Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Ясно видящие"

Добрый прищур уже не моден. Впрочем, как и любой другой. В будущее нужно смотреть открыто и уверенно. А для этого необходимо иметь хорошее зрение. Вот о способах его обретения и поговорим.Лицом в будетброд

Самой распространенной глазной болезнью считается близорукость (по-научному — миопия). Большинство ученых мужей от медицины ломают голову именно над этой проблемой, ставшей настоящим бичом современности. По данным медиков, в России близорукостью сегодня страдает 30—40% населения. Дальнозоркости (18% россиян) медики уделяют меньше внимания, поскольку она, во-первых, редко прогрессирует, а во-вторых, поддается лечению без операции.
А вот близорукость приобретает характер, если так можно сказать, эпидемии. С каждым годом случаев заболевания становится все больше, особенно среди детей и подростков: согласно итогам диспансеризации, проведенной в прошлом году в российских школах, близорук каждый пятый школьник.
Медикам удалось проследить весь процесс развития болезни, но причина ее возникновения до сих пор неизвестна. Можно говорить только о внешних факторах, способствующих появлению близорукости: чтение на близком расстоянии и при недостаточном освещении, работа за компьютером, многочасовые просмотры телепередач. Правда, все это предположительно — данные последних зарубежных исследований опровергают, например, тот факт, что длительная работа за компьютером ухудшает зрение взрослого человека. Специалисты Американской оптиметрической ассоциации утверждают: сидя часами за монитором, вы рискуете заработать лишь временную зрительную усталость, но не близорукость. С другой стороны, медиками доказано, что компьютер портит зрение у детей.
Существуют и довольно неожиданные (но не менее научные) исследования на сей счет. Ученые из университета Колорадо (США) и Сиднейского университета (Австралия) установили, что близорукость может быть следствием чрезмерного потребления хлеба в детстве, причем риск подхватить миопию, объедаясь булочками, намного больше, чем от того же чтения на близком расстоянии. Ученые авторитетно заявляют, что у ребенка, в рационе которого много углеводов, в частности хлеба, повышается уровень инсулина, а это может привести к нарушению развития глаза и в дальнейшем — к близорукости.
Стабильную близорукость, которая, раз возникнув, держится всю жизнь на одном уровне, легко скорректировать одним из известных способов. Хуже, когда близорукость прогрессирует — это уже так называемая миопическая болезнь, и вы вынуждены заказывать очки все с большими диоптриями.
В распоряжении врачей-офтальмологов сегодня есть три способа коррекции зрения, каждый из которых имеет право на существование и вряд ли исчезнет в обозримом будущем, — это очки, контактные линзы и хирургические операции. Врачи рекомендуют тот или иной способ, как правило, руководствуясь медицинскими показаниями.
Скорый на оправу

Очки, пенсне, лорнет — самый древний и распространенный способ коррекции зрения. Но не лечения. Прогрессирующую близорукость при помощи очков не остановишь.
Назир Ходжаев, ученый секретарь МНТК «Микрохирургия глаза», доктор медицинских наук:
«Очки не годятся разве что тем, у кого один глаз видит хорошо, а другой — близорукий, причем сильно (например, минус 10). Дело в том, что максимально допустимая разница между стеклами должна быть не больше двух диоптрий, иначе нарушается бинокулярное зрение (возможность полноценно видеть обоими глазами). Есть люди, для которых очки совершенно неприемлемы в силу их профессиональной деятельности — летчики, спортсмены, актеры и пр.».
Для людей с высокой степенью близорукости настоящим спасением от тяжелых и некрасивых очков стали пластиковые стекла. Их плюсы: легкость, возможность нанесения упрочняющего покрытия, а также защита от ультрафиолета. Минусы: пластик легче поцарапать и повредить, а по цене он в 2—3 раза дороже, чем обычные стекла. Хотя любые хорошие очки с линзами последнего поколения (не важно — стеклянными или пластиковыми) и стильной, удобной оправой стоят недешево: от $100—200 и до бесконечности.
Око на око

Первые контактные линзы появились в 60-х годах прошлого века. Делались они из жесткого пластика и полностью перекрывали доступ кислорода к роговице. Уже через два часа линза начинала ощущаться в глазу как соринка и ее надо было снимать. Однако с тех пор технологии шагнули далеко вперед.
Елена Линник, заведующая экспериментальной клинической лабораторией контактной коррекции и глазного протезирования МНТК «Микрохирургия глаза», кандидат медицинских наук:
«По статистике, за рубежом сегодня пользуются контактными линзами около 30% людей, нуждающихся в коррекции зрения. В России — всего 3—5%. Вызван такой разрыв, как ни странно, предубеждением самих врачей, долгое время считавших, что контактные линзы приносят вред. Хотя уже давно доказано, что линзы приостанавливают прогрессирующую близорукость».
Впрочем, свои противопоказания имеются и здесь. Контактные линзы медики не рекомендуют носить при воспалительных процессах век, конъюктивах, косоглазии и пр.
Наиболее популярны сегодня мягкие контактные линзы, сделанные из специальных полимеров, пропускающих кислород, и состоящие на 60—70% из воды. Как правило, на современные модели линз наносят еще и защитный слой от ультрафиолета — УФ-протекцию.
К сожалению, забыть надолго о мягкой линзе в глазу не получится — она всегда больше роговицы, накрывает ее полностью и мешает «дышать». В поисках решения данной проблемы врачи обратились к забытым на время жестким линзам. Но не тем — первого поколения, которые напоминали кусок стекла в глазу со всеми соответствующими ощущениями. Последнее слово в офтальмологии — жесткие газопроницаемые контактные линзы (ГПЛ). Уже из названия понятно, что главное преимущество изобретения заключается в том, что роговица под ГПЛ-линзой в состоянии «дышать» и, соответственно, носить такое приспособление в глазу можно довольно долго.
Газопроницаемая линза — маленькая, в диаметре она всегда меньше роговицы. ГПЛ-линзы устойчивы к формированию отложений, не подсыхают на ветру и сухом воздухе (в салоне самолета или кондиционируемом помещении). Газопроницаемые линзы служат дольше, чем мягкие: обычный срок их службы — два года, мягких — максимум год.
Пожалуй, единственный недостаток ГПЛ-линз заключается в том, что к ним нужно привыкать дольше, чем к мягким, — период адаптации обычно длится неделю.
В зависимости от фирмы-производителя, материала, УФ-протекции и других составляющих одна пара мягких контактных линз может стоить от 300—400 до 1500—3000 тысяч рублей. И не важно, рассчитаны они на неделю или на год. Подбор и изготовление газопроницаемых контактных линз стоит от 2500 до 7000 тысяч рублей.
Есть еще один способ контактной коррекции зрения, который подходит людям, предпочитающим не иметь никаких ограничений, связанных с ношением обычных линз или очков, и не желающим при этом оперироваться. Это — ортокератология, о которой знают пока очень немногие. Суть метода в том, что человек хорошо видит не когда надевает специальную линзу, а после того, как ее снимает. Во время ношения ортокератологической линзы (днем или ночью) она за несколько часов постепенно изменяет форму роговицы, делая ее центр (оптическую зону) более плоским, — зоркость при этом повышается. После снятия линзы роговица в течение нескольких часов сохраняет свою новую форму, и человек хорошо видит. Эффект этот временный, длится от 2—3 до 6—8 часов, и чтобы его поддерживать, пользоваться ОК-линзами надо постоянно. Но ваша близорукость остается с вами и никуда не уходит.
Удовольствие быть временно здоровым обойдется примерно в $500 за подбор и стартовый набор линз, а затем в $100—200 за каждую новую пару, которой хватает обычно на 3—5 месяцев.
Извините за резкость

Самый радикальный метод борьбы с близорукостью — лазерную коррекцию зрения — в России освоили 10 лет назад (на Западе — 18). В некоторых странах (в США, например) проведены уже миллионы операций, у нас — около ста тысяч.
Сегодня в Москве работает 14 установок для лазерных операций. Наиболее известные глазные клиники, располагающие этим оборудованием, — частные. Среди них научно-исследовательский центр «Новый взгляд», офтальмологический центр «Эксимер», международный центр охраны зрения «Прозрение», клиника «Доктор Визус» и другие. Из государственных медицинских учреждений современное оборудование есть только в МНТК «Микрохирургия глаза».
Сегодня для исправления близорукости в офтальмологии применяются два метода коррекции лазером. Первый сокращенно называется ФРК (полностью это звучит несколько угрожающе: фоторефрактивная кератэктомия кератопластика), второй — LASIK (или лазерный специализированный кератомилез).
В первом случае под местным наркозом минут за пять-десять лазером просто выпариваются поверхностные («лишние») слои роговицы. В результате она становится тоньше и зрение улучшается.
В случае с LASIK дело обстоит немного сложнее. Сначала специальным прибором — микрокератомом — на роговице делается надрез, и из верхнего ее слоя формируется и откидывается лоскуток ткани — своего рода крышечка. Затем врач приступает к выпариванию лазерным лучом тканей роговицы, после чего крышечка-лоскут укладывается на место. Никаких швов при этом не накладывается, роговица заживает естественным путем. Вся операция длится тоже под местным обезболиванием 15—20 минут.
Разница между двумя методами — в показаниях к ним, реабилитационном периоде и цене.
После ФРК возможен некоторый дискомфорт (боль, раздражение, ощущение «песка» в глазах, которые могут не покидать вас в течение трех суток), из-за чего реабилитация может затянуться на три месяца. После LASIK глаз быстро заживает, зрение восстанавливается уже через 6—8 часов. Но врачи все-таки рекомендуют своим пациентам несколько дней воздерживаться от зрительных нагрузок.
По поводу того, кому какой метод рекомендовать, мнение у российских специалистов следующее: ФРК хорошо подходит для исправлении близорукости слабой и средней степени, LASIK — любой.
Американские же специалисты все больше склоняются к тому, что и LASIK хорош не для всех. По данным исследований Американской академии офтальмологии, опубликованным в специализированном журнале Ophthalmology, метод эффективен лишь для коррекции слабой и умеренной форм близорукости — до минус шести. Когда же степень близорукости выше, результат становится менее предсказуем.
По поводу стоимостной разницы между двумя лазерными операциями можно сказать, что цена ФРК раза в два меньше, чем LASIK. Причем широте разброса цен в Москве не перестаешь удивляться: стоимость ФРК колеблется от $160 до $400 на оба глаза, а LASIK — от $330 до $1200 на один глаз. Сумма зависит от того, избавляетесь ли вы от простой близорукости или осложненной астигматизмом, а также от коммерческой политики клиники. Если, скажем, вам делает операцию профессор, руководитель клиники, то к цене, указанной по прейскуранту, автоматически идет 50—100-процентная надбавка.
В любом случае, из всех способов борьбы с близорукостью операция — наименее предсказуемый. Список возможных осложнений не радует. Самые безобидные из них — чрезмерная сухость глаз, «звездочки» и светящиеся круги перед глазами. После операции многие жалуются на проблемы со зрением ночью и, как следствие, на трудности с вождением автомобиля.
Российские специалисты в области лазерной коррекции признают, что далеко не всегда и у нас, и за рубежом пациентов предупреждают о подобных проблемах. Кроме того, самому человеку очень сложно представить заранее свои послеоперационные ощущения и оценить, насколько тяжело с ними будет жить.
Христо Тахчиди, генеральный директор МНТК «Микрохирургия глаза им. академика С.Н. Федорова», доктор медицинских наук, профессор:
«Из всех методов коррекции зрения хирургическая стоит на третьем месте по популярности. Что вполне логично: любая операция — это риск. В данном случае риск повредить глаз — очень маленький орган с очень высокой степенью значимости. В процессе операции хирурги могут, например, неадекватно оценить состояние глаза и просчитаться, оставляя слишком тонкую роговицу. В результате возникают тяжелые послеоперационные осложнения. Они бывают редко, но все-таки бывают. Что и заставляет пациентов воздерживаться от операции.
Кроме того, у лазерной коррекции довольно много противопоказаний: глаукома, катаракта, воспалительные заболевания глаз, такие хронические заболевания, как сахарный диабет, кожные заболевания или сниженный иммунитет, имеются также и возрастные ограничения — операция не делается детям до 18 лет и тем, кому уже за 60. Следует отложить операцию беременным женщинам и кормящим матерям».
Самый сложный вопрос здесь — куда идти с заработанным во время операции осложнением. Часть пострадавших пациентов возвращаются в ту же клинику, где им уже пытались скорректировать зрение, — в некоторых случаях «вторая попытка» стоит дешевле или человеку предлагают бесплатный до(после)операционный уход. Часть пациентов обращаются в МНТК «Микрохирургия глаза», который все-таки дольше всех работает в данной области. Гарантии, что ошибка будет исправлена, не дадут нигде — лазер, напомним, применяется в отечественной офтальмологии всего 10 лет, и внушительной статистики (например, о том, что происходит с оперированными лет этак 20 спустя) врачи просто не имеют. Впрочем, нет ее — по крайней мере в доступных источниках — и на Западе, где история «глазорезания» немного дольше.

НАТАЛИЯ ТИМАШОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK