Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Язык до коррупции довел"

публикует фрагменты Словаря терминов современной российской коррупции. Его составитель, доктор юридических наук, член подкомиссии Общественной палаты по проблемам коррупции (2006-2007) Петр СКОБЛИКОВ, рассказал нашему корреспонденту о том, как словарь появился и почему он будет расти в объеме.

— Петр Александрович, как у вас родилась идея составить такой словарь?
   


— Вопросы борьбы с коррупцией давно стали объектом моих научных интересов. Как-то я обратил внимание на то, что и обычные люди, и представители закона не всегда правильно понимают, а порой и не понимают специфические коррупционные выражения. Так, представления об , , есть у многих, но они размыты и неоднозначны. Другие выражения, к примеру , и т.п., известны далеко не всем. И я стал задумываться о подготовке столь необычного словаря. На первом этапе предстояло составить словник, то есть реестр соответствующих слов и выражений. Затем надо было каждому термину дать определение, по возможности краткое — но емкое, доступное — но точное, выражающее суть.
   


— Где вы искали терминологию и как выясняли точное значение обнаруженных терминов?
   


— Что-то невольно осело в памяти за предыдущие годы, когда изучал различные аспекты коррупции. Но это лишь исходная точка. Я интервьюировал десятки экспертов, в их роли выступили опытные сотрудники правоохранительных органов: из подразделений по борьбе с экономической преступностью, организованной преступностью, собственной безопасности и др.; параллельно были опрошены предприниматели, сотрудники экономической безопасности и юристы коммерческих структур. Причем все это происходило на условиях анонимности (приведенные для иллюстрации словаря примеры почерпнуты оттуда)! Также проводился мониторинг СМИ и интернет-ресурсов, анализ криминологической и иной специальной литературы.
   


— То есть фактически вы провели научное исследование?
   


— Наверное, да. И по ряду причин хотелось бы, чтобы оно было не только достоянием профессионалов. Прежде всего потому, что проблема коррупции так или иначе затрагивает каждого гражданина. Когда обсуждают коррупцию, часто впадают в две крайности: или говорят очень общо, или обсуждают конкретные, причем не самые показательные, примеры. А словарь вскрывает новый пласт информации об этом предмете, показывает коррупционные отношения, их схемы, механизмы, помогает понять причины и условия возникновения и существования.
   


— Много ли нового удалось вам открыть лично для себя?
   


— Немало. Особенно интересно то, что по мере накопления материала все больше проступает его системность. Выявленные понятия носят где-то зеркальный, а где-то полярный характер, дополняют или развивают друг друга. Я даже стал подозревать, что на каком-то этапе работы можно определить закономерности, подобно таблице Менделеева, и спрогнозировать существование еще не обнаруженных (широко не известных) терминов и понятий или их появление в ближайшем будущем.
   


Вот, кстати, уже не первый год в преддверии 8 Марта в ряде коммерческих структур ведется серьезная активная работа по составлению, согласованию перечня и приобретению подарков, которые будут занесены, завезены в налоговые и иные государственные органы: цветы и конфеты, шампанское, дорогая косметика и парфюм, офисные принадлежности и др. Делаются запросы, составляются таблицы, учитывается иерархия одаряемых: Однако женский праздник — лишь повод, а причина — обеспечение лояльности контролирующих органов. Мне не удалось выявить специфическую терминологию, которая отражает эти процессы, но уверен, где-то она уже родилась либо появится в ближайшем будущем.
   


— Большой материал вам удалось собрать?
   


— Он примерно в два раза больше того объема, который публикуется в журнале. И продолжает накапливаться.
  


— То есть словарь может разрастись дальше?
   


— Безусловно, резервы есть. Коррупция не представляет собой однородное явление. Прежде всего надо различать коррупцию в госсекторе и частном секторе: подкупают ведь не только чиновников, но и служащих коммерческих организаций. Но если, в свою очередь, рассматривать каждый из этих секторов более детально, там есть вполне автономные области. Например, коррупция в здравоохранении и коррупция в системе образования, коррупция в правоохранительных и коррупция в судебных органах и т.д. Или — обратимся к частному сектору — коррупция в строительстве и торговле: Поэтому есть некие общие коррупционные понятия и термины, но есть и особенные, имеющие ограниченное хождение. Значит, в перспективе словарь может обзавестись соответствующими разделами.
   


— Собираетесь продолжать работу?
   


— Хотелось бы. Но вряд ли эта работа, если заниматься ею основательно, по силам одному исследователю. Так что приглашаю своих коллег (да и иных небезразличных людей) присоединиться. Кроме того, я уверен, что к данной теме не останутся равнодушными читатели и редакция получит от них традиционные и электронные письма с дополнениями и уточнениями словаря, с иллюстрирующими примерами. Так совместными усилиями мы вполне можем создать книгу. Пусть и небольшую, но очень информативную.






   Современная российская коррупция в терминах и понятиях
   Корреспондент — президенту РФ В.В. Путину на ежегодной пресс-конференции 14 февраля 2008 года:
    —
   
   Независимо от знания об этом широкой общественности есть некий понятийный аппарат коррупционной и околокоррупционной среды, а также отражающая его терминология, которая носит неофициальный характер, не закреплена в каких-либо нормативных актах, а рождена реальной жизнью. Соответствующие термины вводят и (или) используют коррупционеры, контактирующие с ними лица, а также сотрудники правоохранительных органов, которые борются с коррупционными правонарушениями, журналисты, которые соответствующие факты и явления изучают, освещают, и т.д.
   Можно было бы сказать, что речь идет о коррупционном жаргоне, однако это не совсем так. Уголовный жаргон (арго) в привычном понимании этого слова представляет собой систему терминов и выражений, призванных отличить своих от чужих, а также затруднить понимание смысла беседы или общения между уголовными элементами со стороны непосвященных. В данном случае речь идет не только и не столько об этом. Хотелось бы также обратить внимание на технические термины, которые не подменяют всеми используемые слова, а применяются для обозначения специальных понятий, у которых нет иных, более известных названий (, и пр.). И эта терминология рождается и используется не только в уголовной среде, она часть повседневной жизни, ее теневая часть.
   Причем указанные понятийный аппарат и соответствующая терминология не являются неизменными, они трансформируются вслед за количественным и качественным изменением самой коррупции.
   Данная тема ранее специально не исследовалась и не освещалась, а между тем значение такого исследования велико, оно существенно больше, чем может показаться на первый взгляд.
   На поверхности лежит повседневное предназначение для предпринимателей и граждан, чтобы облегчить им идентификацию коррупционеров и коррупциогенных ситуаций ().
   Следующий уровень — профессиональный: для сотрудников оперативных и следственных аппаратов, которые заняты выявлением, пресечением и расследованием преступлений коррупционного характера, а также судей, рассматривающих такие дела (чтобы точно понимать собранные в деле материалы; например, материалы негласного контроля и записи переговоров подсудимых, свидетельские и другие показания и т.д.).
   Ну и, наконец, высший уровень — социально-организационный, для анализа выявленных и систематизированных понятий криминологами, социологами и политологами, что позволит лучше понять причины и условия, механизм и масштаб современной коррупции, достигнутый уровень и вектор ее развития, а в результате наметить и принять эффективные меры предупреждения.
   Представленные здесь понятия и термины имеют разную степень распространенности и продолжительности существования. Некоторые (например, , ) весьма широко и давно распространены, в том или в ином значении известны многим. Другие используются в ограниченных сферах (между сотрудниками правоохранительных органов, в журналистской среде и т.д.) или на ограниченных территориях (к примеру, в южных регионах страны).
   Слова и выражения, значение которых раскрывается далее, снабжены пометками. Ш — широко известно; У — известно в узких (профессиональных, криминальных) кругах; М — многозначно (имеет иные, не коррупционные значения).
   
   АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕСУРС (Ш) — возможности государственных и муниципальных органов, которые вопреки закону могут использоваться и нередко используются отдельными личностями, группами и кланами для достижения своих политических и экономических целей. Суть административного ресурса в высокой эффективности и безнаказанности реализуемой таким образом недобросовестной политической и экономической конкуренции.
   Проявления административного ресурса, как в политике, так и в экономике, многообразны. Вот лишь некоторые.
   В политике: власти могут оказывать давление на предпринимателей, чтобы побудить их к финансированию некоторых кандидатов и партий; в ход могут быть пущены подконтрольные организации, такие как армия, следственные изоляторы, больницы, школы и т.п., эти организации могут быть привлечены для сбора подписей и пр., с их помощью можно оказывать давление на избирателей (включая самих сотрудников этих организаций); главы административных образований могут получать бесплатное эфирное время в период предвыборной кампании, появляясь в эфире под предлогом освещения ими своих общественно значимых функций, прямо или косвенно навязывая (либо запрещая) СМИ те или иные темы новостей и т.д.
   В экономике: руководителями и владельцами компаний, работающих по государственным контрактам, часто являются бывшие чиновники или люди, близкие к власти, способные через своих бывших коллег (а ныне — теневых партнеров или доверенных лиц) во власти задействовать административный ресурс (реже — по-дружески, чаще — делясь доходами) для получения выгодных контрактов.
   
   БЛОК (У) — неофициальный запрет на публикацию в СМИ любых материалов (реже — материалов определенного свойства) о каком-либо физическом или юридическом лице. Запрет устанавливается в результате его оплаты заинтересованным лицом; получателем денег при этом выступает главный редактор или владелец СМИ.
   Рассматриваемый термин используется обычно в следующих словосочетаниях: , на то-то. Данное понятие противоположно по смыслу , или .
   Как правило, устанавливается в комплексе во всех ведущих СМИ (в противном случае эта технология теряет смысл) на определенное время, поэтому речь идет об очень больших деньгах, что может позволить себе далеко не каждый заказчик.
   
   ВЕС — размер взятки ().
   
   ВЗЯТЬ НА ЗАРПЛАТУ — договориться с чиновником, в коррупционных услугах которого часто нуждается взяткодатель, о регулярных (чаще всего о ежемесячных) выплатах по определенным ставкам в пользу чиновника взамен его систематических услуг. В этом случае каждая коррупционная услуга, по общему правилу, отдельно не оплачивается. Взяткодатель экономит деньги, оплачивая такие услуги оптом, и экономит также время, поскольку нет долгих переговоров о каждой услуге.
   
   ДОЛЬКА (У) — то же, что и (см. ниже).
   
   ЗАСЛАТЬ ДОЛЯН, ДОЛЮ (У) — передать деньги взяткополучателю или его посреднику.
   ЗАКАЗУХА (М) — оплаченная публикация в СМИ, когда от читателей (а порой также от руководства или от владельца СМИ) скрывается факт заказа публикации. Этот факт скрывается, чтобы придать материалу видимость объективно-актуального и беспристрастного, а также чтобы скрыть доходы получателя денег. Их обычно получает журналист — автор публикации.
   Можно выделить два основных вида . Первый — когда в заказном материале в светлых красках описывается заказчик. Второй — когда в заказном материале в темных красках описывается оппонент, противник (например, экономический или политический конкурент) заказчика.
   
   КИЛОГРАММ, ТОННА (М) — условные единицы для измерения размера взятки , о котором идут переговоры или реализуется, реализована договоренность. Килограмм, к примеру, может означать 1 тыс. рублей, тонна — 1 млн рублей. Возможны и иные соотношения.
   
   НАЕЗД (Ш) — способ воздействия на оппонента (как правило, комплексный способ), который выражается в создании вокруг жертвы атмосферы реальной и значительной угрозы для личного благополучия, благополучия близких людей, бизнеса, сохранности нажитого имущества. Осуществляется путем внезапного совершения устрашающих акций. Различается несколько основных видов , в зависимости от того, кто : 1) откровенно криминальный (бандитский) — с погромами, избиениями, похищениями и т.д. или с угрозами подобных действий либо с тем и другим (простой пример: разгромили магазин и пообещали в следующий раз все взорвать); 2) наезд сотрудников правоохранительных органов. В зависимости от того, чья инициатива , различаются: 1) заказной; 2) инициативный.
   Заказной проплачивается заказчиком, и в этом случае просто отрабатывают полученные деньги. При инициативном пытаются получить откуп от жертвы или взять ее под свою . Например, в одном приморском городе после назначения нового руководителя в троллейбусном парке (формально это предприятие имело частную форму собственности, но со значительной долей участия муниципального образования — города) начались интенсивные проверки, после которых против руководителя было возбуждено уголовное дело. Поводом для него стал тот факт, что обвиняемый руководитель проживал в гостинице, принадлежащей троллейбусному парку (руководителя пригласили на работу со стороны, и своей квартиры в городе он не имел), однако свое проживание не оплачивал.
   Если сотрудникам подразделения БЭП, которые проводили различные проверки и собрали материал для возбуждения уголовного дела, оплатили конкуренты троллейбусного парка — владельцы такси, — то носит заказной характер. В пользу данной версии говорит следующее обстоятельство: новый руководитель за короткое время сумел наладить четкую работу подчиненных, взял льготный кредит и обновил техническую базу парка; троллейбусы стали ходить часто и по расписанию, соответственно, число желающих воспользоваться услугами такси резко снизилось, и доходы местных таксистов уменьшились в разы.
   Не исключено также, что сотрудники БЭП таким образом пытались побудить руководителя таксопарка пойти под их . В пользу этой версии говорит то, что первоначально они вступали с будущей жертвой в неофициальный контакт и предлагали установить соответствующие отношения, упоминая то, что прежний руководитель им платил. Новый руководитель от такого сотрудничества отказался, ссылаясь на то, что нарушений не совершает и в защите от закона не нуждается; поскольку работает , у него нет, соответственно, и платить за не из чего. Вместе с тем возможно, что в описанном случае имело место совпадение интересов; тогда одновременно носит и заказной, и инициативный, то есть смешанный, характер.
   
   ОТБИТЬ БАБКИ (М) — возместить деньги, заплаченные за назначение чиновника на должность. Способ возмещения — получение чиновником коррупционного дохода и погашение из него долга.
   Это понятие отражает высокую и очень опасную степень коррупции в соответствующей сфере. Потому что чиновник не совращается в один из дней после предыдущего добросовестного исполнения своих обязанностей перед государством и обществом, не погружается в коррупцию постепенно, как в водоем, а изначально занимает свою должность с установкой на получение взяток. Чем выше и больше — тем лучше. Причем — это лишь первоначальная задача чиновника, потому что смысл покупки должности в том, чтобы в итоге получить солидную прибыль (желательно сверхприбыль).
   Нередко для того, чтобы заплатить за должность, кандидат берет деньги в долг, попадая в зависимость к своему кредитору, потому что экономический интерес последнего также в том, чтобы получить существенную прибыль от инвестирования либо в виде процентов на переданную в долг сумму денег, либо в виде коррупционных услуг.
   
   ОТКАТ (Ш) — неофициальное условие официального (как правило) договора, когда ведущие переговоры лица договариваются о выплате в связи со сделкой суммы денег (обычно пропорциональной цене договора, например, 5%) представителю стороны, который способствовал (или не препятствовал) заключению договора с ущербом для представляемой стороны.
    чаще всего отягощены договоры поставки, подряда и договоры на оказание рекламных услуг. Однако схемы в чистом виде или некие на их основе можно встретить практически в любом бизнес-сегменте. Как правило, об осведомлено руководство фирмы поставщика или подрядчика (исполнителя договора, получателя денег), но при этом факт скрывается от руководства или владельца (владельцев) фирмы-заказчика.
   С позиции закона уместно разделить на два вида: в частном секторе и в государственном секторе. Первый вид можно проиллюстрировать типичным случаем, когда менеджер фирмы обещает потенциальному поставщику значимо поспособствовать принятию руководством положительного решения по сделке, о которой ведутся переговоры, и взамен просит (и получает) свой процент от стоимости сделки. Тогда действия менеджера в зависимости от конкретных обстоятельств подпадают под признаки ч. 3 или 4 ст. 204 УК РФ. Второй вид можно проиллюстрировать другим типичным случаем, когда должностное лицо государственного органа или учреждения, отвечающее за материально-техническое обеспечение, испрашивает и получает за содействие в заключении договора поставки (например, компьютерной техники) или договора подряда (например, на ремонт офисных помещений). Действия такого должностного лица в зависимости от конкретных обстоятельств подпадают под признаки ч. 1-4 ст. 290 УК РФ.
   В результате заключения договоров, отягощенных , заказчик терпит скрытые убытки, так как обычно он получает товары и услуги худшего качества, чем это декларируется, или по цене, выше рыночной. А прибыль имеют исполнитель и получатель , экономические интересы которых здесь совпадают.
   Индикатором наличия в государственном и муниципальном секторе является отклонение закупочных цен от рыночных в сторону увеличения. Так, по данным, оглашенным в , отклонение цен от рыночных при закупках для нужд Министерства сельского хозяйства, Пенсионного фонда РФ и Центробанка РФ составляет более 20%; однако близкими показателями характеризуются и такие министерства, как Минюст, МВД РФ и др. Бюджеты всех уровней теряют в результате от 12 млрд до 18 млрд рублей ежегодно.
   Однако помимо государственных (муниципальных) бюджетов в результате использования схем чиновниками теряет и частный сектор, чему исследователи проблем коррупции уделяют значительно меньше внимания.
   Показателен следующий пример. Представитель предприятия-взыскателя во время встречи с судебным приставом-исполнителем написал на листке бумаги и показал собеседнику — , давая тем самым понять, что в случае успешного взыскания долга пристав будет неофициально вознагражден (иными словами, получит ) в размере 5% от реально взысканной задолженности. Пристав ничего конкретно не обещал, но через некоторое время представителю взыскателя позвонил старший судебный пристав и пригласил для беседы. В ходе беседы он сказал: я знаю от подчиненного о вашем предложении заплатить 50%, и оно нам подходит. Представитель взыскателя возразил, что его неправильно поняли, возник торг, и в итоге (после совещания представителя со своим руководством) сошлись на 25%. На следующий день старший судебный пристав передал представителю взыскателя наличные деньги в размере 75% от имевшейся задолженности и взял расписку о полном погашении долга.
   Этот пример, с одной стороны, иллюстрирует, что инициатива может носить обоюдный характер, а аппетиты становятся все более высокими. С другой — это также иллюстрация системной коррупции (см. термин ), когда начальник подразделения не только исполняет свои официальные функции, но и руководит , и без его одобрения подчиненные не предпринимают никаких действий в плане незаконного обогащения.
   Изучение показывает, что подобные методы практикуются не только в некоторых подразделениях службы судебных приставов, но и в иных правоохранительных органах, где неофициальным условием розыска и возвращения похищенного может быть некой доли от стоимости похищенного, условием снятия ареста с имущества — также доли от стоимости этого имущества и т.д.
   
   ОТРАБОТАТЬ (М) — заняв некую должность, оказать ожидаемые или обещанные коррупционные услуги другому чиновнику, который способствовал занятию должности, либо предпринимателю (предпринимательской структуре), которые по той или иной схеме заплатили за назначение на должность.
   Целесообразно разъяснить, как рассматриваемое понятие отличается от близкого к нему . Прежде всего чиновник, , может заплатить за свое назначение на должность свои сбережения и, не будучи при этом никому обязанным, пытаться затем возместить их с лихвой. Если же он взял деньги в долг, то обычно должен деньги вернуть, то есть его отношения с кредитором строятся по схеме, близкой к договору займа .
   Ситуации, отраженные в термине , возникают по иным схемам: 1) , когда некто, используя обычно свое должностное положение, влияние, связи, приводит протеже на новую должность и требует ответных услуг, которые становятся возможными в результате данного назначения; 2) , когда некто заплатил за назначение чиновника на должность и требует от него услуг, обусловленных новой должностью.
   
   ПОПИЛИТЬ, ПИЛИНГ — разделить в определенных пропорциях коррупционный доход от одного или нескольких коррупционных актов между несколькими взяткополучателями.
   
   ПОЛЯНА (М) — определенная территория, сфера экономики, где тот или иной клан, коррупционная группа либо отдельный коррупционер. Все возможные обычно поделены, и между заинтересованными субъектами идет борьба за их сохранение, расширение или перераспределение.
   
   ПРАВИЛЬНЫЙ ПОДХОД (У) — способ вступления в коррупционный контакт с должностным лицом, который заключается в том, что субъект, заинтересованный в решении своего вопроса посредством дачи взятки, ищет действующих или потенциальных посредников из окружения должностного лица. Если посредники обнаружены или подобраны, через них сначала запрашивается о возможности решения и цене вопроса либо (реже) делается предложение с назначением своей цены. При благоприятном (или в целом благоприятном) ответе контакт продолжается, оговариваются детали (иногда ведется торг). Данный способ характерен тем, что взяткодатель и взяткополучатель не вступают в непосредственный контакт, поэтому их (опосредованные) отношения характеризуются более высокой степенью защищенности; правоохранительным органам в подобных случаях весьма сложно задокументировать передачу взятки и привлечь к ответственности виновных.
   Именно поэтому данный способ называется (то есть безопасный) подход. Изучение показывает, что типичное вознаграждение посредников в таких подходах — 10% от размера взятки.
   В понятие может включаться и знание взяткодателем действующих негласных тарифов (для чего предварительно наводятся справки) и, как результат, предложение суммы денег или иных материальных благ нужного качества и количества.
   
   СВОЯ ДОЛЯ (У) — доля чиновника в совокупном коррупционном доходе какого-либо государственного (например, правоохранительного или контролирующего) органа, которая определяется занимаемой должностью (местом в иерархии). Вот одно из возможных распределений долей. 30% поступивших средств начальник органа передает , то есть в вышестоящий орган. Из оставшихся средств 50% оставляет себе, остальное делят его подчиненные в соответствии с занимаемой должностью (заместители начальника и нижестоящие начальники — начальники отделов, отделений). Доля рядового сотрудника либо минимальна, либо он имеет ее лишь тогда, когда внес личный вклад в поступление той или иной суммы денег.
   Подобное распределение долей означает, что соответствующий орган тотально коррумпирован, коррупция там носит системный (причем высокоорганизованный) характер. Вновь пришедший сотрудник или становится элементом сложившейся системы, или оттуда выдавливается. Работать в таком органе и не быть коррумпированным нельзя.
   В качестве примера можно привести случай, рассказанный в ходе проведенного автором опроса одного из респондентов на условии анонимности. Молодой следователь, имея для того достаточные правовые и фактические основания, принял решение о прекращении уголовного дела в отношении одинокой пожилой женщины с небольшим доходом. В отделе, где работал следователь, были установлены негласные тарифы на подобные решения, и следователь взял с женщины деньги за прекращение уголовного дела. Однако взял лишь то, что подлежало передаче руководителю (так сказать, в общий котел), а от отказался. Через некоторое время его пригласил к себе местный прокурор, который проявил недюжинную осведомленность (то, что следователь не взял , он не афишировал) и упрекнул следователя в чистоплюйстве, а затем сказал, что .
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK