Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Вроде как в Бангалоре. Но по-нашему"

Диверсификация национальной экономики — актуальная политическая
задача.Об этом свидетельствует внесение в Госдуму проекта
федерального закона «О внесении изменений в статью 18 части
первой, часть вторую Налогового кодекса…». Идея законопроекта в
том, чтобы предоставить налоговые преференции российским
IT-компаниям, работающим на внешнем рынке.

Первые разговоры о компьютеризации России как общенациональной
задаче начались осенью 2001-го. Говорили об этом идеологи федеральной
целевой программы «Электронная Россия» из Высшей школы экономики. Но
денег на ФЦП давали мало, да и те использовались с сомнительной
эффективностью. Надежды IT-индустрии на то, что ФЦП катализирует ее
развитие, не оправдались.
Более важным событием стал декабрьский (2004 года) визит Владимира
Путина в индийский Бангалор. В технопарке компании Infosys (это место
не может не впечатлять: оно превосходит по красоте, чистоте и
ухоженности любой средиземноморский курорт — это в Индии-то — и
одновременно является фабрикой по изготовлению компьютерных программ с
годовым оборотом более $1 млрд.) президент внешне был невозмутим. Два
капитана первого ранга при ядерном кейсе и те проявляли больше эмоций.
Однако в январе на совещании с представителями IT-компаний в
Новосибирске Путин устроил разнос МЭРТу и Минфину, потребовав к марту
законопроект об особых экономических зонах, чтобы наши программисты
жили не хуже индусов. Министерские взяли под козырек и все сделали,
благополучно забыв об обрадовавшейся было IT-индустрии.
И вот еще одна попытка. Дума намерена дать преференции отечественным
софтверным компаниям. Суть нового законопроекта: российские компании со
штатом 100 и более человек, которые не менее 70% производимой продукции
поставляют на экспорт (при условии, что это программное обеспечение),
будут облагаться лишь 6% налога на прибыль. Такая ставка позволит нашим
программистам, работающим на западных рынках, сохранить
конкурентоспособность и переводить бизнес в другие страны. Индия,
Ирландия, Китай — наши основные конкуренты — облагают производителей
софта примерно таким же налогом. Однако планку «100 человек в штате» не
выставляют, стремясь поддержать малый бизнес.
Участники рынка относятся к инициативе депутатов (проект разработан
в Думе) заинтересованно, но без энтузиазма. Президент группы компаний
IBS Анатолий Карачинский считает правильным, что преференции
предусмотрены только для тех компаний, которые производят софт для
внешнего рынка, и видит в этом «механизм стимулирования диверсификации
нашего экспорта». Г-н Карачинский напоминает, к чему в свое время
привели налоговые льготы внутри страны для «воинов-интернационалистов».
В апреле 2001-го во время встречи Владимира Путина с представителями
IT-отрасли то же самое говорил директор фирмы «1С» Борис Нуралиев (его
компания — крупнейший в стране поставщик софта). В ответ на предложение
президента дать IT-компаниям налоговые льготы директор «1С» сказал:
«Это двухходовка, сегодня вы нам льготы, а завтра на наш рынок придет
криминал». Теперь г-н Нуралиев констатирует кардинальное изменение
ситуации («сейчас нет большой опасности криминализации нашего
бизнеса»), а по поводу нынешнего законопроекта говорит следующее:
«Положительным является сам факт внимания государства к развитию
IT-индустрии и стимулированию несырьевого экспорта. Однако во многом
проект закона противоречит общепринятым декларациям развития рыночной
экономики и не соответствует интересам большинства предприятий нашего
профиля. Во-первых, он ориентирован в основном на поставщиков
интеллектуального полуфабриката — организации, выполняющие заказы на
разработку на сторону. Наибольшую прибыль и реальный престиж может
принести продажа за рубеж готовых изделий — например, программ
автоматизации бизнеса, антивирусов, систем распознавания или других
продуктов российских разработчиков, но в п. 3 ст. 346.44 упоминаются
только документы, подтверждающие оказание услуг (выполнение работ), а о
реализации товаров (готовых изделий) ничего не сказано.
Во-вторых, для программистских фирм численность 100 человек — это
довольно крупное предприятие, таких в стране немного. При этом в
области IT именно малые предприятия чаще порождают новаторские,
передовые продукты и технологии. Данный проект закона — редкий пример,
когда малые предприятия ставятся в невыгодное положение перед крупными
открыто и цинично.
В-третьих, мне и моим коллегам всегда импонировала демократичность
IT-отрасли. Компьютеры доступны всем, программы пишутся из нулей и
единиц, которые, в отличие от нефтяных скважин, не надо у кого-то
отбирать или выпрашивать. Это и способствовало быстрому — по 25—30% в
год — росту отрасли. Теперь, при декларируемой дебюрократизации
экономики, мы видим в проекте закона положение о государственной
аккредитации предприятий нашего профиля».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK