Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Во имя отца, сына и «Системы»: башкирская стена рухнула"

Неприступный башкирский ТЭК сдает позиции. Оборону пробила московская АФК «Система», купившая пакеты акций сразу семи республиканских предприятий. Похоже, в немалой степени этому способствовали напряженные отношения между президентом Башкирии Муртазой Рахимовым и его сыном. Но главная интрига — впереди. Не исключено, что в результате совладельцем башкирских топливных активов станет «Газпром».«Система» работает сразу в нескольких не связанных друг с другом отраслях: среди основных ее активов сотовые операторы МТС (50,4%) и «Скайлинк» (50%), провайдер «МТУ-Интел» (70%), а также компания проводной связи «Московская городская телефонная сеть» (56%). Кроме того, корпорация контролирует 54% Московского банка реконструкции и развития, 47% страховой компании «РОСНО», 70,5% «Детского мира» и 95,8% девелопера «Система-Галс». Масштабный бизнес построен владельцем холдинга Владимиром Евтушенковым, как считают многие, во многом благодаря близости к столичному правительству.

Что же касается топливно-энергетических активов, то они всегда интересовали «Систему» лишь с точки зрения портфельного инвестора. Напомним, в 2002—2004 годах компания выручила более $288,5 млн., продав несколько небольших нефтедобывающих активов и 30 московских заправок, работающих под брендом «Кедр-М».

Однако в начале августа появились слухи о новой топливной сделке — между корпорацией Евтушенкова и компанией «Башкирский капитал» (БК), традиционно связываемой с Уралом Рахимовым — сыном президента Башкирии Муртазы Рахимова. А 12 августа «Система» официально объявила о том, что приобрела по 19,9% акций в трех нефтеперерабатывающих заводах — Уфимском НПЗ, Новоуфимском НПЗ, «Уфанефтехиме», а также в нефтехимическом предприятии «Уфаоргсинтез». Кроме того, было куплено 19,9% акций «Башнефти», 18,6% топливного трейдера «Башкирнефтепродукт» и 10% «Башкирэнерго». Сделка была закрыта 15 августа и обошлась «Системе» в $502,9 млн., что, по оценкам самой компании, как минимум на $107 млн. дешевле реальной стоимости акций. Причем в нескольких купленных предприятиях «Система» планирует увеличить свои пакеты до блокирующих. Скорее всего, это будут НПЗ. А затем на базе башкирских активов «Система» и «Башкирский капитал» создадут холдинг, в котором Евтушенков получит порядка 75%.

Но все это не значит, что «Система» решила распрощаться со своим статусом портфельного инвестора в предприятиях ТЭК. По словам источника «Профиля», близкого к главе Башкирии, через два года весь топливно-энергетический бизнес «Системы» в республике достанется собственнику — скорее всего, «Газпрому». Кстати, по неофициальной информации, сделку «Системы» и «Башкирского капитала» курировал сам глава администрации президента России Дмитрий Медведев, возглавляющий также и совет директоров газовой монополии. Правда, источники «Профиля» в «Системе» эти сведения отрицают и настаивают на том, что еще не знают, кому в итоге продадут топливный бизнес.

Общий сбор

Самые лакомые башкирские активы — НПЗ и технологически связанный с ними «Уфаоргсинтез». По оценке аналитического агентства «Кортес», мощность башкирских заводов — 32 млн. тонн нефти в год (напомним, что контролируемый «Сибнефтью» крупнейший в России НПЗ — Омский — может перерабатывать только 19,5 млн. тонн в год). В разное время «вклиниться» в башкирский ТЭК пытались многие нефтяные компании, например «ЛУКОЙЛ», ТНК-ВР, «Татнефть». Однако их попытки успехом не увенчались: президент Рахимов твердо стоял на страже и не подпускал «чужаков» к башкирским топливным активам.

В 1999 году он объединил все три НПЗ, «Уфаоргсинтез», «Башнефть», «Башкирэнерго» и «Башкирнефтепродукт» в Башкирскую топливную компанию, контролируемую правительством республики. В 2002 году Муртаза Рахимов одобрил приватизацию предприятий. Произошло это, по слухам, по настоянию Урала Рахимова. Приватизация началась в 2003 году, причем по весьма интересной схеме. Акции разделили между семью фирмами, которые затем внесли их в уставный капитал «Башкирского капитала», а приватизированные предприятия в результате получили доли в самом БК. Таким образом, под контроль сына главы республики перешли 74,9% Уфимского НПЗ, 85% Новоуфимского НПЗ, 71,8% «Уфаоргсинтеза», 60,6% «Уфанефтехима», 63,7% «Башнефти», 57% «Башкирнефтепродукта» и 32% «Башкирэнерго».

Аппетит приходит во время еды

Но, похоже, получение контроля над башкирским ТЭК сыграло роковую роль во взаимоотношениях отца и сына. По информации источника «Профиля», близкого к семье Рахимовых, еще до победы Муртазы Рахимова на выборах главы республики в прошлом году у его сына также появились президентские амбиции. «Урала настроил на этот лад уроженец Армении — некий Леван, имеющий доступ к кремлевским кабинетам», — сообщил источник, отказавшись, однако, назвать фамилию этого человека. Он лишь добавил, что знакомство Урала и Левана состоялось 1,5—2 года назад — последний якобы занимался поставками нефти на башкирские НПЗ.

По словам источника, Урал не стал ждать декабря 2008 года, когда должны закончиться полномочия отца на президентском посту, и начал борьбу за политическую власть в республике. В результате Рахимов-старший поссорился с сыном. Отношения отца и сына накалились до предела в феврале нынешнего года. Тогда группа депутатов башкирского Госсобрания попыталась отправить в отставку своего председателя — Константина Толкачева, по некоторой информации, близкого к Рахимову-старшему. Как рассказал «Профилю» собеседник, эта акция была спланирована Уралом Рахимовым, который будто бы рассчитывал посадить в кресло главы Госсовета своего человека, после чего депутаты должны были выразить недоверие Муртазе Рахимову, а Кремль — получить предложение о его замене. По словам источника «Профиля», в качестве кандидатур на пост главы республики планировалось предложить Урала Рахимова и опять-таки близкого к нему человека. Но замысел Рахимова-младшего сорвался. По некоторой информации, после бурного выяснения отношений между отцом и сыном депутаты-«революционеры» под давлением Муртазы Рахимова отказались от своих планов.

Затем, похоже, потеряв надежду договориться с сыном полюбовно, Муртаза Рахимов решился отобрать у него топливноэнергетический бизнес. Он отменил собственные указы о приватизации, а весной Министерство имущества Башкирии подало иски в Арбитражный суд республики с целью оспорить получение «Башкирским капиталом» предприятий башкирского ТЭК. В первой инстанции процесс по «Башкирэнерго» и «Башнефти» БК проиграл и подал апелляцию. А дело по заводам и «Башкирнефтепродукту» вообще не дошло до рассмотрения. Судебный процесс прервался в июне — Министерство имущества отозвало свои иски. Информация о том, как дальше развивались события, расходится.

Кто окажется в выигрыше?

По одной из версий, причина закрытия судебных дел — подписанное между правительством Башкирии и компанией «Башкирский капитал» соглашение, по которому БК впредь должен согласовывать назначение гендиректоров и ключевые решения советов директоров предприятий с правительством. Кроме того, источник «Профиля», близкий к руководству Башкирии, сообщил, что Рахимов-младший отказался от политических амбиций, но отношения отца и сына остаются очень напряженными. Подробнее говорить на эту тему собеседник «Профиля» отказался. Однако уточнил, что намерения прокуратуры Башкирии оспаривать приватизацию предприятий — лишь показательные действия. Напомним, прокуратура начала оспаривать закрытие дел в башкирском арбитраже сразу после того, как они были закрыты. В июле в Федеральный арбитражный суд Уральского федерального округа были отправлены две кассационные жалобы в отношении постановлений о приостановлении разбирательств по приватизации «Башнефти» и «Башкирэнерго». По словам помощника прокурора Гульнары Бикбулатовой, рассмотрение дела ожидается в конце августа—сентябре. Еще одну жалобу — в отношении решений по продаже НПЗ, «Уфаоргсинтеза» и «Башкирнефтепродукта» — предстоит отправить в ближайшие недели.

Между тем, по информации источника «Профиля», близкого к семье Рахимовых, в республике ситуация с судебными спорами выглядит несколько иначе. Можно предположить, что Рахимов-старший проигрывает младшему в истории с деприватизацией — сработал административный ресурс сына. Тем не менее, по словам собеседника журнала, «несмотря на это, президент настроен доработать до конца своего срока, хотя до сих пор не получил гарантий Кремля. Поэтому после неудавшейся деприватизации Рахимов-старший решил укрепить свои позиции — он начал искать дружбы со своими противниками по прошлогодним выборам — Ралифом Сафиным и Сергеем Веремеенко, а также с братом Сергея — Александром». Напомним, Сафин — бывший вице-президент «ЛУКОЙЛа», ныне сенатор от Республики Алтай, Сергей Веремеенко — предприниматель и экс-совладелец Межпромбанка, а его брат Александр — бывший руководитель башкирского управления тогда еще Министерства по налогам и сборам РФ, который, кстати, до назначения на этот пост в 2003 году возглавлял «дочку» «Газпрома» — «Баштрансгаз». По данным источника «Профиля», по крайней мере с Веремеенко Рахимову наладить отношения уже удалось.

Как бы там ни было, похоже, Муртаза Рахимов проигрывает в борьбе за так долго и трепетно оберегаемый им башкирский топливно-энергетический комплекс. И если активы в результате действительно достанутся «Газпрому», то ожидать этого следует лишь после того, как газовый монополист обзаведется внушительной нефтедобычей — предприятиями ЮКОСа или «Сибнефтью». А срок в два года, которые потребуются «Системе» для наращивания контроля над башкирскими предприятиями, для «Газпрома» более чем удобен.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK