Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Старине везде у нас подсчет"

Состоятельные россияне, жаждущие прирастать капиталом, все чаще обращают свой взор на редкие и дорогие предметы под названием «антиквариат» — благородная старина может принести не только эстетическое наслаждение, но и 10—15% годовых в валюте.В поисках новых способов приумножения своих богатств находчивые инвесторы уже давно обнаружили для себя весьма перспективный рынок — антиквариат, доходность вложений в который сопоставима с показателями западных финансовых рынков. Всплеску активности в этом сегменте поспособствовал и недавний банковский кризис — по словам президента аукционного дома «Гелос» Олега Стецюры, нынешним летом активность на столичном антикварном рынке увеличилась на 40%.

Зарабатывать на старине можно как самостоятельно, так и с помощью привычных нам финансовых институтов — банков и инвестиционных фондов. В любом случае, нырять в мир искусства лучше не менее чем со $100 тыс. в кармане.

Как на картинке

Мировой рынок «вечных ценностей» сегодня оценивается в $27 млрд. Причем эта цифра включает весь список — отделять древности от относительно новых произведений искусства на Западе не принято, все это попадает под условное обозначение арт-рынок.

В России понятие антиквариата определено законодательно, речь идет о культурных ценностях, созданных более 50 лет назад. Попасть в этот перечень может все, что угодно, — от картин, скульптур, украшений, старинных монет, икон и книг до посуды, текстиля и детских игрушек.

В этом списке можно обнаружить даже «составные части и фрагменты архитектурных памятников». То есть, например, вывезти за границу обломок какой-нибудь древней избушки можно только по специальному разрешению от Минкультуры. Это правило относится ко всем причисленным к антиквариату ценностям. Впрочем, ограничивая вывоз, государство приветствует приток старины — вступивший в действие с начала нынешнего года новый Таможенный кодекс уже не содержит старорежимного 30-процентного налога на ввоз культурных ценностей частными лицами.

Контроль над трансграничным перемещением раритетов актуален не зря — год от года все большее их число оседает в частных коллекциях и музеях, в то время как рынку постоянно требуется приток свежей крови. Тем более что по показателю доходности антиквариат — достойная альтернатива рынку ценных бумаг. По данным западных экспертов, составляющих обобщенные индексы инвестиций в арт-рынок, за последние 50 лет цены на искусство в среднем росли на 12,6% ежегодно, в то время как рост «голубых фишек» американского фондового рынка составлял 11,7%. Причем за последние пять лет разница в доходности этих инструментов стала более существенной из-за обвала западных финансовых рынков.

Сегодня при удачных инвестициях в антиквариат можно заработать до 30% годовых в валюте. Впрочем, ориентироваться лучше на более приземленные усредненные цифры. Согласно данным компании Art Market Research, за последние 30 лет наиболее выгодным размещением капитала стали вложения в западно-европейскую живопись и скульптуру — при инвестициях в высшую ценовую категорию доход может составить 10—15% годовых в валюте. Раритетные художественные и исторические фотографии приносят около 9,3% годовых; пользующаяся спросом старинная мебель (например, французская мебель XVIII века) дает доход в размере 8,5% годовых. Меньше выгоды можно извлечь из китайского фарфора (6,7% годовых) и скульптуры (3,2% годовых).

Самым же прибыльным сегментом сегодня являются… плюшевые мишки Викторианской эпохи. Сейчас эти милые создания находятся на пике моды, но из-за недолговечности материала и ограниченного «тиража» предложение их весьма ограничено. Известно, что не так давно один медвежонок был продан на аукционе за $300 тыс.

На отечественном рынке наибольшей популярностью традиционно пользуются вложения в русскую живопись. Причем приоритеты постепенно смещаются от «классики» (затертых школьными учебниками Шишкина и Айвазовского) в пользу относительно «свежих» представителей прошлого века. По словам Олега Стецюры из «Гелоса», сегодня достаточно интересны и вложения в старые монеты, особенно петровского периода — они стабильно повышаются в цене и приносят не менее 30% годовых (см. «Профиль» №10, 2004). За рубежом большим спросом пользуются все те же пресловутые яйца Фаберже и предметы из обихода российских императоров. Постепенно выходят из моды, но все еще востребованы иконы и авангард начала XX века.

Одним из самых доходных антикварных инструментов является раритетное оружие. Эксклюзивные экземпляры дорожают примерно на 15—20% в год, на зарубежных рынках за последние два года стоимость шпаг, сабель и пистолетов середины XIX века увеличилась примерно на 40—60%. Если сегодня русскую пехотную офицерскую шпагу образца 1798 года можно купить за $1,7 тыс., то через год ее цена может превысить $2 тыс.

Дороги как память

Независимо от способа выхода на рынок вложения в древние вещицы имеют ряд общих особенностей: длительный срок окупаемости, высокий входной порог и существенные накладные расходы. Как считает международный арт-консультант Ана Маричевич, оптимальный срок инвестиций должен составлять 5—10 лет. Приступать к инвестициям следует, имея в распоряжении хотя бы несколько тысяч долларов. Качественный портфель должен быть представлен не менее чем десятью работами, так что более оптимальным является выход на рынок с суммой не менее $100 тыс. Впрочем, слишком дорогие раритеты консультанты советуют не покупать в силу их низкой ликвидности — спрос на такие работы ограничен, а цены, возможно, уже достигли своего предела.

Увлекаться дешевыми экземплярами, надеясь отыскать жемчужину на блошином рынке, тоже не стоит — для серьезного инвестирования больше подойдут вещи, уже знакомые рынку. «Это должны быть эксклюзивные, оригинальные работы известных мастеров в хорошем состоянии, подлинность которых подтверждается соответствующими экспертными заключениями, — говорит Олег Стецюра из «Гелоса». — Хорошо, если известен провенанс — происхождение предмета, прослеживающее его путь от мастера до последнего владельца».

Не стоит забывать, что объекты искусства могут оказаться не менее рисковыми активами, чем фальшивые векселя. По словам Аны Маричевич, около $4—6 млрд. мирового арт-рынка приходится на краденые товары, не стоит забывать и о многочисленных подделках. Поэтому приобретения лучше делать у известных коллекционеров, в галереях и на аукционах, которые, впрочем, тоже не являются абсолютными гарантами подлинности вашей покупки.

При решении исследовать «лавку древностей» самостоятельно вам предстоит выложить круглую сумму за предпродажное обслуживание. Арт-рынок достаточно сложен, и начинающему не обойтись без услуг консультанта, который сориентирует вас в мире антикварной моды, поможет выбрать нужный предмет старины, найдет продавца и эксперта. За свою работу возьмет порядка 5—10% от суммы покупки. Профессиональный арт-консультант — это гибрид финансиста и искусствоведа, специализирующийся на конкретном направлении в искусстве, а иногда и на определенных исторических периодах. Это может быть независимый эксперт или штатный сотрудник антикварного салона или аукционного дома. Правда, у галерейщиков может возникнуть конфликт интересов — они могут предпочесть всучить клиенту предмет из своего фонда.

Определившись с выбором, объект вожделения необходимо будет подвергнуть технологической и искусствоведческой экспертизе, которую проводят как частные лаборатории, так и музейные специалисты. Стоимость услуги зависит от ее вида и цены самого предмета. По ту сторону границы технологическую экспертизу проводят независимые лаборатории (анализ картины будет стоить от $1—2,5 тыс.), в России за дело, как правило, берутся музейные специалисты — примерно за $500.

Если облюбованное творение продается на аукционе, экспертизу все равно делать придется — вещи могут идти и без сертификата и даже не соответствовать описаниям в аукционном каталоге. Наиболее известные и престижные места торга — аукционные дома Sotheby’s и Christie’s, а также их меньшие по обороту братья — Phillips и Bonham’s. Услуги их недешевы: если стоимость предмета не превышает $100 тыс., с покупателя в пользу дома удержат 20%, с более дорогих вещей снимается 12%. Продавцу тоже придется поделиться — комиссия составит около 10% от суммы сделки. Если вы не хотите тратиться на участие в аукционах, придется воспользоваться услугами арт-дилеров — торговцев предметами искусства, которые могут сами владеть коллекцией или брать предметы на продажу за комиссию. Маржа, которую они снимают с вещи, варьируется в пределах 30%.

Хранение ценностей — отдельная статья расходов. Если вы приобрели вещицу у иностранцев и у вас нет желания любоваться своим добром в гостиной, лучшим местом для «складирования» старых творений могут стать швейцарские хранилища в Цюрихе и Женеве недалеко от аэропортов. Плата за хранение будет зависеть от стоимости и габаритов ваших вещей и составит 1—2% в год от стоимости коллекции.

Если вы все-таки решили ввезти свою коллекцию на родину, то можно не ставить к ней усиленную охрану, а воспользоваться услугами банка «Новый символ», который создал хранилище с музейными условиями два года назад. При хранении вещей в течение месяца за использование 1 кв. м нужно будет отстегивать $7 в день, при сроке больше полугода — $4 в день. Причем продавать и покупать свои дорогие штучки можно, не изымая их из банка, — так же как и в швейцарских хранилищах. Кроме того, в «Новом символе» под 15—20% годовых в валюте можно получить кредит под залог предметов искусства. Таким образом, можно ждать, пока цена на приобретенные предметы антиквариата будет расти и тем временем брать деньги на покупку новых. Подобные услуги в России оказывает и Сламэк-банк.

Страховка вещей в России оплачивается отдельно. Если предмет все время будет заперт в стенах банка, то взнос составит примерно 1% в год от цены предметов. Если вы предпочтете беречь дорогие безделушки дома, понятно, что их страховка влетит в копеечку: тариф может дотянуть и до 2—4%. Всего, по мнению экспертов, уровень расходов, включая необходимую реставрацию, ежегодно составляет от 0,5 до 4% от стоимости ценности.

Банки и поклонники

Если самостоятельно вникать в тонкости схемы «деньги—раритет—деньги» вам недосуг, головной боли можно избежать. Солидные западные финансовые институты, такие как американский Citibank и швейцарский UBS, уже не первый десяток лет предлагают своим состоятельным клиентам в рамках частного банкинга (private banking, см. «Профиль» №38, 2004) так называемый арт-банкинг — комплекс услуг по приобретению и обслуживанию разного рода коллекций.

На российском рынке подобные услуги предлагают Дойче Банк, «НИКойл», Росбанк, Банк Москвы и другие. Эта услуга предлагается, скорее, как вспомогательная и необходима для охвата всего спектра капризов клиента, в то время как на Западе банки даже держат в штате собственных арт-консультантов. «Исходя из запросов клиента к работе над проектом мы привлекаем сотрудников галерей или антикварных салонов, с которыми у нас налажены контакты», — рассказывает директор департамента по работе с состоятельными клиентами Росбанка Наталия Родионова. По словам руководителя направления по работе с частными клиентами Банка Москвы Вячеслава Ершова, сами банки могут быть полезны при оценке и страховании коллекции, а также организации расчетов по сделке.

Еще более легкий путь — вложить средства в фонд, инвестирующий в искусство. Около десяти подобных фондов создано в Великобритании и США, реально работает пока только один — лондонский Fine Art Fund. Его инвестиционный портфель разбит по нескольким направлениям изобразительного искусства: старые мастера, импрессионисты, авангард, модернисты и т.д. Входной порог — $250 тыс., ожидаемая доходность — 10—12% годовых. За свои услуги фонд берет ежегодную комиссию в размере 2—3% от стоимости портфеля клиента плюс 20% от заработанного дохода.

В начале следующего года такой фонд появится и в России — при участии американских инвесторов планируется запуск Russian Art Fund, специализирующегося на вложениях в произведения русских художников. По словам международного арт-консультанта Иннокентия Алексеева, срок инвестиций этой структуры составит порядка 10 лет, а доходность будет сравнима с доходностью западных фондов. «Порог вхождения для частных клиентов составит от $250 тыс. до нескольких миллионов долларов. При этом вкладывать в него стоит не более 5—10% своего состояния», — поясняет Алексеев.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK