Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Жан-Филипп КОТИС: «Экономический подъем должен опираться на «обе ноги»: экспорт и внутреннее потребление»"

О том, с какими проблемами сегодня сталкиваются страны, являющиеся «локомотивами» мировой экономики, «Профилю» рассказывает главный экономист ОЭСР Жан-Филипп Котис.— Прошлый год начался с предсказаний экономического кризиса в США. Но американская экономика финишировала не так уж плохо. Как вы считаете, США не скатились в кризис в силу своей внутренней устойчивости или же помог остаться на плаву весь остальной мир?

— И то, и другое. Сегодня самый тревожный сигнал — сильная корректировка рынка недвижимости США, с которым связан строительный сектор. Интерпретация же резкого снижения активности строительного сектора может быть двоякой, зависящей от трактовки макроэкономических показателей. Если, например, предположить, что американская экономика страдает сейчас от превышения глобального спроса над производственным потенциалом, то в этом случае спад на рынке недвижимости свидетельствует о серьезных проблемах, которые могут повлечь за собой экономическую рецессию. Это — пессимистическая гипотеза, предполагающая, что сектор недвижимости перегрет, и когда он будет «остывать», то потянет за собой всю экономику. Конечно, все боятся подобного сценария, ведь такое уже было в 2000 году, только тогда речь шла о резком снижении показателей перегретого фондового рынка. Вторая интерпретация — более оптимистичная. Те, кто ее придерживается, видят проблему в том, что сильный внутренний спрос не сопровождается таким же сильным внешним спросом. И с этой точки зрения наблюдаемый сейчас спад в секторе недвижимости должен помочь снизить слишком сильный внутренний спрос. Но этот процесс не ухудшит экспортных позиций, поскольку Европа и Азия развиваются довольно хорошо, и экспорт США, особенно в Европу, может даже увеличиться.

Так что спад в секторе недвижимости США может означать либо начало рецессии, либо более равномерное перераспределение глобального спроса между внутренним рынком и экспортом. Мы в ОЭСР базируемся на второй гипотезе, о перераспределении глобального спроса. Внутренний спрос в США падает в силу падения рынка недвижимости, но экспорт растет. Это перераспределение должно помочь сбалансировать американский торговый баланс или, по крайней мере, помешать ему так же быстро ухудшаться, как в последнее время.

В США, правда, сейчас наблюдается повышение инфляции, но не столько из-за спроса, сколько из-за инфляционного воздействия на американскую экономику высоких цен на нефть.

— США обвиняют Китай в том, что его валюта недооценена, а это дает экспортные преимущества. Но не играют ли США сами в такую же игру со слабым долларом?

— Мне кажется, все-таки нынешний курс доллара корректен, поскольку экономика США ослабла, а европейская, наоборот, окрепла. А вот юань действительно занижен, причем значительно. Китайцы вынуждены это делать. Их монетарная политика долгое время базировалась на занижении курса юаня для борьбы с инфляцией. Я думаю, юань будет постепенно расти, но это должно происходить именно постепенно.


ОЭСР (OECD) — Организация экономического сотрудничества и развития, создана в 1961 году, объединяет 30 стран. ОЭСР возникла на базе Организации европейского экономического сотрудничества, созданной для распределения американской и канадской помощи, направлявшейся по плану Маршалла на восстановление Европы после Второй мировой войны. Основная заявленная цель ОЭСР — построение здоровой экономики в государствах—членах организации, распространение свободы торговли и вклад в дальнейшее развитие как промышленно развитых, так и развивающихся стран. Страны—члены ОЭСР производят две трети товаров и услуг в мире.

— В КНР очень высока доля накопления. Это плюс или минус для экономики?

— По отношению к Китаю, наверно, можно изобрести новый термин — «перенакопление». Это тревожный симптом. Если сгруппировать доли накопления предприятий и домохозяйств, то получится астрономическая цифра в 50%! То есть когда зарабатываются два юаня, один из них сберегается. Причина в том, что китайцы являются своими собственными страховщиками. Во времена социализма систему социальной защиты работников обеспечивали предприятия. Сейчас такая социальная защита практически исчезла. С другой стороны, китайцы пока не создали такие механизмы функционирования социальных служб, как в Европе. В результате китайцы практически не защищены от рисков, связанных с потерей трудоспособности или старостью. Система частного страхования тоже не развита. И в целом финансовый рынок Китая остается недостаточно развитым и относительно небольшим по объемам. Поэтому для китайцев единственная возможность подстраховаться — откладывать деньги. Однако нет ничего хорошего в том, чтобы полностью страховать самого себя.

Китай нуждается в более развитой системе социального обеспечения и одновременно в более развитом финансовом рынке. В идеале должен быть синтез этих двух систем, сейчас же ни одна, ни другая не могут считаться достаточными.

— Но большая доля накоплений зачастую означает и значительную долю инвестирования. Может быть, все уравновешивается?

— Китай действительно много инвестирует, иногда, правда, в убыточные сферы. Он инвестирует 40% валового внутреннего продукта — это огромная цифра! Однако, даже столько инвестируя, китайцы не в состоянии потратить все накопленное.

У КНР большой внешнеторговый плюс с США, но китайцы должны потреблять больше сами, внутри страны, и меньше сберегать. Но чтобы сберегать меньше, как я уже сказал, должны быть созданы соответствующие системы социального обеспечения или частного страхования. Даже управляющий Центральным банком Китая говорил: «Чтобы облегчить проведение эффективной монетарной политики, необходимо создать действенную систему социального обеспечения»! Пока же ни государство, ни рынок не обеспечивают такую систему. Поэтому значительный торговый профицит вносит свою лепту в повышение доли накопления, что, в свою очередь, усугубляет внутреннее разбалансирование. В результате, с одной стороны, мы имеем китайцев, которые недостаточно потребляют, а с другой — американцев, которым не удается достаточно сберегать.

— Получается брак по расчету. Но ведь они пока не «разводятся»?

— Китай и Америка постоянно спорят, однако не могут обойтись друг без друга. Только вместе система работает.

— Одной из самых «примерных учениц» в 2006 году была Германия, демонстрирующая лучшие показатели с момента объединения. Это временное явление или долгосрочная тенденция?

— Я думаю, экономическая ситуация в Германии на самом деле значительно улучшилась. Объединение страны было чрезвычайно желательно политически, но, к сожалению, управление этим процессом осуществлялось не очень эффективно и с ошибками. Во многом именно ими и объясняются последовавшие экономические сложности. Германии потребовалось десятилетие, чтобы «переварить» объединение. Зарплата зачастую была слишком завышенной, падала конкурентоспособность на мировом рынке, а ведь экспорт — очень важная составная часть немецкой экономики. В результате десять лет экономический рост был довольно слабым, но предприятия старались уменьшить свои издержки, и сегодня немцы опять стали чрезвычайно конкурентоспособны.

Правда, если экспорт сегодня чувствует себя прекрасно, то озабоченность вызывает другое — недостаточное внутреннее потребление. После периода трудностей немцы боятся слишком много потреблять. Так что и в Германии значительно возросла доля того, что мы называем «сбережениями из предосторожности». Только сейчас доля внутреннего потребления начинает постепенно увеличиваться. Экспорт растет, конкурентоспособность повышается, и общий позитивный настрой отражается и на увеличении потребления домохозяйств. Мы считаем, что Германия выходит из сложного периода и должна развиваться достаточно позитивно. Это не какой-то приятный сюрприз, а заслуженное завершение долгого периода взаимных притирок и реформ.

— А Япония? Вышла ли страна из дефляционной полосы?

— Япония последние пять лет очень успешна с экономической точки зрения. Конечно, было бы желательно, чтобы этот устойчивый рост, обеспеченный во многом за счет экспорта, сопровождался соответствующим ростом внутреннего потребления. Экономический подъем должен быть более сбалансированным и не опираться только на инвестиции в экспортные сферы. Сейчас японские потребители, так же как и немцы, колеблются, когда речь идет о тратах и потреблении, но по иной причине. Дефляция не очень хороша для потребления, поскольку покупатели ждут, что цены снизятся еще больше.

Вышла ли японская экономика из дефляционного периода? Как ни странно, не так просто ответить на этот вопрос. Центральный банк Японии регулярно повторяет, что вот-вот это произойдет. Каждый квартал мы проводим консультации по данному вопросу. И ОЭСР говорит: «Может быть, это и правда скоро произойдет, однако пока мы не можем констатировать окончание дефляционного периода». Через три месяца все опять повторяется с заверениями, что японская экономика практически вышла из дефляции, но… Так мы дискутируем уже несколько лет. В прогнозах экономического развития, которые готовит ОЭСР, мы специально обращаем внимание на тревожную тенденцию с японской зарплатой. В течение 18 месяцев уровень заработной платы в Японии снижался, затем 18 месяцев он рос, а последние полгода заморозился, то есть рост зарплаты опять прекратился. А если это произошло, то мы вправе ожидать продолжения дефляционного периода, когда цены снижаются.

— Но если увеличивать зарплату, то пострадает конкурентоспособность японских товаров.

— Да, она несколько снизится, зато будет больше внутреннего потребления. И это очень желательно, поскольку тогда экономический подъем будет опираться на «обе ноги», одна из которых — потребление, а другая — экспорт и инвестиции.

Япония и Германия находятся в одинаковой ситуации. Просто в Японии это чуть ярче проявляется. И там и там наблюдается недостаток внутреннего потребления и все крутится вокруг экспорта. Инфляция очень низка в Германии и отрицательна в Японии. Германия быстрее решает проблемы, связанные с внутренним потреблением. Япония же еще очень сильно сконцентрирована на экспорте, ее предприятия много инвестируют именно в этом направлении. Поэтому ее подъем опирается лишь на «одну ногу». Конечно, и на одной ноге можно прыгать достаточно быстро, но все-таки лучше идти на обеих.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK