Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Турецкий гамбит"

Ближний Восток неисчерпаем, как атом. Ткни пальцем в карту — и попадешь в неразрешимую проблему.Два последних решения Конгресса США — принятая 26 сентября рекомендация о федерализации Ирака и резолюция от 11 октября о признании геноцида армян в Турции в 1915—1923 годах — добавили красок в и без того своеобразный ближневосточно-черноморско-каспийский пейзаж и, как кажется, тесно связаны между собой. Похоже, эти две резолюции запустили механизм взрыва всего ближневосточно-черноморско-кавказско-каспийского региона. Особая роль в этом механизме отводится, судя по всему, курдам. Президент США Р. Рейган обозначил ее в свое время так: «Курды — это спичка, которую мы можем и должны зажигать тогда, когда мы этого захотим». Но если курды — это спичка, то Ирак — бикфордов шнур, и он уже занялся.

Президент Ирака Джалал Талабани, курд по национальности, активно поддержал резолюцию Конгресса о федерализации Ирака. В эфире телекомпании CNN он публично охарактеризовал резолюцию сената как «очень хорошую», ибо первая резолюция Конгресса означает зеленый свет для создания курдского государства, которое, к слову сказать, де-факто существует уже сегодня. Курды в Северном Ираке владеют не только крупнейшими нефтяными ресурсами. Они имеют свою столицу и свое практически независимое правительство, достаточно самостоятельное, чтобы без оглядки на марионеточную багдадскую власть принять закон о регулировании добычи в регионе нефти и газа и заключать договоры о концессиях и разделе продукции с «правильными» компаниями, совершенно не обращая внимания на протесты Багдада. Премьер-министр Нури аль-Малики, араб-шиит, напротив, жестко отверг американскую инициативу и предложил Конгрессу США заниматься своими делами, а группа депутатов-суннитов выступила с предложением принять закон о запрете всякого раздела Ирака. Таким образом, несмотря на умиротворяющие заявления администрации президента Буша, механизм распада Ирака запущен и в конфликт неизбежно будут вовлекаться все новые и новые силы.

Прежде всего речь идет о Турции. Объективно США поставили Турцию в безвыходное положение. Создание курдского государства по схеме, апробированной в Косово, практически неизбежно сдетонирует в турецких провинциях, населенных курдами, численность которых, по оценкам, составляет около 20 млн человек, причем, по разным данным, в одном только Стамбуле проживает от 1,5 млн до 3 млн этнических курдов при общей численности населения страны около 70 млн человек. Чтобы оценить масштаб потенциальной проблемы, с которой Турции предстоит столкнуться, достаточно вспомнить о том, что численность чеченцев в России составляет 1,2—1,3 млн человек. В то же время хорошо согласованное по времени с резолюцией о федерализации Ирака признание Конгрессом геноцида армян никаких иных целей, кроме того, чтобы «подогреть» Турцию и спровоцировать ее на резкие действия по отношению к иракским курдам, иметь, как кажется, не может. Пентагон сообщает, что на границе с Ираком Турция сосредоточила 60 тыс. своих солдат. Это говорит о серьезности намерений. Для сравнения: численность американского контингента — 160 тыс. Однако даже успешная операция Турции в Северном Ираке не решит проблемы. Военная операция в лучшем случае на время ослабит сепаратистов, но только укрепит стремление курдов к независимости, как в Ираке, так и повсюду в регионе.

Вопрос: будет ли Турция отвечать на вызов одна? Не секрет, что борьба курдов направлена на создание в перспективе государства Курдистан на территориях Ирака, Сирии, Турции и Ирана. В случае начала военной операции Турции в Ираке и тем более если будет создано курдское государство в Северном Ираке, можно ожидать выступлений курдов и в Иране. С Ираном у курдов свои счеты. После падения организованной Сталиным Курдской республики на севере Ирана курды оказались лишены права на национальное самоопределение, а иранские власти вне зависимости от их «ориентации» жестко боролись с курдским сепаратизмом. Например, во время официальных переговоров в Вене в 1989 году был убит лидер Демократической партии иранского Курдистана Абдурахман Касемло, а его преемник Шараф Канди был убит в Берлине в 1994 году. Иран и Турция и без того неоднократно проводили совместные военные операции против курдских сепаратистов. Аналогичная ситуация и с сирийскими курдами. Сепаратистские настроения среди курдов сильны и там. Следовательно, Турция может рассчитывать на политическую поддержку Ирана и Сирии. Несмотря на то, что Иран (шииты), Турция (сунниты) и Сирия (алавиты) представляют разные течения ислама, перед лицом общей угрозы можно ожидать их серьезного сближения. Одно это способно радикально повлиять на весь геополитический расклад в регионе. Однако о возможном развитии событий и месте России в начинающейся схватке — в следующий раз.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK