Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "СТРАНА СКАЗАЛА ЕВРО «НЕТ» ?"

Английский бизнес против евро — по экономическим соображениям и из-за войны в ИракеВЕЛИКОБРИТАНИЯ
Джон Пиллинг (John R. Pilling) вспоминает недавно прошедшее в Бирмингеме заседание Confederation of British Industry — одного из самых влиятельных объединений бизнесменов страны. «Почти все сидевшие за столом были против евро. Три года назад отношение [к евро] было совершенно иным».
Пиллинг не скрывает своего неприятия евро. Генеральный управляющий группы Brintons из Киддерминстера, мирового лидера в производстве ковров категории люкс, считает, что утрата возможности самостоятельно контролировать процентные ставки по кредитам нанесет Великобритании вред. А с политической точки зрения он не одобряет курс на «большую централизацию и большую бюрократизацию», которым, по его мнению, следует Европа. И Пиллинг в этом не одинок. Накануне 9 июня, когда в палате общин британского парламента было оглашено решение правительства страны воздержаться пока от перехода на евро, британское общественное мнение не просто не соглашалось с доводами премьера Тони Блэра (Tony Blair) в пользу присоединения к валютному союзу, но даже занимало все более непримиримую позицию. Около 61% жителей Великобритании утверждали, что на референдуме по этому вопросу проголосуют против евро. А в декабре противников евро было 54%. В готовности проголосовать за евро признавались лишь 29%, что меньше декабрьских 38% .
Деловой мир тоже настроен скептически. По представленным в январе данным MORI, при опросе топ-менеджеров только 35% респондентов заявили, что, по их мнению, Великобритания должна перейти на евро как можно скорее, а 49% ответили, что стоит подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация с евро. Примерно 13% британцев уверены в том, что Англии не следует переходить на евро вообще. Для Блэра это серьезная проблема. Ему хотелось бы поставить эффектную точку в конце своего правления, переведя Великобританию на евро и тем самым заработав очки для возможного избрания в будущем на пост президента ЕС.
Если Блэру не удастся переломить нынешние настроения, Великобритания может остаться вне еврозоны еще не один год, а то и десяток лет. Британия не в состоянии решить, какую роль она хочет играть в Европе, и это тоже не приближает ее к принятию решения. «Нет никаких признаков того, что нынешний состав парламента может провести референдум по этому вопросу, и остается все меньше шансов, что на это может пойти и следующий его состав», — говорит председатель MORI Роберт Уорчестер (Robert M. Worcester). Если он прав, то присоединение страны к зоне евро может быть отложено на конец десятилетия.
Многих британских топ-менеджеров это мало заботит. За последние 12 месяцев фунт упал по отношению к евро на 10%, и это их очень порадовало. Ведь они сокрушались, что сильный фунт мешает экспорту их продукции в страны континентальной Европы. Кроме того, после вступления в еврозону Германии экономика этой страны демонстрирует слабые показатели, и это показывает отрицательные стороны передачи кредитно-денежной политики в руки Европейского центробанка (ЕЦБ). «Посмотрите, какие трудности испытывает немецкая экономика, а ведь у правительства страны нет никаких инструментов, чтобы справиться с ними», — отмечает Найджел Браун (Nigel Brown), глава AI Group Ltd., производящей аттракционы—имитаторы полета для луна-парков в Вулверхэмптоне, под Бирмингемом. К тому же разразившийся этой весной громкий скандал между Германией и Францией, с одной стороны, и Великобританией и США, с другой, по поводу Ирака заставил британцев еще больше усомниться в том, что им и в самом деле стоит ложиться с ними в одну финансовую постель.
Накануне 9 июня практически никто не сомневался в том, что, выступая в парламенте, министр финансов Великобритании Гордон Браун (Gordon Brown) заявит, что к переходу на евро королевство не готово. Почти шесть лет он руководил аналитической работой, целью которой было определить, надо ли Великобритании вступать в еврозону и когда это лучше сделать. В число критериев, на основе которых строился анализ, входят следующие: достаточна ли степень конвергенции экономики еврозоны и экономики Великобритании, достаточно ли гибко экономика еврозоны реагирует на перемены, как переход повлияет на инвестиции и сектор финансовых услуг страны, а также хорошо ли переход на евро повлияет на занятость в стране.
Браун хочет дождаться момента, когда экономические циклы Великобритании и континентальной Европы станут более синхронизированы и окажутся на таком уровне, когда для Великобритании почти никакого значения не будет иметь, кто определяет процентные ставки — ЕЦБ или Bank of England. При уровне 3,75% английские ставки всего на один пункт выше европейских, но разрыв, скорее всего, будет увеличиваться, т.к. ЕЦБ резко снижает ставки, а Bank of England станет удерживать их на прежнем уровне. «Ничто не указывает на возросшую взаимную корреляцию [британских] и европейских ставок», — говорит экономист из Goldman Sachs & Co. в Лондоне Бен Бродбент (Ben Broadbent). Британский министр финансов Браун хотел бы также, чтобы заложенные в подписанный странами еврозоны пакт о стабильности ограничения, в частности потолок бюджетного дефицита в 3% ВВП, были ослаблены, а правительства получили бы больше возможностей для маневра в случае негативных тенденций в экономике.
Все эти разговоры об экономике могут быть и просто дымовой завесой, а решение о присоединении или неприсоединении к еврозоне в конечном итоге абсолютно политическим. Браун давно считается союзником Блэра в деле смены имиджа лейбористской партии и его вероятным преемником. И проигранный референдум по вопросу о евро, который Блэр обещал провести, если правительство порекомендует переход на единую валюту, снизил бы его шансы.
Отчасти в том, что евро не нашел поддержки у жителей Соединенного королевства, виноват сам Блэр. Его выступления в поддержку евро, по сравнению с его воодушевленными призывами к поддержке Америки в конфликте с Ираком, были очень невыразительными. Возможно также, что его большая ошибка состоит в том, что он передоверил принятие решения Брауну, серьезному политику, превратившемуся в злейшего критика Европы и общеевропейских институтов. Блэр оказался под огнем критики за то, что позволил Брауну руководить вопросом, который может стать крупнейшим экономическим решением за все время его пребывания на посту премьера. «Мистер Браун обломал амбиции мистера Блэра по вступлению Британии в еврозону», — написал Эндрю Ронсли (Andrew Rawnsley) в своей колонке в Observer от 25 мая.
Возможно, что именно под воздействием критики Блэр заговорил о пользе евро и дал понять, что может повести себя столь же решительно и рискованно, как в вопросе с Ираком, и заставит британцев быстрее решить, какую роль они хотят играть в Европе. «Без этого нельзя быть уверенным ни в чем, — сказал он в интервью 31 мая в ответ на предположение журналиста о том, что он практически наверняка проиграет референдум. — Это основной вопрос для нашей страны. Хотим ли мы быть частью большого стратегического союза рядом с домом или же мы хотим превратиться в маргиналов и лишиться всякого влияния?»
Пока не ясно, повредило ли экономике Британии пребывание вне еврозоны. В прошлом году она выросла на 1,8% по сравнению с 0,2% в Германии. Несколько лет назад были очень сильные опасения, что, если Великобритания не войдет в зону евро, Лондон потеряет свое финансовое превосходство. Но теперь мало кто в Сити беспокоится об этом. Даже один из банкиров еврозоны признает, что сам не знает, как относится к позиции Великобритании. «С одной стороны, нам хочется присоединения Британии, потому что это подтолкнет нынешних участников еврозоны к реализации структурных реформ», — говорит он. Но, памятуя о том, что экономике Великобритании свойственна тенденция к перегреву, он в то же время опасается, что переход Британии на евро еще больше осложнит координацию кредитно-денежной политики Германии с ее буквально умирающей экономикой и Испании с Ирландией, чьи экономики стремительно растут.
Европейский вопрос во всех его аспектах, вероятно, будет преследовать Блэра и дальше. Например, усиливается давление на него по поводу референдума о новой конституции ЕС. Блэр остается великолепным премьером, но евро — это криптонит (волшебный кристалл из мультфильма о Супермене, который лишал героя его силы. —«Профиль») британской политики. И если с ним обращаться неосторожно, он легко поставит Супермена на колени.

ДЕЛО ПРОТИВ ЕВРО
БРИТАНСКАЯ ЭКОНОМИКА РАСТЕТ…

ГОДОВОЙ РОСТ ВВП

ГОДБРИТАНИЯГЕРМАНИЯ
’983,02,0
’992,52,1
’003,02,9
’012,00,5
’021,90,1
’03*2,10,4

*оценка

процент

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

…БОЛЕЕ СЛАБЫЙ ФУНТ СПОСОБСТВУЕТ ЭКСПОРТУ…

ЕВРО ЗА ФУНТ

июнь 2002 г.1,55
июль1,60
авг1,58
сент1,59
окт1,58
ноя1,57
дек1,52
янв 2003 г.1,52
фев1,45
март1,45
апр1,42
май1,39
июнь1,39

*оценка

процент

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

доллары США

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

…И БОЛЬШИНСТВО БРИТАНЦЕВ ПРОТИВ ЕВРО

МЕСЯЦПРОТИВЗА
сент 2002г.5536
окт5637
ноя5536
дек5637
янв 2003г.5735
фев6033
март6130
апр6129
май6032

*оценка

процент

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

доллары США

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

проценты

Источник: Eurostat, Bloomberg Financial Markets, YouGov. — Business Week

СТЭНЛИ РИД (STANLEY REED) В ЛОНДОНЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK