорного реагирования по результатам, которые будут получены по МСФО, то в заявлении совета директоров ЦБ сказано, что эти меры мы станем применять с 1 января 2006 года, так же как и в Европейском союзе.
Это безусловно логично, поскольку мы, подготавливая отчетность по МСФО и выявляя проблему, должны дать время для возможной корректировки ситуации.

Что касается обязательных и рекомендуемых нормативов, то по данному вопросу сейчас идет международная дискуссия. Разрабатывается так называемый «Базель-2» — система показателей, которые станут использовать в мире для надзора за деятельностью кредитных организаций. Она будет базироваться в основном на данных из международной финансовой отчетности. Эта система показателей сейчас обсуждается, и в международном плане есть прогнозы, что ее примут в 2006 году. Тогда и мы посмотрим, как России действовать в той системе координат, как соответствовать тем международным требованиям, которые будут к тому времени выработаны.

«П.»: Сейчас ЦБ стоит во главе процесса перехода на МСФО, но есть мнение, что надзорные функции у ЦБ надо забрать. Возможно, это произойдет до 2006 года. Считаете ли вы такую постановку вопроса на данном этапе логичной? Насколько я знаю, во многих странах сейчас идет обратный процесс — концентрация надзорных и регулирующих функций по всему финансовому рынку под эгидой нацбанков.

Т.П.: Не знаю, как решится вопрос. Но скажу так: у нас уже есть опыт передачи банковского аудита из ЦБ в Минфин. Могу сказать, что, относясь с уважением к сотрудникам Минфина, данная область сложная. Для того чтобы детально понимать все проблемы банковского аудита, надо в этом вариться постоянно. Поскольку в ЦБ были специалисты, которые этим занимались постоянно и мы же регулировали одновременно деятельность банков, то эффективность банковского аудита была достаточно высокой. А наши спецы ушли не в Минфин. В большинстве своем они пошли в бизнес. Так что я думаю, к этому опыту следует отнестись внимательно.

Мы стали первым нацбанком в мире, который полностью применил международные стандарты финансовой отчетности в своей деятельности.

Специалисты понимают, что МСФО — это не только и не столько отчетность. Это был бы самый простой вариант. МСФО — это система управления бизнесом.

МСФО вводит новое понятие — «принятие профессионального суждения». Надо понять ответственность должностных лиц, которые это суждение принимают. Для экономической практики России это новое явление.

При надзоре мы сразу будем рассматривать отчетность по МСФО. Надзор — это не столько применение санкций, сколько анализ ситуации и выявление проблем у банков. Меры же надзорного регулирования по результатам МСФО будем применять с 1 января 2006 года — так же, как и в Евросоюзе.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK