Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "В ОПЕК побеждают «ястребы»"

24 октября на внеочередном саммите ОПЕК в Вене было принято решение сократить добычу нефти на 1,5 млн баррелей в день. Президент нефтяного картеля Шакиб Хелиль заявил, что страны-экспортеры будут стремиться стабилизировать цены на нефть в диапазоне $70—90 за баррель.Когда в результате азиатского кризиса 1998 года произошло резкое падение цен на нефть, странам ОПЕК удалось исправить положение, сократив объемы продаж и согласовав свои действия с четырьмя крупнейшими экспортерами нефти, не входящими в организацию, — Россией, Норвегией, Мексикой и Оманом. Таким образом, лидеры нефтяного картеля в очередной раз продемонстрировали, что могут контролировать ценообразование на рынке сырья.
   Однако в последние годы многие эксперты стали признавать, что влияние ОПЕК на мировую стоимость нефти не безгранично. И хотя организация контролирует 40% мирового экспорта и на ее долю приходится 78% нефтяных запасов, цена на энергоносители определяется в ходе биржевых торгов в трех крупнейших финансовых центрах, расположенных в Нью-Йорке, Лондоне и Сингапуре. При этом торговля реальной нефтью по оборотам не достигает и 5% от всех заключаемых с ней сделок. Остальные 95% — это торговля финансовыми инструментами, привязанными к нефти. Следовательно, роль ОПЕК в надувании нефтяного пузыря была минимальна. Как утверждает The Times, «арабские шейхи повлияли на рост цен на нефтяном рынке не больше, чем в XVII веке голландские продавцы цветов — на возникновение тюльпаномании, когда люди торговали уже не самими луковицами, а сертификатами на их владение». Осенью 2007 года, после того как цена на нефть перевалила за $80, лидеры ОПЕК сами заявили о «существенном сокращении влияния на механизм ценообразования».
   Тем не менее когда разразился финансовый кризис, вызвавший спад в потреблении энергоресурсов, в ОПЕК вспомнили о традиционных рычагах давления. Сокращение квот на 500 тыс. баррелей в день, о котором члены нефтяного картеля договорились в сентябре, не принесло желаемых результатов: цена на нефть продолжала снижаться и в итоге составила лишь 50% от рекордного уровня в $147 за баррель, достигнутого в середине лета. Тогда было принято решение о созыве внеочередного саммита ОПЕК для обсуждения сложившейся ситуации. По словам аналитика из компании Petromatrix Оливера Джакоба, «сегодня все проводят экстренные совещания, разрабатывают планы по выходу из кризиса, и лидерам ОПЕК просто не хотелось отстать от других международных игроков». Действительно, поводов для паники у них пока нет. Ведь всего год назад нынешняя цена на нефть считалась вполне нормальной, а отметку в $100 она перешла лишь девять месяцев назад. Однако, как утверждает The New York Times, «для нефтедобывающих стран скачки цен, которые напоминают американские горки, — это настоящий кошмар: ведь чтобы планировать долгосрочные проекты и разрабатывать новые нефтяные месторождения, им необходима стабильность».
   Конечно, в первую очередь падение цен на нефть объясняется экономическими причинами: изменением баланса спроса и предложения, укреплением доллара, продажей нефтяных фьючерсов. Однако существенную роль здесь играет и геополитика. Саудовская Аравия и малые монархии Персидского залива заинтересованы в стратегическом союзе с Америкой и готовы пожертвовать высокими ценами на энергоносители, чтобы заслужить расположение Вашингтона. В результате эти члены ОПЕК, формально соглашаясь с решением организации о сокращении квот, на деле не собираются его выполнять. Сейчас Саудовская Аравия добывает около 9,5 млн баррелей в день, что на 600 тыс. баррелей превышает установленную для нее квоту. «Односторонняя политика Саудовской Аравии способствует падению цен на нефть», — утверждает Грег Придди, эксперт фонда «Евразия». — Очевидно, что другие члены ОПЕК не сократят уровень добычи до тех пор, пока Эр-Рияд превышает свою квоту».
   «Особые отношения» Соединенных Штатов с королевской династией Саудидов уже не в первый раз становятся козырем в геополитической игре Вашингтона. Именно благодаря Саудовской Аравии, которая является неформальным лидером ОПЕК, американцам удалось добиться резкого снижения цен на нефть на рубеже 1970—1980-х, что позволило им подорвать советскую экономику и одержать победу в холодной войне. Сейчас геополитические и экономические интересы США вновь требуют снижения цен на энергоносители. В сентябре в газете The International Herald Tribune была опубликована статья влиятельных американских политологов Генри Киссинджера и Мартина Фелдстейна, в которой они провозгласили, что снижение цен на нефть должно стать приоритетной задачей Соединенных Штатов. «Нам необходимо покончить с политикой шантажа, — утверждалось в статье, — когда страны-изгои вкладывают средства в экономику развитых стран и диктуют им свои условия. Безудержный рост цен на нефть привел к крупнейшему в человеческой истории перемещению капитала и вызвал политическое и экономическое землетрясение планетарного масштаба».
   Безусловно, низкие цены на нефть будут способствовать оживлению экономики США. По словам эксперта Фонда разработки энергетической политики Лоренса Голдстейна, если даже цены на нефть останутся на нынешнем уровне, американцы будут экономить $250 млрд в год. К тому же снижение цен на энергоносители ударит по геополитическим соперникам США. Венесуэла и Иран, постоянно раздражающие Вашингтон своими выпадами в адрес американской гегемонии, полностью зависят от экспорта сырья, да и независимая позиция России на международной арене во многом стала возможна благодаря ее энергетическому могуществу.
   Поэтому Соединенные Штаты пытаются убедить своих союзников в ОПЕК не препятствовать снижению мировых цен на энергоносители. И хотя это уже не так просто, как во времена холодной войны, когда Саудовскую Аравию можно было запугать угрозой со стороны «атеистической советской империи», ничего невозможного в этом нет. Сейчас Америка апеллирует к прагматическим интересам Эр-Рияда, заявляя, что умеренное снижение цен на нефть поможет преодолеть мировой кризис и предотвратит коллапс нефтяного рынка. Эта точка зрения созвучна традиционному подходу саудовских экономистов, утверждающих, что для обеспечения устойчивого спроса цена на нефть должна оставаться на таком уровне, чтобы страны-потребители не стремились перейти на альтернативные источники энергии. В отличие от «нефтяных ястребов», которые мечтают вернуться к рекордным показателям этого лета, саудовцев вполне устраивает цена в $55 за баррель.
   Для Ирана и Венесуэлы этого явно недостаточно. Если они хотят сохранить свои геополитические амбиции и избежать дефицита государственного бюджета, цена на черное золото не должна опускаться ниже $95 за баррель. Позицию «ястребов» поддерживают Нигерия, Ливия, Катар и даже Ирак. Для стран, которые давно уже сидят на нефтяной игле, снижение цен на сырье грозит мучительной ломкой, поскольку в их бюджетах заложена высокая цена на нефть.
   Раскол в нефтяном картеле наметился еще год назад на саммите в Эр-Рияде, когда лидеры Ирана и Венесуэлы предложили «использовать ОПЕК в глобальном противостоянии с американской империей». «Организация экспортеров нефти создавалась в 1960-е годы не только для согласования экономических интересов, — заявил тогда Уго Чавес, — но и для того чтобы обеспечить геополитическое влияние. В современном мире мы не должны забывать об этом ее предназначении». Союзники США во главе с Саудовской Аравией отнеслись к предложению «ястребов» скептически. «ОПЕК давно уже не является политической организацией. Это картель экспортеров нефти, члены которого думают только о собственной прибыли. Деполитизация ОПЕК в наших интересах. Мы отвечаем за ситуацию на энергетическом рынке, а международными отношениями должны заниматься дипломаты», — заявил министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими.
   Саудовская Аравия — крупнейший производитель и экспортер нефти. Ее доля в общем объеме экспорта ОПЕК составляет около трети. И до последнего времени она оказывала решающее влияние на политику организации. Первым тревожным сигналом стал для нее сентябрьский саммит ОПЕК, на котором возобладала точка зрения «ястребов», призывавших «закрутить вентиль», чтобы сохранить высокие цены на нефть. Хотя Иран и Венесуэла требовали более радикального сокращения квот на добычу сырья, чем 500 тыс. баррелей в день, Эр-Рияду удалось отстоять умеренный вариант, но не прошло и месяца, как члены ОПЕК вернулись к предложению радикалов.
   Многие политологи убеждены, что вслед за экономической последует и политическая радикализация нефтяного картеля. В этом смысле интерес вызывает его неожиданное сближение с Россией, которая традиционно воспринималась как главный конкурент — независимый производитель нефти, постоянно вставляющий ОПЕК палки в колеса. Перелом в отношениях произошел на сентябрьском саммите, когда Москва, являющаяся наблюдателем в организации стран—экспортеров нефти, отправила в Вену представительную делегацию во главе с вице-премьером Игорем Сечиным и призвала ОПЕК к стратегическому партнерству. Руководству нефтяного картеля был передан специальный меморандум, в котором предлагалось создать «общую консультационную и координационную структуру». Если инициатива Москвы получит одобрение ОПЕК, Россия сможет оказывать влияние на политику ценообразования на рынке сырья, что, безусловно, увеличит ее роль на мировой арене. Особенно после того, как ей удалось достичь соглашения с Ираном и Катаром о создании организации экспортеров газа.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK