Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЗА ГРАНЬЮ ВОЗМОЖНОГО"

 Россия. 2118 год. Стодвадцатичетырехлетняя Диана Лавреневская пишет
письмо неродившемуся ребенку, рассказывая о своей долгой и интересной
жизни.   ИСТОРИИ В ВЕКАХ
   АЛЕКСЕЙ СЛАПОВСКИЙ
   ПОБЕДИТЕЛЬНИЦА
   «АСТ, АСТРЕЛЬ»
   Россия. 2118 год. Стодвадцатичетырехлетняя Диана Лавреневская пишет письмо неродившемуся ребенку, рассказывая о своей долгой и интересной жизни. Начало второго тысячелетия осталось в ее памяти как время относительной бедности и бытовых неудобств. Зато пятидесятые в ее воспоминаниях — рай земной благодаря развитию уникальных технологий. Преодолена зависимость от органических энергоносителей. Коммуникативные устройства управляются мысленными импульсами. Человек живет долго и в здравии, каждый может моделировать внешность по своему желанию и в считанные минуты изменить ее нехирургическим путем. Дети вынашиваются вне материнского организма, и «получить общего ребенка могут два мужчины или две женщины, или группа лиц, или каждый сам от себя». Однако такое «счастье» оказывается недолгим. В начале следующего столетия на Земле уже нет ни растений, ни животных, да и высокие технологии почему-то приказали долго жить. Диана — одна из немногих, кто каким-то чудом сохранил умение водить по бумаге рукой. Еще большее чудо — ей удалось отыскать листок бумаги…
   
   ИСКУССТВЕННЫЙ ОТБОР
   НИННИ ХОЛЬМКВИСТ
   БИОЛОГИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ
   «РИПОЛ КЛАССИК»
   Европа. Недалекое будущее. Демографический кризис заставляет политиков всерьез задуматься о проблеме воспроизводства населения. На всенародный референдум выносится (и принимается подавляющим большинством) вопрос о разделении людей на «полноценных» и «ненужных». К первым принадлежат те, кто позаботился о рождении ребенка. Бездетные мужчины и женщины, достигнув 60-ти и 50-летнего возраста соответственно, становятся «ненужными» и поступают в распоряжение «Резервного банка биологического материала». Их поселяют в клинику-резервацию, навсегда лишая связи с внешним миром. Здесь их жизнь вряд ли про-длится долго. Одни становятся подопытными кроликами для рискованных медицинских экспериментов, других и вовсе разбирают на органы для трансплантации «полноценным» гражданам. В молодости легко проголосовавшая за людоедское решение писательница Дороти Вегер в день пятидесятилетия оказывается в местном отделении банка. По иронии судьбы именно здесь она встречает свою любовь и вскоре обнаруживает, что ждет ребенка.
   
   МОЯ СЕМЬЯ И ДРУГИЕ ЗВЕРИ
   ОЛЬГА ВОЛКОВА
   ОТ МЫШКИ ДО КОШКИ
   «ОЛМА МЕДИА ГРУПП»
   Известная журналистка со знанием дела пишет о братьях наших меньших: «Я ничего не могу рассказать вам о том, как это — вообще обходиться без домашних животных. В моей жизни не было ни единой секунды, когда рядом не жил бы хоть кто-нибудь помимо моих человеческих родственников». Прекрасно иллюстрированная книга-альбом повествует о наиболее интересных породах собак и кошек, а также о другой живности, которую можно поселить у себя.
   Самая подробная глава посвящена кошкам, к которым автор питает явную слабость. В книге описано множество пород, вплоть до самых экзотических. Среди них американский керл (с загнутыми назад и вывернутымитвердыми ушками-рожками), скоттиш-фолд (эти, наоборот, вислоухие) и очаровательный манчкин на коротких лапках. «Собачьи» страницы населены очень редкими в Рос-сии породами. Есть даже басенджи — древняя порода (ей больше пяти тысяч лет), и единственная в мире, приносящая щенков в строго определенное время, под Новый год. За кошками и собаками следуют другие звери, с которыми человеку приходит в голову разделять кров, а также птицы и насекомые. Автор научит, как можно прекрасно ужиться с хорьком, альпакой и даже императорским скорпионом.
   
   АЛХИМИЯ БЕСТСЕЛЛЕРА
   ДУБРАВКА УГРЕШИЧ
   ЧИТАТЬ НЕ НАДО
   ИЗДАТЕЛЬСТВО ОЛЬГИ МОРОЗОВОЙ
   Югославская писательница, эмигрировавшая на Запад в 1993-м, размышляет о том, что сегодня издают, что читают и какие книги становятся бестселлерами. В пессимистичных эссе от автора достается всем. Читателям — за то, что идут на поводу у книжной индустрии, покупая всякую дрянь: «Дерьмо всегда при нас. Куда бы мы ни шли, оно спокойно поджидает нас у наших дверей». Издателям — за то, что следуют «железобетонным критериям коммерческой эстетики: то, что продается, — хорошо; то, что не продается, — плохо». Редакторам — за то, что получают за работу над рукописью больше, чем ее автор. Писателям-мужчинам — за то, что «на протяжении всей истории писательства косили под корень литературные страсти женщин», которые стирают им носки, перепечатывают их труды, воспитывают их многочисленных чад, выбивают им лучшие гонорары… Авторам-женщинам — за пластические операции и автобиографические «заметки на лифчиках».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK