Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Стены плача"

Ремонт всегда большое испытание. Тот, кто пережил его, не повредившись умом, любит рассказывать о странностях строителей, поскольку экспериментальным путем доказано: ремонтник не только враг человека, но и существо с особым интеллектом, который умом не понять, аршином общим не измерить. А потому выход один: надо верить, что это когда-нибудь кончится.Явление Васи из далекой украинской деревни в семье моей подруги Дарьи так просто не объяснишь. Но, думается мне, причина в доселе безнаказанной доброжелательности Дашиной мамы, которая, имея в мужьях большого начальника, привыкла смотреть на мир с оптимизмом и сочувствием.
Но по порядку, однако, как сказал повар, отсекая глупые головы квохчущим курам. Началось все с печки. У Даши была дача, на даче — печка. Растопить ее было под силу одному-единственному человеку, который по профессии физик, а по семейному положению — муж и отец двоих малолетних детей. Ничем, кроме как страстным желанием провести недолгие совместные вечера с юной Дашей на промерзшей даче, нельзя было объяснить то, что печку ему затопить удавалось. Зима закончилась, физик вернулся в лоно семьи, а у занявшего освободившееся свято место Дашиного друга печка не растапливалась категорически. В результате маркетингового исследования, проведенного в соседней деревне, и появился Вася. Загорелый и белобрысый, в кедах на босу ногу и затертых джинсах, он засунул голову в дымоход и постановил: «Надо перекладывать». Что Вася и сделал, удалив из дымохода кирпич. Выяснилось, что из-за этого самого кирпича печку нельзя было растопить по определению. Даша, еще раз подумав о чудодейственной силе желания женатых мужчин, налила Васе чай. Дашина мама произнесла сакраментальную фразу о золотых руках, которая и определила все дальнейшие события. О том, что вереница наших несчастий начинается с отдельно взятого подвига, тогда еще никто не думал. Зато велись активные разговоры о ремонте.
Хорошо было говорить о лучшей жизни, раскачиваясь в кресле-качалке на даче. Печка грела, лампа под абажуром распространяла мягкий свет, притягивающий мотыльков и бездомного Васю. Дашина мама, воспитанная на мысли, что перед простым человеком должно быть стыдно, наливала Васе ароматный чай с мятой и резала бутерброды. Гражданин Украины промышлял в дружественной России, работая на подхвате на строительных работах в Подмосковье. А в гости к Даше и ее родителям он наведывался под благородным предлогом «проверить, как греет печка».
Короче, мысли о лучшем будущем и появление Васи в жизни нашего кроткого семейства совпали. За умеренную сумму у.е. Вася пообещал собрать бригаду и отремонтировать квартиру за три месяца. Мало того, этот святой человек вызвался взять на себя покупку цемента, бетона, шпаклевки и даже серпянки. Услышав последнее слово, мама Даши зажмурилась и согласилась.
— А как насчет рекомендаций? — заметила Даша родителям.
— Горячая печка — лучшая рекомендация,— сказали те. Они привыкли верить делам, как и призывал известно кто.
Даша попыталась объяснить, что талант печника имеет слабое касательство к грандиозным преобразованиям, затеянным в квартире. Ведь там понадобится провести электропроводку, снести стены, сделать арки, уложить паркет, кафель с подогревом, и прочее, прочее.
— Одним словом — евроремонт,— подытожила Даша.
— Ну,— сказал Вася. Что в переводе на язык делового общения означало: «Без базара».
В благодарность за оказанное доверие Вася посвятил семейство Даши в свою тайну. Несколько лет назад ему явилась Богородица и наделила даром предсказывать будущее. «Я вижу будущее России,— возбужденно произнес Вася.— Над страной темные тучи, но они развеются и вновь засияет солнце». Вот в этот момент и надо было бежать от Васи быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла. Но Дашина мама, уже настроившаяся на общение с народом, посоветовала запаниковавшей дочери принимать «Новопассит».
Принцип формирования строительной бригады Дашу насторожил еще больше. Бригадиром Вася назначил себя, паркетчиком — тестя, а кафельщиком — свояка. Даша печально посмотрела на тестя, с трудом стоявшего на ногах. Перехватив ее взгляд, Вася объяснил: «Он у нас пьющий, но работящий. Будет здесь под моим присмотром».
Вася получил деньги на материалы и приступил к работе. Регулярно Даша наведывалась в свою четырехкомнатную квартиру. В плотной завесе известковой пыли она с трудом различала силуэты строителей, но Васю находила безошибочно: Дарья шла на запах, не вызывающий сомнения в своем происхождении. Зато когда она задала Васе прямой вопрос, тот зарыдал:
— Как вы можете мне не доверять?! Вы мне как родные. Я ваши деньги сэкономить пытаюсь. Я в рот и капли не беру, нельзя мне, лишусь дара предвидения.
Даша успокоила себя мыслью, что строитель без бутылки все равно что новый русский без «мерседеса».
За последующие три месяца Вася обменял круглую сумму денег на пухлую стопку товарных чеков. Даша, ломая глаза, вчитывалась в корявые загогулины, выведенные на чеках, и производила вычисления на калькуляторе. Получалось, что потраченные деньги в точности соответствуют количеству купленного материала. Тем более что в любом строительном магазине из помойной корзины этих чеков можно набрать столько, что хватит на повторную реставрацию храма Христа Спасителя. Но вот куда деваются эти самые материалы? Это оставалось такой же загадкой, как судьба траншей МВФ.
— Ну как же! — суетился Вася.— Вот глядите.— Он ковырял ногтем стену.— Это известка, полутвердая, 126 с половиной килограмм на 50 квадратных метров. А вот саморезы 2 миллиметра в диаметре, вот дюбеля, вот уголки.
Даша с отчаянием смотрела на Васю, мечущегося от стены к стене. Откуда, спрашивается, ей было знать, сколько дюбелей требуется на квадратный метр. Очевидным было другое: квартира лежала в руинах, как и три месяца назад.
— Вася,— сказала Даша. закипая благородной яростью.— Вы обещали за это время сдать квартиру под ключ.
— А вы знаете, сколько времени мы выравнивали стены? — заблажил Вася.— Через месяц, даю гарантию, вы въедете в квартиру.
Прошел месяц. Поднимаясь по лестнице в дом, бывший когда-то ее, Дарья была готова представить все, что угодно. Но действительность, как это обычно и случается, превзошла все самые худшие ожидания. Вася потребовал денег на витамины, мотивируя свою наглость весенним авитаминозом. И вообще, твердо и нахально глядя Даше в глаза, сообщил, что бригада голодает.
— Да у вас всегда пахнет жареным,— сказала Даша и объяснила Васе, что на еду в месяц он получает столько денег, сколько рядовой российский пенсионер получает за три. По грязной щеке Васи потекла мутная слеза.
— Я принесу вам поливитамины,— сжалилась Даша.
Слезы в Васиных глазах мгновенно высохли, и он брезгливо произнес:
— Таблеток я не пью.
Больше всего Дашу поражало соединение в Васе наглости и шизухи. Что не мешало ему «строить» Дашино семейство. Неожиданно на работе у Даши звонил телефон, и родной уже голос произнес:
— Надо срочно ехать за обоями. Иначе будет простой.
— Срочно покупайте двери,— требовал Вася на следующий день.— Времени ждать нет!
В режиме аврала были куплены: унитаз, раковина и ванна, светильники для спальни и фильтры для воды.
Через месяц ванна, раковина и унитаз, так и неизвлеченные из коробок, грудой лежали там, где когда-нибудь обещал быть холл. Обои на стенах тоже не появились, зато появились рисунки эротического содержания. Даша с укором посмотрела на Васю.
— Ну,— стыдливо зарделся он. И забегал от стены к стене, ругая строителей дома и находя все новые недостатки в их работе. Закончилось все, как и всегда, просьбой выделить новую сумму денег на непредвиденные расходы. Даша уже боялась включать калькулятор.
— Осталось две недели,— без тени сомнения сообщал Вася.— Заказывайте машину для перевозки вещей.
Прошел еще месяц. Когда сумма, выделенная на строительство, выросла вдвое, Даша позвонила приятелям из охранного предприятия с просьбой нанести визит Васе.
— Дружественный визит,— предупредила Даша.— Если с ним что-нибудь случится, некому будет доделывать ремонт.
Следуя указаниям, охранники вежливо задали Васе прямой вопрос: «Где деньги?» Тот уселся на перевернутое ведро, достал из-за уха обгрызанный карандаш и на клочке бумажки вывел цифры. Из отчета следовало, что Вася расходовал по 90 рублей в месяц на карточки для таксофона, по 120 рублей на проездной в метро и по 700 рублей на такси. Отдельно были выделены пункты «Баня» и «Пиво для тестя».
Получив на руки отчет, Даша почувствовала головокружение.
— Я же по всему городу мотаюсь, материалы ищу подешевле,— объяснил ей Вася.— Я же вам деньги экономлю.
В очередной раз забредя домой, Даша застала там троих незнакомых молодых людей.
— Земляки,— дружелюбно представил Вася.
Вечером того же дня Даше позвонили из милиции и сообщили, что в ее квартире дебош. Прибежав в отделение, Даша застала там понурого Васю. Из сбивчивых показаний выяснилось, что земляки оказались нехорошими людьми, нанесли Васе физические увечья в виде выбитых зубов и украли деньги. Земляков с украденными деньгами найти не удалось, на восстановление физической формы Васе были выделены средства. Даша посмотрела на показания калькулятора и зарыдала.
На днях моя подруга отметила ровно год с момента роковой встречи с гражданином Украины. Денег переплачено столько, что нанимать новых строителей откровенно страшно. Зато сердце хорошенькой Даши познало прежде недоступные ей чувства ненависти и безысходности.
Каждый день, проезжая мимо Дома на набережной, я смотрю на Дашины окна. И мне кажется, я различаю даже известку, которой они замурзаны, и Васю, предсказывающего каждому жаждущему лучшей жизни долгий ремонт, который закончится воссиявшим солнцем.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK