Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Тенге счет любят"

Недавно в республике праздновался юбилей казахстанских денег. Так что есть повод посмотреть, чего смогли добиться те, кто с ними работает, — банки Казахстана.Финансово-экономическую независимость Казахстан получил 15 ноября 1993 года, когда республика ввела свою национальную валюту — тенге. За время существования собственной денежной единицы страна пережила только два коротких этапа, когда валюта была нестабильной.
Первый этап пришелся на момент введения нацвалюты, он длился с ноября 1993 года по июнь 1994 года. Второй кризисный этап пришелся на апрель—сентябрь 1999 года, когда республика перешла на режим свободно плавающего обменного курса тенге.
Сейчас тенге — одна из самых стабильных валют на пространстве СНГ. В уходящем году, как ожидается, инфляция в Казахстане составит всего 6% (что особо впечатляет в сравнении с 21,65% за 1993 год).
Основа стабильности казахстанской валюты — в росте экономики и выверенной политике Национального банка страны. Немного статистики: совокупный прирост ВВП за три последних года составил 35,5%, рост промышленного производства — 42,9%, сельскохозяйственного — более 50%. Убедительно выглядят и цифры, характеризующие работу финансового сектора — чистые золотовалютные резервы Нацбанка сейчас превышают $3 млрд. К тому же Казахстану удалось использовать благоприятную мировую конъюнктуру цен на энергоносители для формирования своего рода фонда будущих поколений (официально он называется Национальным фондом), активы которого на 15 ноября 2002 года превысили $1,8 млрд. рублей. Для страны со сравнительно небольшой экономикой и населением — это очень солидные показатели.
Устойчивости финансовой системы Казахстана способствует и благоприятная ситуация с привлечением иностранных инвестиций. Ежегодный суммарный их объем сохраняется в среднем на уровне 8—10% от ВВП. Всего же с момента обретения страной независимости в ее экономику пришло свыше $21 млрд.
Но это сейчас. А начиналось все, как и в любой другой бывшей советской республике, с системного кризиса. В расчетах между предприятиями царил бартер, сбережения населения после фактического краха Сбербанка СССР испарились, из-за галопирующей инфляции строить какие-либо более-менее долгосрочные финансовые отношения было бессмысленно.
Менялась ситуация, понятно, не сразу: переход от социализма к рыночной экономике нигде не проходил гладко. Сначала пришлось приводить в порядок законодательство, ужесточать правила, по которым работает и экономика в целом, и ее банковский сектор. Результаты не заставили себя ждать. Установив жесткий контроль за деятельностью «подопечных», Нацбанк сумел вытеснить с рынка структуры-однодневки. Делалось это постепенно, но результат очевиден: количество банков с 204 в 1993 году уменьшилось до 38 на сегодня. При этом собственный капитал банковской системы за последние шесть лет увеличился более чем в 10 раз, а совокупные активы к концу октября 2002 года превысили 1 трлн. тенге (около $6,5 млрд.).
Опять-таки постепенно были уничтожены бартерные расчеты — с 1993 года денежная масса выросла более чем в 86 раз, наличные деньги в обращении — в 65 раз.
Значительно снизилась ставка рефинансирования. На сегодняшний день — 8% годовых. Таким образом, созданы реальные предпосылки для того, чтобы деньги банков пошли в реальный сектор экономики. Что и происходит в современном Казахстане.
Все это в совокупности с устойчивым экономическим ростом создало хорошие предпосылки для развития банковско-финансовой сферы Казахстана. То, что это так, доказывает значительное внимание, которое иностранные банки проявляют к стране (причем не только в качестве инвесторов, а как непосредственных участников финансовой жизни страны). Сегодня из казахстанских 38 банков 16 с иностранным участием, в том числе 11 дочерних банков иностранных банков. Среди последних есть и российские (в частности, здесь работает дочерняя структура Альфа-банка).
По оценке главы Нацбанка Григория Марченко, в настоящее время «Казахстан в развитии финансового сектора реально опережает все соседние страны на несколько лет». Об этом свидетельствует, в частности, присвоение стране высоких рейтинговых оценок ведущими международными агентствами — рейтинги у Казахстана среди стран СНГ действительно самые высокие.
Об укреплении национальной банковской системы свидетельствует и рост доверия к ней со стороны населения. Вклады частных лиц в казахстанские банки поступательно растут и достигли, по данным на 1 ноября нынешнего года, 239,1 млрд. тенге (около $1,55 млрд.). В результате, по данным главы Нацбанка, Казахстан занимает второе место в СНГ после России по показателю размера вкладов на душу населения — около $105. Кроме того, для максимального гарантирования сохранности денег населения в банках создана система обязательного коллективного страхования депозитов физических лиц. А это, прежде всего, уверенность вкладчика в своем банке.
Росту капитализации банковской системы способствует и увеличение активов в смежных секторах финансовой отрасли. Так, активы накопительных пенсионных фондов к середине текущего года достигли 222,1 млрд. тенге (около $1,4 млрд.), а совокупные активы страховых организаций выросли до 19,3 млрд. тенге (более $126 млн.). Эти средства в настоящее время в качестве инвестиционных активов работают на экономику, существенно наращивая пенсионные и страховые фонды, индивидуальные счета граждан.
Переходный возраст

Впрочем, нет оснований считать, что развитие банковско-финансовой системы Казахстана происходит беспроблемно. Это, безусловно, не так.
Ее главная проблема очень точно сформулирована в последнем из ежегодных докладов, опубликованных Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). По мнению экспертов ЕБРР, на всей территории СНГ заканчивается период так называемого легкого роста. Это когда экономические успехи достигаются не за счет диверсификации промышленности и повышения производительности труда, а за счет высоких цен на топливные ресурсы и первоначальной отсталости местных экономик. И Казахстан здесь не исключение.
Сейчас в банковском сообществе Казахстана активно обсуждается выдвинутая президентом Нурсултаном Назарбаевым инициатива по углублению интеграции в странах Центральной Азии, касающаяся введения единой валюты в регионе.
Глава Нацбанка Казахстана Григорий Марченко так комментирует это предложение: «Если мы собираемся проводить реальную интеграцию в рамках ЦАС (организация Центрально-Азиатского сотрудничества, куда входят Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), то нужно всерьез начать обсуждать вопрос о введении единой валюты в регионе».
Единая валюта может быть введена в рамках организации ЦАС или «более широких рамках». Это политическое решение, которое может быть принято президентами стран или путем проведения референдума.
Что вполне возможно, поскольку экономики стран Центральной Азии в целом не являются конкурирующими, а дополняющими друг друга. «Поэтому правильнее совместно вкладывать средства в добычу природного газа в Узбекистане, а не заниматься дорогостоящими проектами в Южном Казахстане, — сказал Марченко. — С другой стороны, правильнее выращивать зерно в Казахстане, где можно брать в аренду большие площади, потом возить зерно, например, в Таджикистан».
Впрочем, возможное введение единой валюты в странах ЦАС — далеко не единственный способ стимулирования развития казахстанского банковско-финансового сектора. По мнению Григория Марченко, казахстанские финансисты уже прилично играют если не в высшей, то уж в первой международной рыночной лиге точно. А потому наверняка смогут найти достойный ответ на вызов времени.

ИВАН ТИШИНСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK