Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "ЗАЛОЖНИКИ"

Специалисты UC RUSAL были похищены в Нигерии из охраняемого поселка. Теперь алюминиевому гиганту и другим российским компаниям, имеющим активы в горячих точках, придется крепко задуматься о том, как обеспечить безопасность своих сотрудников.Буквально пару недель назад директор по персоналу российского алюминиевого гиганта UC RUSAL Виктория Петрова увлеченно рассказывала корреспонденту «Профиля», как здорово в компании решили проблему набора кадров в свои африканские подразделения. Еще лет шесть назад заманить туда настоящих профессионалов никакими пряниками было невозможно, посылали, можно сказать, людей случайных. А набив немало шишек, в компании поняли, что нельзя направлять в жаркие во всех отношениях страны людей неподготовленных.

Ввели кросскультурное тестирование, наняли тренеров для подготовки людей к выживанию в непривычных условиях и даже начали снабжать отъезжающих брошюрами с разными советами и предостережениями. Это имело великолепный эффект: компания стала совершенно свободно находить на рынке людей с хорошим профессиональным опытом. Некоторые сотрудники с русаловских заводов даже стали проситься работать в Нигерии.

То, что сотрудники начали рваться в Африку, неудивительно, ведь такое перемещение в пространстве сулит им повышение зарплаты до 2,5 раза. Однако, пожалуй, после событий прошлой недели этого «бонуса» будет уже недостаточно. Ибо интеллектуальная кадровая программа не устояла перед дулами автоматов Калашникова.

Нигерийская хроника 

Рано утром 3 июня на юге нигерийского города Икот-Абаси (700—800 км от города Лагоса) произошло вооруженное нападение на рабочий поселок, в котором проживают сотрудники UC RUSAL, работающие на заводе Alscon (Aluminium Smelter Company of Nigeria, на 70% принадлежит UC RUSAL). Как сообщает пресса, охранники из местных, знающие буйный нрав соплеменников, сопротивления не оказали, покорно открыв ворота людям в масках. Те бросились к ближайшим домикам, динамитом взорвали двери и выволокли толком не проснувшихся русаловцев на улицу.

Героически вступился за коллег лишь нигериец, работавший на Alscon водителем. За что тут же получил смертельную пулю. А шестерых сотрудников UC RUSAL боевики посадили в лодку и увезли в кишащие крокодилами топи, на один из многочисленных островов в пойме реки Нигер.

Чуть позже появилась информация, что похитители вышли на связь с высокопоставленными чиновниками Нигерии и представились партизанами Движения за освобождение дельты Нигера. Как известно, сия организация требует от властей справедливого распределения доходов от деятельности иностранных нефтедобывающих предприятий, расположенных на юге страны, которые якобы загадили реку и лишили местных жителей возможности заниматься привычным рыбо- и крокодилоловецким промыслом.

Что происходило дальше, пожалуй, одному МИДу известно. Да, может, еще парочке высокопоставленных русаловцев, привлеченных к процессу переговоров. Однако пока никто из них делиться информацией не пожелал, ссылаясь на то, что любое лишнее слово может помешать переговорам и ухудшить и без того туманную участь заложников.

Не ходите в Африку 

Как показывает практика, даже после освобождения заложников подробности о том, как велись переговоры и в какую сумму обошлось вызволение людей из плена, на страницы средств массовой информации не попадают. Хотя такие случаи в той же Нигерии давно уже приняли серийный характер. Причем, как правило, все захватчики сначала косят под повстанцев и выдвигают политические требования, но довольно быстро скатываются на разговоры о выкупе. То есть кражи иностранных специалистов превратились для жителей Нигерии в эдакие бизнес-проекты под прикрытием политических лозунгов.

Надо сказать, что с российской компанией в Нигерии подобное произошло впервые. Иностранным же специалистам из различных нефтедобывающих фирм повстанческая нервотрепка знакома хорошо.

Буквально накануне захвата российских специалистов на свободу были отпущены сотрудники компании Chevron, украденные еще 1 мая прямо с принадлежащего американской компании плавучего нефтехранилища, которое было пришвартовано недалеко от нефтедобывающей платформы Funiwa, разрабатывающей шельфовое месторождение нигерийского штата Баелса. Только в мае в плену у нигерийских повстанцев пришлось помаяться 17 гражданам из разных стран. Были захвачены сотрудники итальянской нефтегазовой компании Eni SpA, которых боевики схватили прямо во время работы на судне в 55 милях от южного побережья Нигерии. О похищении своих сотрудников заявляла и южнокорейская строительная компания Daewoo Engineering and Construction Co.

Всем компаниям, работающим в Нигерии, прекрасно известно, что в этой стране нестабильная политическая обстановка, идут перманентные военные действия. И, конечно, все понимают, что засылаемая в эту страну бригада может не вернуться на родину в полном составе. Однако ее богатые недра заставляют компании рисковать и закрывать глаза на легко уязвимый человеческий фактор. Металлургов влекут сюда богатейшие залежи бокситов, необходимых для производства алюминия, нефтяников — крупнейшие в Африке запасы нефти. Тем более что, как правило, заложников здесь отпускают за весьма небольшой выкуп (обычно сумма составляет несколько десятков тысяч долларов).

Таинственные технологии

Теперь менеджменту UC RUSAL придется напрягать все силы разума и кошелька, чтобы сделать пребывание своих сотрудников в Нигерии более безопасным. Через что, собственно, прошли уже очень многие зарубежные компании, чьи работники побывали в качестве заложников в руках повстанцев, сепаратистов и прочих бандитов. Их опыт мог бы оказаться очень полезным для России.

Шквальная скупка нашими олигархами активов за рубежом началась совсем недавно. По подсчетам аналитиков M&A-Intelligence журнала «Слияния и Поглощения», с 2004 года по 15 мая 2007-го российскими компаниями было совершено 142 сделки по покупке акций зарубежных предприятий на общую сумму $22,9 млрд. Однако вряд ли за этот короткий срок отечественные бизнесмены сумели понять, какие меры безопасности сотрудников будут адекватны в особо опасных странах.

Кстати, многие компании хоть и имеют активы за рубежом, но не посылают туда своих сотрудников, полностью доверяя работу местному менеджменту. И, естественно, не имеют головной боли с безопасностью кадров. Так поступают «Норильский никель», «Евраз» и другие. В UC RUSAL считают необходимым участие российских представителей в управлении новым активом. Объяснение следующее: на предприятиях приходится выравнивать все практики и политики. Ведь в каждой организации даже бюджет и бухгалтерская отчетность составляются по-своему. Чтобы придать всему одинаковые рамки и абсолютную прозрачность, на работу на зарубежные предприятия направляются российские специалисты.

Сегодня сложности с местными жителями подстерегают иностранные кадры не только в Нигерии. С серьезной опасностью сопряжена работа экспатов в Ираке, Эфиопии, Колумбии, Гвинее, Анголе, Афганистане, Бангладеш, Иордании, Иране, Ливане, Непале, Пакистане, Руанде, Сомали, Чаде, Шри-Ланке, Кот-д’Ивуаре и еще некоторых индустриально слаборазвитых странах.

Конечно, крупные компании, делающие ставку на богатства недр этих государств, стараются использовать все современные технологии защиты своих сотрудников. Как правило, люди живут в охраняемых поселках, передвигаются в сопровождении охраны, объекты, на которых они работают, тоже строго охраняются. Используются все технологические средства — от видеонаблюдения до спутниковых систем слежения.

Лишь мелкие фирмы, перебивающиеся небольшими заказами, посылают людей в горячие точки наобум, без каких бы то ни было защитных мер. Как, например, сделала российская компания «Интерэнергосервис», которая в 2004 году отправила своих энергетиков в уже охваченный войной Ирак, не предоставив людям соответствующей ситуации охраны. В результате на сотрудников было совершено нападение: два человека погибли, а восемь получили ранения.

Другое дело, что службы безопасности компаний стараются держать в секрете меры по охране людей и объектов, которые они принимают в неблагополучных точках. Например, в российском представительстве Chevron «Профилю» ответили следующее: «Мы серьезно относимся к вопросу личной безопасности сотрудников и безопасности производства, поэтому по очевидным причинам не можем обсуждать меры, принимаемые для снижения этих рисков». Не меньшую закрытость продемонстрировали и такие компании, как UC RUSAL, «Газпром», «АЛРОСА», Shell. Там вообще отказались от комментариев.

Начальник управления по работе с персоналом и организационному развитию «ЛУКОЙЛ Оверсиз Сервис Лтд» (дочернее предприятие «ЛУКОЙЛа», созданное для реализации проектов в области нефтегазодобычи за пределами РФ) Андрей Наумов рассказал, что в опасных странах их люди трудятся по вахтовому методу. «Так работают наши сотрудники в Западной Африке. Там сложная обстановка, и у нас еще нет достаточно четкого представления, что дальше делать, ведь регион находится в состоянии перманентной напряженности, практически на грани войны. Пока мы не определились с вопросами безопасности наших людей, стараемся лишний раз не рисковать и лишних людей, особенно членов семей, не вывозить».

В режиме усиленных мер безопасности компания работает и в Саудовской Аравии. «Там наши люди живут и работают в достаточно закрытых условиях, — рассказывает Наумов. — Для них выделен поселок, который находится под усиленной саудовской охраной. Хотя внутри созданы достаточно хорошие условия, но у людей практически нет возможности выбраться за пределы этого поселка и каким-то образом разнообразить свою жизнь. Конечно, это имеет негативные аспекты с точки зрения психологического климата и состояния людей. Поэтому в отношении Саудовской Аравии мы приняли специальное решение — давать людям дополнительные возможности выехать из страны, чтобы сменить обстановку».

Фактор безопасности является ключевым для «ЛУКОЙЛа» и в таких странах, как Колумбия, Венесуэла. Там компания расселяет людей в безопасных районах. А чтобы те могли разнообразить свою жизнь, им оплачивается посещение специальных клубов, где люди общаются с коллегами, в том числе из других компаний. «Это достаточно закрытые заведения, которые находятся под усиленной охраной», — сообщил Наумов.

Охрана или боевые действия?

Однако держать язык за зубами службы безопасности заставляет не только природная скрытность. Дело в том, что уже были случаи, когда просочившаяся в печать информация о методах их работы вызывала оглушительные скандалы. В 90-х годах прошлого века в одной из таких историй, происшедшей в Колумбии, была замешана нефтедобывающая компания BP.

Уже почти 40 лет Колумбия живет в условиях противостояния властей и ультралевых повстанческих группировок. Здесь постоянно вспыхивают вооруженные конфликты между самой крупной повстанческой группой FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии) и ультраправыми Объединенными силами самообороны (AUC). И, естественно, никто в пылу вражды не разбирает, куда летят пули: во врагов или в иностранцев, мирно качающих их нефть. Да и сам «мировой капитал» местных революционеров шибко раздражает. Так что подрывы нефтепроводов, угоны самолетов, захваты заложников здесь считаются делом привычным.

Как и все прочие работающие здесь иностранные компании, BP платила местным властям так называемый военный налог ($1 за баррель добытой нефти), который поступал в фонд борьбы с повстанческими отрядами. Но мероприятий, проводимых местными военными, было явно недостаточно. А потенциальные запасы нефти в 37—47 млрд. баррелей (5—6 млрд. тонн) накрепко привязали нефтяников к колумбийской земле.

Вот тогда-то у службы безопасности BP, где служили такие лихие личности, как экс-офицер британской разведки MI6 Марк Хифкот и отставной офицер САС (английский спецназ) Тони Линг, и родилась идея привлечь к решению проблемы своего сослуживца по боевым операциям в Северной Ирландии из компании Defence Systems Limited (DSL). Компания сия была известна своей близостью к британскому правительству. Как сообщали газеты, она состоит из офицеров САС и сотрудников британской разведки и используется в разных неспокойных точках мира для защиты интересов британских компаний.

В результате между BP и DSL был заключен договор об охранных услугах на сумму $2 млн. в год. Но в конце 90-х вдруг разразился огромный скандал. Правозащитники обвинили BP в том, что она через DSL финансирует поставки оружия колумбийской полиции для подавления сопротивления местных революционеров и вообще вмешивается во внутренний конфликт другой страны и таким образом нарушает права местного населения. В результате методы обеспечения безопасности бизнеса, используемые BP, осудил даже Европарламент.

Конечно, BP — калач тертый, и дело было замято. Однако круги на воде остались. И прочие мировые гиганты по добыче полезных ископаемых, работающие в горячих точках, намотали себе на ус: защищайся какими угодно методами, но храни все в секрете.

Не исключено, что и российским компаниям придется почерпнуть отнюдь не самый популярный опыт охраны своих объектов. Но, так же как и зарубежные коллеги, молчать об этом они будут даже под пытками.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK