Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Внешняя политика: Буш прав наполовину"

«Наши силы будут достаточно мощными для того, чтобы отбить у потенциальных противников желание наращивать свою военную мощь в надежде превзойти США или сравняться с нами.»Две новые жизненные реалии — терроризм и военное превосходство США — меняют мировой порядок. Сдерживание и гарантированное взаимоуничтожение, краеугольные камни внешней политики США в годы «холодной войны», неэффективны сегодня, когда стране угрожают не государства, а группы террористов-самоубийц. Да и традиционная тактика равновесия сил теряет смысл, ведь США тратят на оборону больше, чем страны, занимающие следующие 20 мест по уровню военных расходов. Собственно, к 2005 году военный бюджет США превысит военные расходы всего мира.
Настали совершенно иные времена, и можно только приветствовать обновление внешней политики США, чего конгресс требует от каждого президента. К сожалению, 31-страничный доклад президента Джорджа Буша (George W. Bush) конгрессу под названием The National Security Strategy Of the United States of America не просто разочаровывает, но унижает друзей и союзников во всем мире. Высокомерная заносчивость вряд ли соответствует положению лидера свободного мира, но, увы, именно в таком тоне выдержана большая часть доклада.
Трагедия в том, что техасская чванливость и готовность действовать в одиночку мешают разглядеть множество настоящих аналитических находок и разумных предложений. Этот документ мог бы стать основой новых международных стандартов, идущих на смену старым меркам «холодной войны». Но самодовольное бахвальство мешает серьезно относиться к содержащимся в нем предложениям.
Несмотря на разглагольствования о новом благостном Pax Americana, многие американцы и еще больше людей за океаном чувствуют себя неуютно, видя, что Америка ведет себя, как заблагорассудится, по своему усмотрению выходит из договоров, делает выговоры союзникам и международным организациям и признает только за собой законное право на применение силы в любом месте и в любое время, если вдруг сочтет, что ей что-то угрожает. Именно в этом главный смысл большей части текста и подтекста доклада.
В истории США были определенные моменты, когда в моду входил империализм. Manifest Destiny XIX века (доктрина расширения США на всю территорию Северной Америки, популярная в середине и конце XIX века. — «Профиль») — самый яркий тому пример. Но общее течение американской истории — от рождения страны в восстании против английского господства до битв с испанской, немецкой и советской империями — шло наперекор имперской концепции. Империализм, даже «с человеческим лицом», просто не заложен в ДНК нашей страны.
Изложенная в докладе доктрина Буша угрожает нарушить целостность ткани отношений в мировом сообществе как раз тогда, когда международное сообщество необходимо для борьбы с терроризмом и восстановления пошатнувшейся мировой экономики. По иронии судьбы, Америка потратила десятки лет именно на укрепление мирового сообщества, чтобы распространить по всему миру американские ценности: верховенство закона, демократию и свободный рынок. Именно на это сообщество опираются американские корпорации и потребители, получая все больше высокотехнологичной продукции и потребительских товаров из Китая. Используя различные организации, от НАТО до NAFTA (Североамериканское соглашение о свободной торговле. — «Профиль»), от МВФ до ВТО, США сумели укрепить свою мощь и влияние при помощи мирового консенсуса, а не устрашения. И все это сейчас в опасности из-за негативной реакции всего мира на такое поведение США, которое расценивается как односторонность и самонадеянность.
В доктрине Буша, как явствует из доклада, три основных постулата. Первый: США имеет полное право на превентивные меры против террористов и государств, располагающих оружием массового поражения. Второй: ни одной стране или группе стран не позволено оспаривать военное превосходство США. Третий: для нераспространения ядерного оружия односторонние меры эффективнее международных договоров и организаций. Короче говоря, из доктрины Буша следует, что США более не будут считаться ни с какими нормами и правилами международного сообщества.
В каждом из этих трех политических рецептов — своя логика. И каждый несет с собой проблемы. Все страны полагают себя вправе предпринимать превентивные действия в экстренных случаях, когда необходимо упредить нападение или защитить национальные интересы. Французские и бельгийские десантники вмешивались в африканские дела на протяжении многих лет. Великобритания ввела войска на Фолкленды.
Но превентивность в качестве базовой доктрины полностью ломает традиционные нормы самообороны. Даже разрушение Израилем в 1981 году построенного французами в Ираке ядерного реактора, возможно, лишившее Ирак возможности создать ко времени войны в Персидском заливе ядерное оружие, вызвало волну возмущения и осуждения всех: от главы американской делегации в ООН Джин Киркпатрик (Jeane J. Kirkpatrick) до премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher). Поставив превентивность в центр политики безопасности, США заставляют мир мучиться догадками, каковы теперь четкие и ясные правила войны. Доктрина Буша не разъясняет, как и по какому поводу возможно военное вмешательство.
Некоторые страны уже вовсю создают собственные правила. Россия переформулирует причины войны в Чечне, мотивируя ее необходимостью превентивных мер против террористов. Китай пользуется языком превентивности, сражаясь с мусульманскими сепаратистами. Последует ли этому примеру Индия — в Кашмире или против Пакистана? А что с Израилем? Американская стратегия упреждающего удара в отсутствие признанных международным сообществом правил может привести к эскалации насилия и нестабильности в мире.
Понятие условного суверенитета, введенное в докладе президента, тоже может подорвать стабильность. После Вестфальского договора 1648 года суверенитет государств считался неприкосновенным. По международным договоренностям, нападать на государства можно только тогда, когда их действия угрожают или приносят прямой вред другим странам. А по доктрине Буша, утратившими суверенитет могут считаться страны, просто накапливающие оружие массового уничтожения. Ирак, разумеется, станет первым примером такой политики. С ним относительно понятно: он нарушил не менее 19 резолюций ООН о разоружении. Но кто будет вторым? И как быть со странами, граждане которых финансируют террористов, с Саудовской Аравией, например? Критерии уж очень расплывчаты.
Второй принцип новой политики безопасности США — навечно зафиксировать нынешнее мировое превосходство — тоже выглядит проблематично. Здесь в центре внимания Китай, который Вашингтон воспринимает как следующего соперника Америки. КНР уже располагает межконтинентальными баллистическими ракетами и ядерными боеголовками, и ее арсенал обязательно будет расти. В прошлом любая держава с растущей экономикой наращивала и военный потенциал. Доктрина Буша — попытка «пригвоздить» Китай к его месту в неофициальной мировой иерархии, чему непременно воспротивятся в Пекине. И в самом деле, трудно представить, как две столь экономически взаимосвязанные страны, как Китай и США, будут строить свои отношения так, чтобы одна из них оставалась слабее в военном отношении. И опять-таки доктрина Буша приведет к росту нестабильности, а не ее уменьшению.
Как и несоблюдение договоров. Это вполне в духе предыдущих демаршей администрации Буша: одностороннего отказа от подписания Киотского протокола о глобальном потеплении, выхода из договора по ПРО и отказа США признавать Международный уголовный суд. Конечно, все подобные международные соглашения не лишены недостатков. Но Америка, как мировая сверхдержава, обязана улучшать их, а не просто от них отказываться. У США часто бывают разногласия с друзьями и союзниками. Но раньше Америка избегала проявления неуважения и не поворачивалась к ним спиной. Во время войны в Персидском заливе президент Джордж Буш-старший (George H. W. Bush) понял, что лидерство требует настойчивости и тихой силы, а не несдержанности и нетерпения.
Одно из достоинств доклада в том, что в нем впервые разъясняется, почему новой реальности нужна новая внешняя политика. Там справедливо отмечается, что самой большой угрозой миру сегодня являются так называемые несостоявшиеся государства (failed states), государства, располагающие оружием массового уничтожения, и государства, укрывающие террористов. В докладе поднимается два главных вопроса: какие угрозы дают стране право на превентивные меры и как определить порог «плохого поведения», переступив который страна теряет суверенитет?
К сожалению, доклад исходит из того, что только Америке дозволено задавать эти важнейшие вопросы и отвечать на них. Правильнее было бы, если бы администрация Буша возглавила международную дискуссию с участием своих друзей и союзников. Документ верно ставит вопрос о необходимости выработки принципов новых международных стандартов политики. Теперь нужно прояснить их и закрепить. Международный консенсус в вопросе о превентивных мерах и государственном суверенитете значительно уменьшит неопределенность и опасения по поводу намерений и действий США. Это сделает внешнюю политику США более понятной, более предсказуемой и устойчивой.
Исторически сложилось так, что Америка эффективнее пользуется силой, если проявляет ее через международные институты, действующие на основе общих ценностей и целей. После 11 сентября многое изменилось. Но только не это.

Брюс Нуссбаум (Bruce Nussbaum) — редактор раздела редакционных статей. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK