Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Зоо Фил"

Маленьких, как известно, обижать нехорошо. А больших — просто не стоит. Хотя бы из чистого самосохранения: они могут дать сдачи. Правда, некоторые большие получают удары и от самых маленьких. О том, что для слона страшнее мыши зверя нет, знают даже первоклассники.Все хотят счастья в личной жизни, но не все его получают, а это неправильно и несправедливо. На дело искоренения этой несправедливости бросают свои силы разные специалисты — например, потомственные бабки-вещуньи и профессионалы-психологи. У бабок свои секреты, о которых они никому не рассказывают. А вот цивилизованные психологи в полный голос сообщают о том, при каких условиях о счастливой семье можно забыть навсегда. Например, если муж с женой придерживаются разных политических взглядов. И правда — вы только представьте себе совместное, под одной крышей, проживание последовательного коммуниста и исступленной демократки, что-то типа брака Шандыбина с Новодворской. Какое уж там счастье, если посреди квартиры построены баррикады…
Другое условие мира в доме — одинаковое отношение супругов к домашним животным. Причем недостаточно, чтобы муж и жена их просто любили — желательно, чтобы они любили одно и то же. Потому что если одному нравятся белые мышки, а второму — удавы, этими мышками закусывающие, то семейные конфликты неизбежны и могут довести людей до полного разрыва отношений.
Что касается политики, то в этом вопросе у моей подруги Зои и ее многолетнего приятеля Филиппа, которого, понятное дело, друзья звали просто Филом, никаких расхождений не было. Кажется, они даже познакомились на каком-то демократическом митинге или собрании, так что идеологическая несовместимость никак не могла омрачить безоблачность их отношений. Что же до любви к животным, то тут была небольшая проблема: Зоя животных просто любила, а вот Фил их любил настолько, что готов был очеловечивать не только кошек и собак, но и комаров с тараканами. Временами в его речах, произносимых на регулярных собраниях жителей подъезда, прослеживались темы индуистской философии: то есть борьбу с тараканами в целом он признавал целесообразной, но проводить ее считал возможным только гуманными методами. То есть так, чтобы ни один таракан не пострадал. Этих малоприятных насекомых полагалось выгонять из дома, но живыми и здоровыми. Да, и еще! Ни в коем случае нельзя было упоминать при насекомых о готовящейся против них операции — Фил был уверен, что тараканы все слышат и понимают, а раз так, то они сумеют вовремя предпринять некие контрмеры. Ну собака ведь понимает, когда ей говорят «гулять!» или «к ноге!». А чем таракан хуже?
Зое все это казалось не совсем нормальным. Но кто из нас без странностей? Тем более что в последнее время Фил все больше занимался своим маленьким бизнесом и все реже посещал собрания жителей подъезда. С новой силой убедиться в нестандартных наклонностях своего возлюбленного Фила Зое пришлось, как только наступило очередное лето. У Фила была хорошая дача в Кратове, в доме жили мыши, и с этим, решила чистоплотная Зоя, надо было что-то делать. Проблема была в том, что мышиное стадо в родных стенах любовно культивировал сам Фил. Все началось с крошечного мышонка, обнаруженного в ванной комнате: дитя свалилось в ванну и не могло оттуда самостоятельно выбраться. Фил вовремя прибыл на дачу и спас обессилевшее животное. Животное тут же смылось, но Фил успел заметить куда и немедленно принес к узкой щели в стене мисочку с водой, тарелочку с мелко нарезанным сыром, немного фруктов, разной крупы и вообще понемногу всего, что у него было. Мышонок ведь перенес ужасную моральную травму, возможно, даже временно утратил трудоспособность, и долг Фила как человека и владельца дачи — помочь пострадавшему постояльцу.
К утру все угощение исчезло: просто удивительно, как некто размером с полмизинца смог прибрать такие горы продуктов. Фил умилился и перед своим отъездом навалил мыши столько еды, сколько хватило бы собаке средних размеров — ведь уезжал-то он на несколько дней, а травмированной мышке надо же было чем-то кормиться. А в опасную ванную во избежание новых трагедий Фил положил дрова: если мышь опять сюда свалится, то легко сможет выбраться из ловушки и продолжить свою счастливую жизнь.
Со временем мышонок возмужал и вырос до целого мизинца. На самом деле он был совершенно очарователен — если, конечно, вы не относитесь к девицам, которые при виде мышей считают нужным противно визжать и требовать немедленно убрать отсюда эту гадость. Зоя к таким не относилась и охотно умилялась трогательной мышке — толстой (еще бы, при таком-то слоновьем рационе), холеной, с блестящими глазками. За невыясненную половую принадлежность мышка получила компромиссное имя Эрих-Мария и пользовалась в доме всеми правами официального жильца.
Однако вскоре Эрих-Мария размножился. Не то начал почковаться, не то пригласил друзей, не то слух о существовании настоящего мышиного рая разнесся по окрестностям, — как бы то ни было, одна мышь довольно быстро превратилась в группу мышей. Все они были толстые, холеные и прелестные, и Фил принимал их как родных. Размеры оставляемого мышам продовольствия стали просто гигантскими, ну а мыши в благодарность за гостеприимство отвечали усиленным размножением. Словом, в рекордные сроки на даче Фила получился некоторый мышиный перебор: стада мышей по ночам громко копошились где-то в глубине стен, в Филовом стильном тапочке из бутика «Армани-каза» некая заботливая мышиная мать устроила уютное гнездо с четырьмя очаровательными детками, а половину всех имевшихся на даче книжек (среди них встречались и редкие репринтные издания позапрошлого века) мыши разодрали в целях благоустройства своих домов. Фил не уставал умиляться, а вот Зоя сочла поголовье мышей несколько избыточным и, чтобы призвать их к порядку, привезла на дачу своего кота.
Толстый и холеный кот (Фил, нетрудно догадаться, любил его с не меньшей страстью) наплевал на толстых, холеных мышей. На даче он, видимо, решил наконец-то как следует выспаться, поэтому вставал с лежанки ровно три раза в день и ковылял к своей миске с «Вискасом», чтобы немного подкрепиться. Да и мыши, надо сказать, не обращали на кота ни малейшего внимания. Они оставались абсолютно равнодушными и к двум собакам, которых любвеобильный Фил забрал на лето у своей сестры. Мыши собак не боялись — да и с чего бы им было бояться воспитанных, умных псов, которые сочли мышей новым видом домашних животных, трогать которых категорически запрещено?
Однако же с мышами пора было что-то делать — эта жестокая мысль посетила, конечно, Зою. Фил, разумеется, сопротивлялся изо всех сил, но Зоя пошла на конфликт типа «или я, или они». Похоже, Фил любил Зою все-таки больше, чем мышей, — он выбрал ее и согласился начать борьбу с Эрихом-Марией и его многочисленными родственниками. Но согласие на борьбу — это полдела. Вопрос в том, как именно эту борьбу проводить на практике. Разумеется, яды и мышеловки были абсолютно неприемлемы, ибо несли мышам страдания и смерть, — в этом Фил и Зоя были единодушны: мыши должны быть изведены гуманным способом, при котором никто не пострадает. То есть надо каким-то образом уговорить их перебраться жить куда-нибудь в другое место. И Фил, внутренне рыдая, купил за хорошие деньги на военном заводе детище конверсии — специальную мышегонялку. Эта хитрая штука при включении в розетку начинала издавать противные звуки — довольно неприятные для людей, а для мышей, как уверяла реклама, и вовсе невыносимые. В инструкции по пользованию мышегонялкой сообщалось, что, как только мыши услышат этот звук, они все как одна убегут от него куда глаза глядят и больше никогда не вернутся.
В назначенный день Фил накормил мышей вкусней и обильней обычного и включил мышегонялку в сеть. Собаки завыли, у кота шерсть встала дыбом, у Фила появилась странное ощущение, будто чешутся зубы… А мыши деловито подбирали остатки пиршества и никаких признаков панического желания убежать не проявляли. Штука проработала целую ночь — собаки, кот и люди не сомкнули глаз, но мужественно терпели и помещение дачи не покидали.
Утром на кухне Фила встретили шеренги возмущенных мышей: он, рассчитывая на их уход, не оставил на ночь никакой провизии. Фил понял, что для борьбы с распоясавшимися мышами нужны новые, революционные средства. Фил съездил на станцию и купил две бутылки самого сладкого вина. По всему дому он расставил мисочки с пойлом, подмешал туда немного снотворного, к мисочками прислонил маленькие лестницы собственного изготовления (чтобы упившиеся мыши не потонули из-за проблем с координацией, а спокойно вышли из поилок по лестницам), и отправился спать.
Наутро по дачному паркету нестройными рядами медленно передвигались пьяные мыши всех возрастов. Фил любовно уложил их в корзинку, загрузил в машину и повез в даль светлую. Он довез их до ближайшего колхозного амбара, и вот там-то мыши получили свободу. Добрый Фил не забыл захватить с собой миску и бутылку с водой. Зная по собственному опыту, что с похмелья очень хочется пить, он позаботился облегчить мышам их тяжелое утреннее пробуждение. Дальнейшая судьба мышей никому не известна. Впрочем, есть все основания предполагать, что у них все хорошо. Может, в амбаре у них нет такого разнообразия продуктов, какое им обеспечивал Фил, но с голоду они там точно не помрут.
А Зоя с Филом, конечно, очень скучали по своим мышам, особенно по Эриху-Марии. Впрочем, сейчас они прикармливают ворон — одна их них, самая прелестная, толстая и наглая, уже не боится заходить в дом и дергать собак за хвосты. За неявную поначалу половую принадлежность ворону назвали Клаусом-Марией. Зояя и Фил стараются обеспечить птичке все необходимое. Клаус-Мария, похоже, оказался женщиной и приступил к сооружению гнезда. Скоро у них появятся маленькие.

ЛЕНА ЗАЕЦ, рисунки ЛЮБЫ ДЕНИСОВОЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK