Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Взяли на живца"

Известие о том, что в Москве будут судить водителя, обвиняемого в попытке дать взятку инспектору ГИБДД, не могло не всколыхнуть автомобильную общественность. Ведь каждый автомобилист хотя бы раз в жизни откупался от владельцев полосатых палочек. Процесс наверняка будет показательным. По принципу: «накажем одного, чтобы другим неповадно было…»Попытка как пытка

Подсудимый, москвич Ильдар Бичаров, 9 августа 2004 года наверняка запомнит надолго. Тогда, двигаясь на «девятке» по Минской улице, он пересек сплошную разделительную линию и немедленно был остановлен инспекторами ДПС Западного округа Москвы. Дальше, как обычно: пересели в «гаишную» машину, приступили к заполнению протокола. Как рассказал «Профилю» адвокат обвиняемого Михаил Маров, «оформление протокола затянулось минут на тридцать, в результате Ильдар Бичаров предложил все решить миром и сказал, что готов заплатить штраф прямо на месте. Якобы он слышал о том, что сотрудники ГИБДД могут взимать штраф на месте. И предложил им 930 рублей — все имевшиеся у него деньги». Но, на беду Бичарова, оказалось, что все происходящее в машине ДПС записывает вмонтированный в салон «жучок». И вообще, это — вовсе не трудные будни сотрудников ГАИ, вставших на пути нарушителя правил дорожного движения, а самая что ни на есть спецоперация ОБЭП УВД Западного АО. Сотрудники которого не замедлили засвидетельствовать Бичарову свое почтение. Равно как и предъявить обвинения сразу по двум статьям УК (30-й и 291-й, ч. 2) — «покушение на дачу взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий». И вот теперь 3 ноября в Дорогомиловском суде столицы приступят к рассмотрению дела «по существу». И светит Бичарову, между прочим, до восьми лет.

Правда, адвокат Маров полагает, что «у следствия нет никаких доказательств вины подзащитного». По его словам, «аудиозапись доказательством не является, так как, по закону, запрещено проводить оперативно-розыскные мероприятия, в том числе и записывать разговор, без возбуждения уголовного дела. По той же причине нельзя считать доказательствами показания свидетелей — инспекторов ГИБДД, сотрудников УБЭПа и понятых». А других доказательств у следствия не имеется. «Мы собираемся настаивать на прекращении дела за отсутствием состава преступления: это была явно спланированная, показная операция милиции по поимке водителя, якобы пожелавшего дать взятку, и проводилась она с нарушениями законодательства», — уверен защитник.

Проверки на дорогах

Однако на то он и адвокат, чтобы внушать подзащитному оптимизм. Большинство же опрошенных «Профилем» юристов, напротив, считают, что процесс над Бичаровым вполне может завершиться обвинительным приговором. И дело, похоже, вовсе не в чьей-то кровожадности: самое страшное в нашей стране, как известно, «попасть под кампанию».

Ведь в каком-то смысле «дело Бичарова» — оборотная сторона недавних многочисленных разоблачений «оборотней в погонах» (некоторые даже полагают — своеобразный ответ «органов» на эти разоблачения). Логика проста и, надо признать, не лишена здравого смысла: если есть сотрудники, которые берут, то есть водители, которые дают. И еще неизвестно, кто кого тут первым начинает искушать: ГИБДД водителя или водитель — ГИБДД.

Поэтому бороться в рамках УК, получается, нужно и с теми, и с другими.

По мнению депутата Госдумы Виктора Похмелкина, возглавляющего Движение автомобилистов России, привлечение к ответственности взяткодателей — неотъемлемая часть борьбы с коррупцией, поэтому «два-три громких судебных процесса в отношении таких лиц я бы только приветствовал». И «дело Бичарова», уверен депутат, «в любом случае должно иметь воспитательное значение». Если подсудимый действительно пытался дать взятку, «правильным было бы его осуждение с минимальным, пусть даже условным сроком. Почему с минимальным? Потому что ведь он оказался крайним — взятки-то дают все».

Но, добавляет депутат, все это имеет смысл, если наказание взяткодателей (равно как и взяточников из ГИБДД) будет одним из элементов комплекса мер по борьбе с коррупцией и условиями, ее порождающими. Речь, например, может идти о лишении ГИБДД избыточных функций «вне дороги» (таких, как проведение техосмотров и регистрации транспортных средств), а также о сокращении до минимума непосредственных контактов инспектора и водителя на проезжей части. «Нарушил — получи квитанцию: либо под стекло (в городе), либо по почте (на трассе). Не согласен — иди в суд».

Нас не догонят!

Впрочем, главная проблема (из-за которой, собственно, и приходится признавать, что гражданин Бичаров «попал под кампанию») заключается в другом. Сама система обеспечения безопасности дорожного движения построена так, что не может не опираться на многочисленные «внебюджетные источники финансирования». От тех же поборов на дороге (это способ «кормления» для постовых гаишников с их как будто специально смехотворно низкими зарплатами) до привлечения спонсорских средств на крайне необходимое техническое переоснащение, ремонт помещений, благоустройство территорий. Далее — везде. Официальный бюджет «дорожной полиции» не менее смехотворен, чем зарплаты инспекторов. А кто платит деньги, тот и…. Кстати, кто они — эти безвестные спонсоры, время от времени скидывающиеся то на ковровые дорожки в каком-нибудь МРЭО, то на издание пропагандистских брошюрок (под кодовым названием «Не ходи ты, детонька, да на красный свет!»), а то и просто безвозмездно починяющие побитые личные и неличные иномарки особо отличившихся сотрудников?

Лишить эту систему столь многообразных по своим формам (а часто и по статьям УК, под которые эти формы подпадают) источников подпитки почти невозможно. Для этого как минимум нужно предложить системе альтернативные — легальные — каналы финансирования. Иными словами, перевести ее с самоокупаемости на госфинансирование. (Разве для этого мы копим нефтедоллары?) А заодно хорошо бы найти на просторах нашей необъятной Родины других, абсолютно бескорыстных инспекторов ГИБДД, а также сотрудников прочих силовых (и не очень) структур. И конечно, других — совершенно «упертых» — водителей, способных расстаться с сотней-другой рублей (а уж тем более долларов) только по приговору суда.

Возможно, что со временем все так и будет. А пока перед государством стоят совершенно иные — не менее значимые — задачи. Борьба с терроризмом, например. И на органы ГИБДД в этом плане возлагаются большие надежды. Кто-то же должен заниматься эвакуацией неправильно припаркованных автомобилей (там ведь вполне может находиться взрывчатка!). Кто-то ведь должен отслеживать, кому и зачем передают управление транспортным средством на основании простой письменной доверенности. Депутаты Госдумы в рамках борьбы с терроризмом подумывают о том, чтобы взять под контроль машины с тонированными стеклами (ведь кроме самих депутатов и чиновников за ними могут скрываться только те же террористы — больше некому!).

И здесь может возникнуть одно, но совершенно непреодолимое препятствие. До тех пор, пока в органах будут брать, бороться путем ужесточения правил с самыми разными (реальными и мнимыми) угрозами абсолютно бессмысленно. Безопасность дорожного движения уж точно не повысится. Разве что расценки вырастут.

По просьбе «Профиля» вице-президент Движения автомобилистов России, адвокат Леонид Ольшанский дал консультацию по поводу того, как нужно поступать человеку, решившему, несмотря ни на что, предложить взятку инспектору ГИБДД:

«Я всегда говорю, что не надо давать взятки, надо «прижучивать» гаишников: судиться с ними, ловить на нарушении процедуры. Но уж если «человек попал в беду», дам совет адвоката. Во-первых, надо исходить из того, что все ваши слова и действия записываются. Как минимум на диктофон, а максимум — на видеокамеру. Во-вторых, если очень хочется дать деньги, надо смело идти к ним в машину. Если давать не хочется и вы боитесь провокаций, к ним в машину не ходите ни в коем случае. Закон разрешает это — достаточно сказать: «Пишите протокол, встретимся в суде!»

Итак, садитесь в машину. Бросаете на пол деньги и говорите: «Товарищ инспектор, давайте ограничимся устным предупреждением, тем более что Кодекс об административных правонарушениях это допускает! Кстати, командир, я взяток никому никогда не даю! Но я обращаю ваше внимание, что на полу лежат деньги. Они не мои, когда я уйду, вы, наверное, имеете право их поднять». И сами приподнимаете их со словами: «Действительно деньги — надо же! А вовсе не обертка от шоколадных конфет!» И снова бросаете их на пол: «Точно не мои — что вы! Откуда взял, туда и бросаю». Не поленитесь: а вдруг впоследствии это поможет вам объяснить, откуда на этих купюрах отпечатки ваших пальцев».

Взгляд изнутри

Нашему корреспонденту удалось пообщаться с инспектором ДПС, пожелавшим остаться неназванным старшим лейтенантом, который согласился поделиться своими соображениями по поводу «дела Бичарова» и в целом — о проблеме «взяточничества на дорогах». Прямо в машине дорожно-патрульной службы…

«…Не хотите рассуждать про наши зарплаты? Ну и не надо.

Тем более что вряд ли, если мне эту зарплату повысят раз в десять, я перестану брать стольники. Денег много не бывает.

Теперь по делу. Пункт первый. Не хочешь платить деньги — не нарушай правила. Не развернулся бы этот нарушитель через две сплошные полосы — не взяли бы его под белы ручки. А ведь его что возмутило: то, что именно он, а не кто-то другой попался (это во-первых) и что гаишник деньги не взял (это во-вторых)!

Пункт второй. Если бы наши «верхи» четко определили систему уплаты штрафов, водитель, может, и не стал бы с нами таким образом расплачиваться. А то он, бедолага, не знает, куда ему метнуться: то ли в Сбербанк, то ли еще куда. Да он мне по гроб жизни благодарен будет, если проблема решится «на месте». Это только потом он меня «гаишником поганым» назовет, когда друзьям рассказывать будет. Кстати, честного гаишника водилы ненавидят еще больше. Они его только в виде памятника любят…

И пункт третий. У нас уже который год проводят чистку рядов. Я останавливаю нарушителя, он мне сует деньги, я беру, а он мне — удостоверение. Дескать, служба внутренней безопасности. Все правильно, хотя по-человечески — обидно. Это что, не провокация, если он меня минут десять уговаривал да про жизнь свою несчастную рассказывал? А публика радуется: «Смотрите, гаишника за взятку поймали, так ему и надо!» Зря радуются: у нас после каждой такой кампании сотни нормальных людей уволены были, а на их место молодняк зеленый пришел. И им тоже есть охота.

И чего водитель возмущается? Уж если чистить, то и нас, и вас! А не напугаешь — ничего не изменится! Только страх может заставить и тебя, и меня честными быть. Но меня, например, только страх смертной казни. А тебя?»

ВЛАДИМИР РУДАКОВ, НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK