Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Владимир Дмитриев: «Мы надеемся запустить механизм поддержкипромышленного экспорта в этом году»"

Госпрограмма поддержки российского промышленного экспорта была одобрена правительством еще полтора года назад, однако реальным подспорьем для экспортеров она станет лишь в этом году. По словам председателя Внешэкономбанка Владимира ДМИТРИЕВА, подконтрольный ВЭБу Росэксимбанк в одном шаге от завершения крупной сделки по новой схеме. Этот проект станет своего рода обкаткой механизма финансовой поддержки промышленного экспорта. «Профиль»: Владимир Александрович, представители бизнеса, например машиностроители, довольно часто сетуют на отсутствие помощи государства в сфере поддержки промышленного экспорта. При том что соответствующую концепцию правительство утвердило еще осенью 2003 года, а уполномоченный банк-агент – Росэксимбанк – был создан в середине 90-х годов…

Владимир Дмитриев: Действительно, в прошлом году механизм поддержки промышленного экспорта запустить не удалось. И это неудивительно: одно дело – одобрить концепцию и совсем другое – создать понятные механизмы для того, чтобы схема заработала. На согласование всех деталей в правительстве ушел целый год. Например, была проблема с определением валюты гарантий, не ясно было и то, как должны взаимодействовать Минфин и Росэксимбанк. В результате постановление о порядке предоставления госгарантий было принято летом 2004 года, а перечень промышленной продукции, при осуществлении экспорта которой происходит гарантийная господдержка, утвердили только осенью. Тогда же утвердили и перечень стран, с которыми было возможно работать по данной схеме. Но действие последних документов было ограничено 2004 годом, то есть механизм использования отведенных на программу $500 млн. появился, когда год фактически закончился.

«П.»: В этом году бюджет предусматривает на господдержку экспорта промышленной продукции чуть больше – $700 млн., из них $600 млн. пойдут на предоставление госгарантий, а $100 млн. – на субсидирование ставок. Не окажутся ли и эти средства в зависшем состоянии?

В.Д.: В конце прошлого года большинство препятствий было устранено, вышли соответствующие нормативные документы, и мы рассчитываем, что механизм начнет работать в полной мере уже в этом году. Пилотным проектом станет поставка двух пассажирских лайнеров Ил-96 на Кубу, где схема поддержки промышленного экспорта будет применяться в полном объеме.

«П.»: То есть?

В.Д.: Суть поддержки промэкспорта состоит не в том, чтобы создавать какие-либо особые режимы и преференции, а в том, чтобы создавать российским предприятиям комфортные условия для конкурентной борьбы за рубежом за счет средств государства. В данном случае, во-первых, отечественный производитель через уполномоченный банк-агент – Росэксимбанк – получит государственную поддержку при поставке своей продукции на экспорт, а Россия в свою очередь получит суверенные гарантии от страны-импортера. Во-вторых, Росэксимбанк впервые применит механизм субсидирования процентных ставок по отношению к экспортеру. Это чрезвычайно важно: по статистике, 70–80% сделок в мире кредитуется, а разница между годовой процентной ставкой по экспортному кредиту в отечественном банке по сравнению с зарубежным доходит порой до 5–8 процентных пунктов.

«П.»: В каких отраслях целесообразно использовать механизм господдержки промышленного экспорта?

В.Д: На мой взгляд, речь должна идти о высокотехнологичной продукции с большой долей добавленной стоимости, о прорывных отраслях. Не случайно впервые механизм будет опробован в сфере самолетостроения. Кроме того, я бы отметил гидроэнергетику, работы, связанные с мелиорацией, ирригацией, прокладкой трубопроводов, – наша страна была представлена в этих областях за рубежом еще во времена СССР, и подобные капиталоемкие инвестиционные проекты находятся в сфере прямых интересов государства. Такие масштабные замыслы, как правило, реализуются за счет суверенных гарантий со стороны импортера, а значит, есть работа для экспортно-импортного банка-агента с нашей стороны. Точно так же обстоят дела и со страновым разнообразием: сейчас речь идет о тех государствах, где Россия традиционно была сильно представлена, – Ближний и Средний Восток, Латинская Америка, Африка, Юго-Восточная Азия.

«П.»: А более конкретно?

В.Д.: За год, прошедший с момента принятия концепции господдержки промышленного экспорта, ВЭБ совместно с Росэксимбанком проделали большую работу для продвижения товаров и услуг наших экспортеров на внешние рынки. Подписаны соглашения о взаимодействии в области поддержки совместных экспортных проектов со специализированными организациями всех основных партнеров России по «Большой восьмерке», а также с соответствующими институтами в странах – крупнейших торгово-экономических партнерах России в Азии и Латинской Америке. Эти договоренности открывают дорогу для расширения международной кооперации отечественных компаний при реализации ими крупных проектов в «третьих» странах. Речь может идти о восстановлении экономики Ирака, а также участии в модернизации метрополитена Будапешта, подключении России к выполнению программы реконструкции промышленных предприятий северо-востока Китая и др.

«П.»: А достаточно ли средств на такие масштабные проекты?

В.Д.: Исходя из потенциала госпрограммы – конечно нет. В США на поддержку экспорта тратится свыше $10 млрд., в Китае – $7 млрд., в Чехии – $1,8 млрд. Добавлю к этому и то, что Росэксимбанк, с одной стороны, подпадает под действие всех нормативов Центробанка, а с другой – имеет слабую базу капитализации. В таких условиях банк-агент существенно ограничен в самостоятельных операциях с корпоративной клиентурой (риск на одного заемщика не должен превышать 25% от собственного капитала банка. – «Профиль»). Так что логичным было бы повысить капитализацию уполномоченного агента правительства по поддержке экспорта за счет как бюджетных источников, так и взносов новых акционеров.

«П.»: А не приведет ли увеличение капитальной базы к тому, что крупные проекты будут поддерживаться, а средние и мелкие – нет?

В.Д: Да, ведь речь идет именно о промышленном экспорте, а не о мелких и средних предприятиях. Для них существуют другие специальные программы поддержки.

«П.»: Какой должна быть сумма предполагаемой сделки, чтобы предприятие могло обратиться за господдержкой в Росэксимбанк?

В.Д.: Несколько миллионов долларов, это минимум. Отношения с другими странами в рамках одобренной концепции предполагают, что на стороне импортера стоит государство и выдает нам суверенную гарантию. И под эту гарантию банк-агент с российской стороны реализует механизм поддержки. Ведь трудно себе представить, что, скажем, Индия станет выдавать суверенные гарантии по импорту в эту страну швейных машинок, когда цена вопроса не превышает миллиона долларов. И другое дело – поставки самолетов на $100 млн. Речь идет о серьезных проектах, которые несут в себе серьезные производственные, технологические, финансовые и политические риски.

«П.»: И тем не менее несколько миллионов долларов вам тоже интересны…

В.Д.: Да, мы никого не отвергаем. Однако по проекту сразу понятно, будет ли гарантия со стороны правительства другого государства. Если нет, значит, проект не может быть включен в российскую госпрограмму поддержки промышленного экспорта.

«П.»: Каким образом утверждается перечень стран, в отношениях с которыми могут использоваться деньги, выделенные на поддержку экспорта?

В.Д.: На сегодня список должен утверждаться ежегодно. В результате отсутствует перспектива работы хотя бы на несколько лет вперед. В такой ситуации мы рискуем повторить негативный опыт 2004 года, когда перечень утвердили лишь к концу года и наши экспортеры, таким образом, попросту не успели получить господдержку. На наш взгляд, было бы целесообразно принимать данный документ сразу на несколько лет и по необходимости корректировать его.

«П.»: Сколько времени уходит на выдачу Росэксимбанком гарантии экспортеру?

В.Д.: Не меньше полугода – ведь речь идет о задействовании бюджетного механизма с нашей стороны и о выдаче суверенных гарантий со стороны заказчика.

«П.»: Много ли заявок на предоставление госгарантий и субсидирование процентных ставок скопилось сейчас в Росэксимбанке?

В.Д.: Заявок много. Скажу больше, наши корпоративные клиенты, ориентированные на экспорт, заинтересованы в том, чтобы работать через механизм государственной поддержки промышленного экспорта. Причем речь идет не только о поставках конечной продукции, но и о широком спектре услуг и инвестпроектов, которые российские компании намерены реализовать за рубежом.

«П.:» И когда же, по вашим ощущениям, произойдет диверсификация экспорта и Россию не смогут назвать «банановой республикой»? Ведь именно ради этого и задумывалась программа поддержки промышленного экспорта.

В.Д.: Разумеется, в одночасье эту задачу не решить. Однако позитивная тенденция наметилась. Сейчас идет речь о первом контракте – с Кубой, и он очень важен для нас в качестве пилотного проекта. Я думаю, сделка будет завершена до конца текущего года. А на подходе – новые серьезные программы.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK