Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Зоны особого внимания"

Закон об особых экономических зонах стал «первым блином» новой инвестиционной стратегии правительства.Резвая экономическая политика

В первых числах июля комитеты и подкомитеты Госдумы сидели до утра. Обсуждались поправки к закону об особых экономических зонах. Для правительства эти дебаты значения не имели. На завтраке с инвестиционным сообществом, организованном Американской торговой палатой в России, Андрей Шаронов рассказывал о зонах как о решенном деле. Заместитель министра экономического развития и торговли просто пообещал, что закон будет принят на днях. Так и случилось. Накануне принятия закона Шаронов приехал в Думу, решительно прошел в кабинет Валерия Драганова, председателя комитета по экономической политике, и провел там около сорока минут. Там все и обсудили. На последовавшем затем финальном заседании комитета замминистра откровенно скучал и частенько отлучался к окну — поговорить по мобильному телефону. Никаких сюрпризов не случилось ни на этом заседании, ни днем позже, когда Дума принимала сам закон. На «пленарке» минут за 15 закон был принят во втором и третьем чтении. Отдельные думцы (коммунисты) попытались затеять некое подобие дискуссии, но их «вылазки» были пресечены. В минувшую среду закон без изменений был одобрен уже Советом Федерации. Теперь его предстоит подписать президенту, который, собственно, и выступил инициатором его принятия. Дело техники. Так по-быстрому Россия вступила в новую историческую эпоху — активной инвестиционной политики.

Особый путь: версия два

В России уже были особые зоны. Законодательство 90-х годов позволяло местным властям заключать специальные соглашения с бизнесом, по которым в обмен на вливания в местную экономику разрешалось не платить региональную часть налога на прибыль — то есть вместо 24% — 18%. Инвестиционные льготы предоставлялись в 20 регионах, но самыми активными стали Чукотка, Мордовия и Калмыкия. Здесь регистрировались все желающие, и уже очень скоро финансовая система России была превращена в решето. По оценкам министра финансов Алексея Кудрина, бюджет ежегодно лишался десятков миллиардов рублей. Точные данные есть только за последние годы: в 2002 году общая сумма льгот по налогу на прибыль составила 43 млрд. рублей, в 2003-м — около 50 млрд. Никаких особых инвестиционных «барышей» в результате масштабного эксперимента не получил никто. В Мордовии, к примеру, сумма предоставленных льгот в три раза превысила общую сумму инвестиций. Российские же предприниматели хоть и получили краткосрочные выгоды, зато серьезно подставили свой бизнес под дамоклов меч нынешних и будущих налоговых расследований. В 2003 году, когда лавочку наконец прикрыли, вздохнули все.

Особое агентство для особых зон

Андрей Шаронов прямо называет опыт 90-х полным провалом и поэтому обещает на этот раз начать все с чистого листа. Гарантом чистоты должен стать сам МЭРТ, который будет принимать решения об открытии таких зон и управлять ими. Для этого в недрах самого министерства планируется создать специальное федеральное агентство, оно станет тем самым «одним окном» для инвесторов. В МЭРТе не скрывают, что главным объектом внимания станет прикрытие возможных налоговых лазеек для бизнеса. «Нам бы очень не хотелось, чтобы на территории такой зоны появился филиал небольшой IT-компании, где будет «трудиться» персонал солидного горно-металлургического комплекса, включая шахтеров, занятых созданием программного обеспечения», — пошутил Шаронов, обращаясь к завтракавшим.

Повисла пауза. Было ясно: мало кто решится сыграть в инвестиционную рулетку с правительством. Но и правительство всячески застраховалось на этот случай. В зонах не будут регистрировать филиалы, а лишь дочерние общества, а сама сумма налоговых льгот, по планам МЭРТа, не превысит 7%. На территории зон не должны находиться уже действующие предприятия. Фактически МЭРТ предлагает за счет средств федерального и местного бюджетов (в равных долях) создать в чистом поле инфраструктуру и привлечь туда тех новых инвесторов, которые пока инвестировать в Россию не хотят. Именно такие инфраструктурные преимущества, по расчетам МЭРТа, и должны обеспечить выгоды инвесторам, сократив их издержки примерно на 10%. Общий сберегательный эффект для особого инвестора, по оценкам Минэкономразвития, может достигнуть весьма внушительных 30%.

Зоны конфликтов
К сожалению, найти таких инвесторов среди частных предпринимателей пока не удалось. «Мы, безусловно, уже рассматриваем вопрос о том, чтобы стать резидентом одной из экономической зон, — рассказывает генеральный директор ОАО «Радиозавод имени А.С. Попова» Иван Поляков. — Но пока только на теоретическом уровне». По признанию Полякова, к компании уже обращались представители Томской области.

Суть закона в этом и заключается, что с инициативой о создании зоны будут обращаться региональные власти. Но их цель — развитие региона, — по признанию Шаронова, не самое главное в списке приоритетов федеральных властей. Здесь делают ставку на индустриально-технологические прорывы. Такое несоответствие может привести к развитию вполне реального конфликта. Самый очевидный пример — Самарская область. В местном правительстве нам подтвердили, что проект создания такой зоны здесь почти готов и в июле—августе будет передан в Москву. Суть его состоит в создании сборочных мощностей АвтоВАЗа.

После принятия в марте этого года постановления №166, снизившего таможенные пошлины на импорт автокомпонентов, позиции российского автогиганта оказались подорваны. В результате появилась идея вывести свою сборку в особую зону и вернуть утраченные преимущества. Вряд ли эта идея найдет поддержку в руководстве МЭРТа. Шаронов называл несколько регионов, потенциально привлекательных для создания особых зон (Московская, Ленинградская, Томская, Новосибирская), однако Самарская область в этом списке не значилась. Более того, заместитель министра заблаговременно помянул недобрым словом заявителей, действующих в интересах крупных региональных производителей.

Особые риски

Переход российского МЭРТа к активной деятельности — состоявшийся факт. К сожалению, в данном случае общественность так и не увидела элементарного расчета — каковы прибыли от новой инициативы и каковы будут издержки этого решения. В мире ведутся ожесточенные дискуссии относительно того, нужны ли особые зоны вообще. Количество их растет, они создаются на территории многих вполне развитых индустриальных государств. Но, как признают эксперты Всемирного банка, государственные особые зоны следует признать неудачным опытом, прежде всего за счет плохого управления. На смену им приходят небольшие территории, находящиеся в частной собственности. Россия решилась повторить опыт первой волны. На особые прибыли в МЭРТе и не рассчитывают, беспокоясь за управление налоговыми рисками. Гораздо больше тревоги проявляют те инвесторы, которые уже вложились в Россию на обычных условиях и теперь опасаются «особых» конкурентов. Некоторые инвесторы так вопрос на завтраке и поставили. В ответ получили привычное «все будет хорошо».

«Хотелось бы пожелать, чтобы намерения, которые легли в основу закона, реализовались на практике в адекватной форме», — говорит «теоретический» инвестор Иван Поляков.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK