Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Время большого страха"

Кризис ипотечного рынка в США, связанный с ненадежностью кредитов на недвижимость, со всей мощью охватил банки и биржи в разных странах. Впервые становится очевидно, насколько уязвима глобальная финансовая сеть. Многие из рисков удается распознать, лишь когда слишком поздно.Упрезидентов эмиссионных банков и в США, и в Азии, и в Европе свой, совершенно особый язык. Он позволяет им много говорить, ничего не сообщая. Ибо все, что выходит за пределы пустословия, может вызвать потрясение в биржевом мире.

Когда в конце июля первые волны американского кризиса, возникшего из-за кредитов на недвижимость, стали доходить до Германии и специализирующийся на кредитовании мелкого и среднего бизнеса банк IKB удалось спасти от обвала с помощью многомиллиардного вливания, Жан-Клод Трише, президент Европейского Центрального банка (ЕЦБ), сказал что-то насчет «нормализации». Трише настаивал, что вкладчики должны сохранять спокойствие и ясность мышления.

Президент хотел всех успокоить. Это и взбудоражило его слушателей.

Но вскоре уже и французу, возглавляющему ЕЦБ, стало трудно сохранять невозмутимость. Он придумал и раскрутил акцию финансовой помощи, равной которой с 11 сентября 2001-го, после налета террористов, не было.

ЕЦБ предоставил банкам почти 95 млрд евро под 4%. Коллега Трише, американец Бен Бернанке, возглавляющий американский эмиссионный банк Fed, предоставил $24 млрд, да и канадский эмиссионный банк сообщил, что готов вбросить наличные в аварийный общак.

Вообще-то ЕЦБ предложил банкам даже больше денег, чем после 11 сентября. Это была согласованная акция высших финансовых кругов. И она вызвала еще большую тревогу.

Что там случилось с мировыми финансовыми рынками? Почему это деньги, которых якобы в течение многих лет было в избытке, вдруг оказались в дефиците и как это может быть, что кредиты на покупку недвижимости в США, раздававшиеся с излишней легкостью, вызвали такие потрясения в Европе и даже в Азии?

Курсы акций покатились вниз в Токио, Нью-Йорке и Франкфурте. Занервничали все — банковские менеджеры, наблюдательные советы, центральные банки, но в первую очередь — мелкие вкладчики, пребывавшие в уверенности, что сэкономленные ими деньги вложены в надежный финансовый фонд, и вдруг узнавшие, что часть их средств этот институт прокручивает на ипотечном рынке в США.

Чтобы привести финансовый мир в состояние полного беспокойства, вполне хватило слухов. Одним из них был намек, что WestLB на пороге разорения. Банк, правда, признал, что проблемы, возникшие в США, коснулись и его. Но объем сделок в США якобы не велик.

Спрашивается, однако, чего стоят такие заверения? Совсем незадолго до того, как оказаться на пороге банкротства, банк IKB заверял, что у него все дела в полном порядке.

И вот уже Федеральное ведомство по надзору за финансовыми услугами BaFin приходит с инспекцией в Саксонский земельный банк Sachsen LB, косвенно участвующий в торговле недвижимостью на рынке США. Даже Почтовому банку Postbank в связи с кризисом пришлось трансформировать несколько сотен миллионов евро из краткосрочных займов в долгосрочные.

В банках всего мира на этажах, где сидят президенты и члены правлений, поселилось предчувствие беды. Каждый ждет от каждого любой гадости. Доверять никому нельзя. На прошлой неделе это привело к первому осложнению с наличностью, заставившему ЕЦБ и другие ответственные за национальные валюты банки решительно вмешаться.

Сигнал тревоги поступил с рынка межбанковских кредитов. На этом «базаре триллионов» банки давали друг другу необходимые наличные средства для поддержания их каждодневного бизнеса. Одни давали, другие брали в долг на одну ночь. Так это происходит уже годы.

Рынок кредитов — это сердце финансового мира. Он обеспечивает циркуляцию крови. Но на позапрошлой неделе впервые за долгие годы возникла угроза инфаркта. Аналитики разглагольствовали об аварийных ситуациях в европейских банках, возникающих вследствие кризиса на ипотечном рынке в США. Эксперты в отделах межбанковских кредитов потеряли покой и сон. А можно вообще доверять коллеге из конкурирующего банка? А может, он и вовсе не вернет кредит?

И процентные ставки рванули вверх. Над рынком межбанковских кредитов нависла угроза паралича. Во избежание этого ЕЦБ закачал много миллиардов в главные артерии рынка. Внимательность центральных банков предотвратила коллапс денежного обращения. Но самих причин перебоев и аритмии устранить не удалось. Они возникли не вчера и связаны в основном с тем, что в глобальном масштабе всем казалось, что денег в избытке. И потому они стали соответственно дешевы.

После 11 сентября 2001 года тогдашний шеф американского эмиссионного банка Алан Гринспен поддерживал процентные ставки на низком уровне, чтобы придать экономике динамику, а затем и поддерживать ее. К тому же пенсионные кассы, накопившие многомиллиардные суммы благодаря своим мелким вкладчикам, буквально искали возможности вложить деньги. И банки разработали новый метод, с помощью которого они могли и щедро раздавать кредиты, и избавляться от рисков, выводя их из своей бухгалтерской отчетности.

Они сводили кредиты, выданные разным клиентам, в один пакет и затем продавали их. Приобретали их фонды, которые, в свою очередь, собирали новые пакеты и снова продавали их другим инвесторам. Банки объясняли, что в результате этого опасности, угрожающие глобальной финансовой системе, рассеиваются по широкому спектру. Банкротство одного крупного дебитора в таком случае не наносит финансовому институту столь уж серьезного удара.

В этом преимущество системы. Но есть у нее и весомый недостаток.

Слишком велик соблазн для банков раздавать кредиты, не проверяя клиента с достаточной основательностью. Так, их стали получать не только девелоперы в США, не предоставлявшие достаточных гарантий, но и фонды прямых инвестиций (private equity), которые, имея очень ограниченный собственный капитал, получили возможность скупать и поглощать концерны. Сегодня для финансовых рынков эти слияния и поглощения, производимые на деньги, взятые в долг, стали столь же крупным фактором риска, как ипотечные кредиты на приобретение недвижимости. ЕЦБ предупреждает, что и в этой сфере дело может дойти до «глубоких разломов в системе».

В 2006 году во всем мире на финансируемые с помощью кредитов слияния и поглощения фирм было затрачено более $650 млрд. Фонды прямых инвестиций нередко используют менее 20% собственного капитала, беря остальное в кредит у банков.

И в этом случае финансисты в основном продавали кредитные риски следующему партнеру, не ликвидируя угроз как таковых. Они проявляются там, где их никто и не ожидает. Например, могут всплыть в земельном банке или банках помельче — они тоже участвуют в этой игре в «Монополию» по-взрослому и желают реально зарабатывать. Вот поэтому кризис на одном из рынков может со скоростью урагана распространиться по всему миру.

Способствуют этому также и фонды ABS. Само название, по меньшей мере для водителей, звучит, как напоминание о чем-то, что служит безопасности. Но как раз фонды ABS сейчас попадают в неконтролируемый занос.

Работающим в Германии фондам или банкам, таким как Union Investment, Frankfurt—Trust и Sal. Oppenheim, уже пришлось закрыть свои фонды ABS. Несколько раз гонимые паническим страхом вкладчики бросались забирать свои деньги из фондов. Теперь же все они — обладатели долей фонда, но права продать свои акции они не имеют. Это похоже на временную экспроприацию.

Фонды ABS вкладывают деньги в так называемые ценные бумаги на основе пула кредитов — Asset—Backed Securities. Ценность такого займа зависит от того, какой пакет кредитов лежит в его основе. Иногда это сомнительные кредиты, а иногда — вложения под самые надежные гарантии крупных фирм. Сам вкладчик в этом может разобраться лишь в редких случаях. Даже банкам и менеджерам фондов приходится полагаться на рейтинговые агентства типа Moody’s или Standard & Poor’s, ставящие на займы свой знак качества.

В момент кризиса вкладчикам и банкам вдруг становится ясно, что рейтинг «ААА», означающий «очень надежный кредит», не всегда соответствует тому, что обещает. «Из десяти крупнейших катастроф, происшедших в последние годы, рейтинговые агентства не предсказали ни одной», — констатировал член правления Bundesbank Ганс-Гельмут Котц еще в 2003 году.

И тем не менее, например, WestLB на такие оценки полагается. Банк утверждает, что даже его второклассные кредиты на недвижимость в США, так называемые Subprimes, приблизительно на 87% проходят по категории «АА» или даже более высокой. Этот банк, имеющий статус общественно-правового, по сообщению одного из его спикеров, «по разным позициям торговли и межбанковских кредитов разместил в ценных бумагах класса Subprime 1,25 млрд евро». В эту огромную сумму включены и риски, дремлющие в глубинах дочерней фирмы этого банка в США, Brightwater. Несмотря на хороший рейтинг, не найдется ни одного банка, который бы в нынешней ситуации пожелал поменяться с WestLB, рынок полностью обрушен.

Инспектируя банк Sachsen LB, BaFin в настоящее время с особым вниманием занимается двумя ирландскими обществами — Ormond Quay и Georges Quay, в которые вложено около 20 млрд евро. Уже размеры этих фондов настораживают. В ближайшее время банк должен рефинансировать краткосрочные займы в размере нескольких миллиардов евро, и якобы другие земельные банки объявили о готовности сотрудничать. «В настоящее время проблем с ликвидностью у нас нет», — заявил, излучая бодрость, представитель Sachsen LB.

Сколь быстро эта игра в «Монополию» может кончиться катастрофой, показал пример IKB. 27 июля один из его дилеров, позвонив в Deutsche Bank, пытался уточнить, какой будет дневная процентная ставка на кредитную линию его банка. «Операции с вами в режиме ожидания», — ответил дилер Deutsche Bank. Это означает: новых кредитов не выдавать, свежих денег не будет. Эффект сравним с отключением воды в тот момент, когда вы стоите под душем и как раз обильно намылились.

Два других банка занять место Deutsche Bank не пожелали, о пикантной ситуации было информировано сначала правление банка, затем наблюдательный совет и, наконец, BaFin. К вечеру 27 июля правление сообщило причины неприятностей. Около 7,8 млрд евро IKB вложил в кредиты на недвижимость, выданные ненадежным американским заемщикам.

В сводке, состоящей из множества столбцов убористо написанных цифр, шеф BaFin Йохен Санио обнаружил нечто чудовищное. По ним выходило, что сам IKB вложил 544 млн евро, а его люксембургское дочернее предприятие — 757 млн евро непосредственно в высокорисковые бумаги, обещавшие большие проценты.

Аффилированное с IKB общество Rhineland Funding Capital Corp. вбухало 6,5 млрд евро в займы дебиторов сомнительной репутации. А немецкий кредитный институт без промедления выделил 3,5 млрд евро на покрытие возможных убытков.

Экспресс-анализ показал, что небольшой по размерам Дюссельдорфский банк готов идти на списания в размере до 45% от кредита.

В целом рынок такого рода кредитов оценивается в $1 трлн. Если регулирование балансов банка IKB — случай, типичный для всей отрасли, то американский кризис с кредитами на недвижимость обойдется банкам, страховщикам, фондам и вкладчикам во всем мире в $450 млрд. Беспокойство на финансовом рынке столь велико потому, что практически никто не знает, где поджидают следующие опасности. Многие вложения, качество которых кажется сомнительным, по бухгалтерским книгам вовсе не проходят. Это обнаружилось в Postbank.

Этот банк инвестировал средства в два общества, входящие в структуру тех фондов Rhineland, которые вывели из равновесия IKB. А Postbank еще ведь и гарантии дал. Спикер банка подтверждает: «Postbank сам предоставил ликвидные линии для сделки с Rhineland». Объем операции составил примерно 600 млн евро. В бухгалтерских книгах от них — никакого следа.

«Выдача кредита, не отраженного в бухгалтерии банка, открывает возможности для более выгодного рефинансирования», — объясняет спикер. В срочном порядке была назначена встреча с наблюдательным советом банка, в результате чего на такие операции вышел запрет. «Нами приняты меры, обеспечивающие полное отражение таких инвестиций в нашей бухгалтерской отчетности», — утверждает банк.

Подобные сообщения на финансовых рынках вызывают устойчивое беспокойство. Последствия их пока и предсказать невозможно.

Если банки перестанут раздавать кредиты бездумно, частным клиентам и фирмам придется туго. Одни будут вынуждены ограничить потребление, другие — свои инвестиции. И может наступить конец тому экономическому подъему, которому сейчас так радуется Германия, а с ней и многие другие.

Глава ЕЦБ Трише недавно вновь предпринял попытку успокоить нервничающих игроков дополнительными миллиардами. ЕЦБ предоставил 61 млрд евро «выгодных денег». Но удастся ли на самом деле с их помощью ликвидировать все проблемы?

Профессор экономики в лондонской School of Economics Виллем Бойтер рекомендует: «Нужно молиться и сделать все для того, чтобы центральные банки нашли правильное решение».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK