Наверх
28 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Звезданутые"

А у нас на это есть турагентства, которые и объясняют гражданам: нечего за границу ездить, когда отечество в опасности. Дома надо сидеть -- для своей собственной пользы.Каждой девушке счастья хочется. Вот и бывшая моя жена Ляля обрела счастье с серьезным вдовцом с двумя невинными крошками на руках. Познакомились они на какой-то тусовке в фирме, где работает Ляля. Довольно быстро она рассмотрела под конторской пальмой внушительного вида джентльмена в дорогом костюме и роскошном галстуке с бокалом шампанского. Джентльмен отозвался на щебет кудрявой миниатюрной дамочки -- домой он вез ее на своей "вольве".

Следующие выходные они провели вместе. А через месяц уже вывозили троих детей (Лялина дочка-тинэйджер плюс два мальчика: один -- четырехлетний ангел, второй -- стервец-второклассник) в Цирк на Цветном бульваре.

Ляля растолстела, порозовела, начала готовить воскресные обеды и печь пироги и перестала мне звонить.

Когда я поздравлял ее по телефону с Новым годом, она была рассеянна. Сказала, что собирается после Нового года с Георгием и детьми поехать в Лапландию, на родину Санта-Клауса, в деревню Рованиями: надо, чтобы их новая совместная жизнь началась с чего-нибудь волшебного. А поскольку для них дети -- смысл и радость жизни, то они и решили, значит, поехать в гости к Санте. Я не стал напоминать Ляле, что еще недавно она не была столь патриархальной. И пожелал ей приятного отдыха.

За путешествие с детьми они заплатили почти пять тысяч долларов туристическому агентству "Александр-тур". Ляля описывала будущее путешествие в самых восторженных выражениях. Их поезд, разрисованный рогатыми оленями и куропатками, встретят в Лапландии сказочные герои вместе в Сантой. (Вообще, при ближайшем рассмотрении персонаж этот нравится все меньше и меньше. Есть в его румяной ласковости что-то педофильское и садистское.) Смешные гномы (уроды, говоря по-нашему) будут играть с детьми и погрузят багаж на сани. Роскошный отель (в Финляндии четыре звезды -- это супер, такого европейского комфорта надо еще поискать) с бассейном, саунами, массажными кабинетами. Ляля собиралась проводить время по-спортивному, благо отель обещал предоставить коньки, лыжи, санки в неограниченном количестве. И даже спортивные комбинезоны и горнолыжное оборудование, если кто-то не захватил с собой. Ну за пять-то тысяч!

Ляля щебетала, щебетала, пока я не услышал фоном густой мужской бас: "Ну так мы будем обедать или нет?" -- и дружный детский визг.

-- Дети,-- сказала Ляля тоном почтенной матроны,-- перестаньте драться из-за уточки. Отдайте ее Васе. Вася, перестань есть шоколад, мы сейчас будем обедать. Светочка, возьми у Васи шоколадку. Сережа, перестань отнимать шоколадку у Светы...

Я опустил трубку на рычаг. Что тут скажешь -- просто встретились два одиночества.

...Я не узнал Лялиного голоса, когда она позвонила мне 11 января. Она визжала, как секретарь парткома в цехе, не выполнившем план. Как учительница на стойкого двоечника, который к тому же сорвал урок. То есть на самом деле как женщина, обманутая в лучших ожиданиях.

Короче, рождественская история про Санта-Клауса оказалась грубым и бесстыдным розыгрышем. "Александр-тур" показал им не родину Санты, а где раки зимуют.

Компания, намеревавшаяся при помощи "Александр-тур" познакомиться с Санта-Клаусом, собралась большая -- около тридцати человек. При этом почти половину составляли дети: родительская сентиментальность и надежды на детский романтизм сопоставимы только с суммами, которые тратятся на милых чад.

Первым разочарованием был поезд. Он оказался вовсе не обещанным фирменным "Львом Толстым". Ляле с детьми и брюзжащим Георгием предложили обычное купе, в котором было безумно жарко (кондишн, естественно, не работал). На маленького Васеньку места не взяли. Предполагалось, что мальчики лягут на одной полке, но надежды на это не оправдались: мальчики подрались и, лежа в постели щипались до тех пор, пока Васенька не расплакался. Соответственно, Ляля положила хныкавшего Васеньку к себе. Но полка оказалась слишком узкой, и Ляля всю ночь просидела в тамбуре с томиком Гумилева -- нежный профиль на заснеженном стекле плюс духовность и жертвенность. Этот болван Георгий был в очередной раз потрясен тем, какое сокровище ему досталось.

Понятно, что потрясение настигло его утром: пока Ляля мучилась с мужем Анны Ахматовой, Георгий спал, разметавшись в натопленном купе, как тот самый Олоферн.

В восемь утра 4 января поезд с нашими героями и еще 25 несчастными ("Почему это несчастными?" -- спросите вы. "А мне лучше знать",-- отвечу я) прибыл в столицу Чухонии -- город Хельсинки. И тут выяснилось, что второй поезд -- в это самое Рованиями -- прибывает только в восемь вечера.

Двенадцать часов абсолютной свободы в чужой стране -- с моря дует холодный ветер, пороша заметает улицы, а дети хором просятся в туалет ($1 за одного человека).

Девушка Лена, сопровождавшая группу от туристической компании, построила сонную публику на вокзале. Было велено быстренько сдать багаж в камеру хранения (опять-таки $1 за предмет) и грузиться в автобус -- будет экскурсия по городу.

В утренних сумерках, когда о действительности за окном можно было только догадываться, экскурсия от "Александр-тур" двинулась изучать достопримечательности города. Кто был в Хельсинки хоть раз, знает: город маленький. Полчаса пешей экскурсии -- и ты выучиваешь его наизусть. Автобус мужественно кружил по нему час. Но кто отважится после вагонной жары подставить ребенка под северный ветер и порошу? Короче, Сенатскую площадь, порт и Успенский собор народ (естественно, тот, который проснулся) обозревал из автобуса.

Полдесятого утра всех сгрузили на вокзале. Мысль о прогулке никому не показалась светлой: когда отправляешься с детьми на встречу с Санта-Клаусом, уже не до шоппинга и городского пейзажа. Мысль движется сугубо прагматически: где туалет, где покормить, где умыть, где брючки переодеть и как не промочить ботинки. Так что оставшиеся десять часов дюжина очень состоятельных взрослых и их избалованные, изнеженные дети обитали на вокзале, как цыганский табор.

Дорогие товарищи, мы конечно, люди не местные.

Зажрались, забыли, как народ живет. Вот и получайте. Справедливость -- она, зараза, всегда достанет своей цепкой лапой. Сгребет за шкирку и, издевательски-ласково глядя в глаза, проворкует так, что кровь заледенеет.

Поезд на Рованиями встречали со слезами на глазах. Неудачную увертюру к отдыху было решено забыть и начать все с чистого листа. Кончался второй день путешествия.

Зато утром ровно в восемь маленький Васька увидел в окно поезда Санта-Клауса с гномами на расписных санях. Они встречали пассажиров! Но, как выяснилось, не группу, в которую попали Ляля, Георгий и дети. Гномы радостно приветствовали "своих" туристов, хватали их вещички и грузили на сани, играли в снежки с малышами.

Васька рвался к чужой тусовке, но Георгий, крепко держа сына за руку, брюзжал что-то своим низким гнусавым голосом. Ляля же пыталась развеселить Ваську, чтобы он не заподозрил, что что-то не так. Светка строила глазки мальчику из группы. А второклассник Сережа всем своим видом показывал, как презирает Светкино кокетство.

Потоптавшись на перроне, все направились к автобусу.

Теперь -- внимание. Кто угадает, чем отличается четырехзвездочный отель с суперевропейским обслуживанием от спортивной базы для подростков?

Правильный ответ: ничем.

"Люкс", который заказывали Ляля и Георгий, оказался двумя комнатами с двумя односпальными кроватями (тут же три раскладушки для детей) и двумя шкафами. Ни телефона, ни телевизора, ни бара. Голые стены ласкают взгляд спартанцев, но не нашего же туриста! При ближайшем рассмотрении выяснилось, что этот самый "люкс" -- для инвалидов-колясочников. Это выдало специальное оборудование в туалете и трубка, торчавшая из стены на высоте живота,-- вместо душа.

В принципе, философски рассуждая, все мы, конечно, инвалиды -- любви, карьеры, собственных амбиций. Наше гражданство уже можно автоматически считать инвалидностью III группы. Но не так же буквально!

Бумажки на иностранных языках, лежавшие на столе, поясняли, что Ляля и Георгий попали на спортивную базу округа, куда посылали на отдых лучших учащихся -- причем бесплатно. Так как база эта находится под покровительством департамента образования. Соответственно, курить, пить и шуметь после 22 часов категорически запрещается. А наши герои, как вы помните, приехали сюда на праздники.

Похоже, не то департамент образования, не то начальство базы решили срубить денег и сдали ее некой компании "Артик сервис", которая вместе с "Александр-туром" и устроила за бешеные деньги вояж русских туристов в гости к Санта-Клаусу.

Кстати, компанию "Артик сервис" представляла опять-таки наша соотечественница Наталья.

Все-таки никто так не подгадит другому, как наш человек нашему человеку. Как показало будущее, Наталья оказалась дамой отмороженной. Экскурсии она вела так: "Это дом, он желтого цвета, как осень. А это супермаркет. Температура за бортом автобуса минус семь градусов".

...Но вернемся к нашим спартанцам. Георгий, обозрев номер для инвалидов, начал тихо материться. "А что такое "щукины сыны"? -- спросил Васька, только что прочитавший с Лялей русскую народную сказку "По щучьему веленью". Тут даже Георгий фыркнул и помчался устраивать скандал на рецепцию.

Рецепция напоминала растревоженное осиное дупло: несчастные из Лялиной группы наседали на сотрудников гостиницы, те вяло отмахивались. И тут появилась девушка Лена от "Александр-тур". Следуя старой тактике "лучшая защита -- это нападение", она жестко заявила: мы уже слишком долго размещаемся. А у нас запланирована экскурсия в гости к Санта-Клаусу. Из полутора часов, отпущенных на экскурсию, мы уже полчаса пробазарили. Так что хватит тут права качать. Если хотите хоть что-то увидеть -- быстренько в автобус.

Схватив трех голодных детей в охапку, Ляля с Георгием помчались к автобусу -- если уж экскурсию к Санте пропустить, так тогда зачем вообще ехали?

По дороге к домику Санты, Лена еще раз прояснила нашим туристам ситуацию. Выяснилось, что большая часть денег, которые были уплачены за поездку, пошли на оплату русского гида, который в Чухонии страсть как дорог (ура, наконец мы выяснили, где наши специалисты на вес золота!). Но поскольку мы на экскурсию опоздали -- побыстрее надо было размещаться, милейшие,-- то мы пойдем к Санте в порядке общей очереди и без гида.

Ты помнишь, как все начиналось? Как ты был молод, беден и сам себе противен? Когда любой ловкач мог "обуть" тебя с легкостью? Короче, незабываемые чувства посетили сердце Ляли, хотя раньше казалось, что они далеко в прошлом.

К Санте действительно стояли в очереди. Достоявшись, на ломанном английском объяснили старичку-бодрячку, зачем приехали. Санта удивился: эту группу он не ждал. Но, гуманист, погладил детей по голове и пожелал им счастья.

После этого вернулись в гостиницу. И зря.

Потому что выяснилось расписание столовой. Оно было таким: с 6 до 7 утра -- завтрак. Обед -- с 11 до 12. Ужин с 16 до 17.

Ляля, которая привыкла вставать в выходные не раньше одиннадцати, начала хлюпать носом. Но скоро сообразила: поскольку это лагерь для малолетних спортсменов, режим построен так, чтобы те раньше вставали, раньше ложились и не дебоширили по вечерам.

Теперь скажите: есть ли среди ваших знакомых граждане, которые не едят после пяти вечера? Если они, разумеется, не Ульяна Лопаткина и не Клаудиа Шиффер? А если это мужчина в самом расцвете сил, умный, упитанный? Он, извините, жрать вечером хочет.

А ресторан, то бишь столовая, закрыт. Самое же трогательное, что вблизи нет ни одной точки общественного питания. Потому что база предусмотрительно расположена высоко в горах -- чтобы чухонские отличники, укрепляя здоровья, не бегали в городские пабы и на дискотеки.

Теперь о меню, как о самом трагическом. Опять-таки привет из студенческой молодости. Бутерброды с кофе на завтрак. Салат из огурцов и помидоров с макаронами на обед. Салат с макаронами с тушенкой на ужин.

Фашист пролетел, короче.

После тяжелых, изнурительных боев меню пополнилось тремя блюдами: картошка жареная, картошка вареная, пюре.

Ляля объявила, что будет худеть, и ела только сырые овощи. Избалованные дети категорически отказывались от пищи. Зато Георгий обнаружил неожиданную неприхотливость и сметал все, что оставалось на тарелках после Ляли и детей.

Как во всяком уважающем себя спортлагере, посуду за собой было велено убирать. За этим следила злобная баба-яга, которая к тому же настаивала, чтобы туристы счищали остатки пищи в стоявший тут же бачок. Всякая попытка взять с собой булочку пресекалась, как шпаргалка на экзамене, как сон в летнюю ночь, как дезертирство с поросших картофелем полей родины -- помните, как все мы ездили "на картошку"?

Что остается гражданам, поселенным в номер для инвалидов, которых от пуза кормят картошкой и макаронами? Было решено отдать все время и силы досугу.

При вдумчивом исследовании территории обнаружился бассейн. Правда, не в гостинице, а в здании через дорогу. Бассейн работал два часа в день. И после скандала все-таки было разрешено ходить туда бесплатно. Правда, удовольствие получилось сомнительным: в раздевалке не оказалось даже фена, и дети с мокрыми волосами бегали по морозу через дорогу в номер.

Что касается обещанного в изобилии спортивного инвентаря, то и правда на третий день отдыха Ляле наконец выдали лыжи, а детям -- ледянки. Катались они на этих ледянках полтора дня -- на четвертый день пора было уезжать. И слава Богу, надоело все до смерти.

Когда ж от близости спасенья уже кружилась голова, не то с небес, не то поближе, раздались вещие слова:

"Мест нет".

Слова принадлежали девушке Лене, представительнице славной компании "Александр-тур". Выяснилось, что на ночной поезд, в котором можно спать, билеты уже все выкуплены. А потому группу можно отправить в Хельсинки только в сидячем вагоне. Дорога, напоминаю, длится 12 часов. И у всех маленькие дети.

-- Я буду жаловаться,-- пискнул парализованный наглостью Георгий.

Ляля подхватила Ваську и завопила, тыкая недоумевающим малышом Лене в лицо:

-- Это вот его я должна 12 часов в сидячем вагоне везти?

Тут заорали все туристы. К Георгию наконец вернулся его величественный бас, и он загремел:

-- Издеваетесь над беззащитными туристами? Да я в Москве из вас...

Спустя час в номер "люкс" постучали. На пороге стояла Лена с конвертом в руках.

-- Только прошу вас, никому ни слова,-- зашептала она.-- Здесь пять билетов на ночной спальный поезд. Все, что удалось достать. Вы можете уехать сегодня вечером.

С криком "ура" Ляля рванулась собирать чемоданы.

-- Наверно, это непорядочно по отношению к коллективу,-- тихо сказал Георгий, наблюдая за ее лихорадочными сборами.

-- Непорядочно,-- весело согласилась Ляля.-- Но ради детей мы пойдем на это.

Вечером пятерка туристов тайком покинула турбазу.

И только утром, оказавшись в Хельсинки, они выяснили, что поезд на Москву уходит почему-то не из Хельсинки (разумеется, через полдня), а из крохотного городка Риихи-Мякки, до которого из Хельсинки еще надо ехать. Поезд стоит там три минуты, так что надо поторопиться, чтобы вскочить в него с багажом и тремя детьми.

-- И вот наконец я дома,-- закончила Ляля свой рассказ и зарыдала.

-- В суд подавать будете?

-- За что? За испорченный отпуск и каникулы? За то, что из восьми дней мы четыре провели в поезде? За простуженного Ваську: с мокрой головой из бассейна в номер бегал? Я по приезде первым делом посмотрела их контракт. Оказывается, в нем есть пункт о том, как будет компенсировать фирма "Александр-тур" несоблюдение звездности. Они нам заплатят десять долларов! При том что на нас одних они тысячи две долларов заработали.

-- Ляля,-- сказал я,-- скажи мне правду: ты выходишь замуж за этого жлоба Георгия?

-- Ну зачем ты так говоришь -- жлоба?

-- А кто покупал путевки в "Александр-тур"?

-- Георгий. Там брали деньги в долларах, без пересчета по курсу.

ИВАН ШТРАУХ

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.10.2021