logo
23.04.2001 |

Сохранить лицо. НТВ

Что верно, то верно: без работы Татьяна Ростиславовна останется нескоро. Избрание Митковой главным редактором НТВ многие считают делом почти решенным.
Потомственная разведчица
Пожалуй, на всем телевидении не найти человека более закрытого, чем Татьяна Миткова. О ее личной, "закадровой" жизни известно очень немного, она не ходит на приемы и светские тусовки (исключение -- корпоративные вечеринки и присуждение ТЭФИ). Очень редко дает интервью, а если и соглашается побеседовать с журналистом, то оказывается немногословной и сдержанной: "Я такой же журналист, как и вы. Между нами нет разницы. Так почему бы не написать, например, о вас, вместо того чтобы посвящать полосы мне?" Возможно, привычка к сдержанности у Татьяны Ростиславовны наследственная. Миткова родилась 13 сентября 1957 года в Москве. Ее отец мальчишкой ушел на фронт, будучи курсантом, воевал под Москвой, на Курской дуге, потом попал в КГБ, служил во внешней разведке. Родители Митковой познакомились в Швейцарии (мама работала в посольстве), там и поженились, в Швейцарии прошли детские годы Татьяны. Согласно семейной легенде, настоящая фамилия Митковых звучит как Митьковы. Прадед телезвезды участвовал в восстании декабристов, а позднее дед во избежание репрессий фамилию поменял. Однако другие источники утверждают, что мягкий знак из фамилии -- чтобы она стала благозвучнее -- убрала сама Татьяна Ростиславовна, начав телевизионную карьеру. Ее детство и юность прошли в атмосфере, традиционной для московской барышни из элитарной семьи. Татьяна занималась фигурным катанием, хореографией, музыкой (ее преподаватели думали, что девочка продолжит образование в консерватории), в школе испытывала традиционные для гуманитария проблемы с точными науками. Кстати, нелюбовь к физике с математикой питал в детстве и другой телевизионный карифей -- Олег Добродеев, которого, как говорят на НТВ, Миткова по настоящему уважала. У этих скрытных и сильных людей немало общего. Совпадают, как вы увидите далее, даже этапы их карьеры. Миткова болезненно переживала уход Добродеева с НТВ в январе 2000 года и была единственной представительницей телеканала, кто во время церемонии ТЭФИ-2000 подошел к Добродееву,-- они дружески расцеловались. Оно и понятно: "ночная женщина" (по определению главного информационщика НТВ) именно по его рекомендации стала ведущей ночных новостей. Закончив специализированную, с английским уклоном, школу, Миткова два года занималась в школе юного журналиста при журфаке МГУ, а в 1974 году благополучно поступила на вечернее отделение. Выбор объясняется просто: Татьяна всегда знала, что журналистике по настоящему можно научиться только на практике, а не в университетских аудиториях. Поэтому уже со второго курса она пошла работать на телевидение, где, как сказал давний коллега Митковой Дмитрий Киселев (ныне ведущий программы "Национальный интерес" на ТВЦ"), "ей выпала счастливая возможность работать с мэтрами. И прежде всего с Александром Бовиным". Желтые птицы на джинсах
На телевидении Миткова сначала работала редактором в воскресной "Международной панораме", считавшейся островком вольности на скучном доперестроечном ТВ, а потом ведущей в раннеперестроечных "120 минутах". Молодая Миткова казалась всем, кто ее знал, воплощенным обаянием. Александр Бовин, который на закате империи вел "Международную панораму", вспоминает: "Когда я пришел на телевидение, Татьяна уже там работала. Впечатление было очень приятное: красивая, молодая, умная, энергичная, можно сказать -- бесстрашная. Она носила черные джинсы, на которых, как бы сказать, сзади были нашиты две птицы. По типу тех, что изображены на немецком гербе, только желтого цвета. И эти желтые птицы выглядели очень элегантно на черном фоне. Особенно на Тане". -- Они были темно-синими, эти джинсы,-- ностальгически улыбаясь, поправляет Татьяна, когда я ей об этом рассказываю.-- Да-а, и желтый орел... Первые джинсы в моей жизни. Правда, о работе в "Международной панораме" и "120 минутах" сама Миткова отзывается очень сдержанно: бывшие ее коллеги рассказывают, что все шишки и нагоняи от руководства всегда доставались почему-то именно ей. -- Тогда было очень тяжело работать,-- продолжает Бовин,-- свирепствовала цензура. Постоянно приходилось рисковать, чтобы расширить рамки возможного, сказать в эфире то, чего говорить не советовали. Мне было легче: я числился вольным стрелком -- меня просто приглашали вести "Международную панораму". А Таня была моим редактором и сильно рисковала, прикрывая все эти безобразия. Ну, например, такой случай. Аргентина самовольно захватила Фолклендские (Мальвинские) острова, принадлежавшие Великобритании. Тэтчер направила туда корабль, чтобы разобраться. Все наши газеты в один голос поносили англичан, а мы -- наоборот... Был большой скандал. В 1983 году, когда у Тани родился ребенок -- ее единственный сын Митька, названный так в честь предка-декабриста,-- у Бовина раздался звонок. Александр Бовин: "Слышу: "Александр Евгеньевич, срочно приезжайте на такой-то бульвар -- сейчас и не припомню, на какой,-- это было возле дома, в котором она тогда жила. Приезжаю. Она с колясочкой и милым младенцем: "Должна вам сказать под строгим секретом -- мне запретили это вам говорить -- начальство приняло решение не допускать вас на телевидение. "Почему?" -- спрашиваю. "Не знаю". Год я на телевидении не работал". Все, кто тогда трудился с Митковой, отмечают ее склонность к аналитике. "Главное качество для аналитика -- умение думать,-- говорит Бовин.-- Татьяна умеет думать, а в красивой женщине это качество вдвойне ценно". Дмитрий Киселев добавляет: "Татьяна всегда была склонна к политической аналитике, но никогда этим не злоупотребляла. А эффектная внешность обозревателю нужна не меньше, чем диктору". ...И добродетельная мать
То, что она стала телеведущей, для многих закономерность: к этому располагали и яркая внешность, и непосредственность, органичность поведения в кадре. Правда, Александр Бовин сожалеет о такой смене приоритетов: "Однажды мы праздновали какую-то годовщину, и меня попросили написать пожелания в адрес сотрудников. И я написал про Таню, что очень скоро она непременно станет заместителем председателя Гостелерадио СССР. Но она пошла другим путем -- стала звездой, хотя могла бы оказаться публицистом, ведущей аналитической программы... Вот этого не понимаю". Насколько не любила Миткову женская половина аудитории, которая никак не могла взять в толк, как это можно с годами становиться все краше и краше,-- настолько ее боготворили мужчины. Говорили, что несколько лет назад один незадачливый поклонник вскрыл себе вены прямо под дверью квартиры, где Миткова благополучно проживает с мужем -- журналистом-международником Всеволодом Соловьевым. Именно это подтолкнуло телезвезду к смене места жительства. Создав экранный образ сильной и демонической женщины, большеглазая брюнетка Миткова совершенно не соответствует ему в жизни. Это необыкновенно домашнее существо, она не пьет даже в праздники, не курит, выходные проводит с сыном и мужем. Единственная ее страсть -- лихое вождение (с первых гонораров на НТВ она купила белый "мерседес"), да еще работа. Здесь Миткова -- истинный фанатик. Несколько лет назад ей как раз перед вечерним эфиром позвонили из больницы и сообщили, что ее сын серьезно пострадал в автоаварии. Татьяна образцово провела программу, не дрогнув ни единым мускулом, и телезрители не догадались, что в эти полчаса она была ни жива ни мертва, а сразу после эфира со всех ног помчалась в больницу. Тогда это назвали верхом профессионализма. Впрочем, будучи верной супругой и добродетельной матерью, она вовсе не видит себя домохозяйкой, не любит готовить, к домашней работе относится как к рабству. "И новых детей я не планирую. Разве что внуков -- Митька уже совсем взрослый",-- уверяет она. Нерегулируемый "Перекресток"
Самым нелегким для Митковой оказался 1991 год. Работая ведущей на канале "Россия", 13 января 1991 года в Телевизионной службе новостей (ТСН) Миткова отказалась зачитывать официальный текст о событиях в Вильнюсе и захвате литовского телевидения, за что через несколько дней была уволена с работы. Многие называют этот эпизод пиком ее карьеры. Литовское правительство оценило ее поступок, назвав его подвигом, и наградило медалью "В память 13-го января". До путча, подавление которого вернуло Митковой профессию, она работала в качестве соавтора документальных фильмов по заказу нескольких зарубежных телестудий -- и только в августе 1991 года вернулась на российское телевидение. Тогда Миткова по распоряжению нового главы КГБ Вадима Бакатина получила доступ к архивам КГБ и сделала 10-минутный сюжет о сотрудничестве высших иерархов церкви с КГБ. После этого разгорелся скандал, поскольку на защиту церковнослужителей встал известный режиссер Никита Михалков, вызвавший Миткову на теледуэль в авторской программе "Перекресток". Татьяна Ростиславовна от прямого общения с режиссером уклонилась, сославшись на болезнь сына. После тщетных попыток поговорить с Митковой в Останкине Михалков взял оператора и отправился прямиком к ней домой. Ошарашенная его неожиданным вторжением, Миткова, которую Михалков прямо с порога начал закидывать вопросами, отказалась от дальнейшего общения. После этого Михалков в своем фильме обвинил телеведущую во лжи. Кишками наружу
После всех этих событий Миткова несколько месяцев работала корреспондентом в немецкой телекомпании ARD, а в сентябре 1993 года перешла на недавно созданное НТВ ведущей вечернего выпуска "Сегодня". Здесь ей удалось не только оживить новости, разрушив стереотипный имидж советской дикторши, бесстрастно озвучивавшей заявления правительства, но и внушить аудитории, что новости могут выйти в эфир только благодаря работе большой сплоченной команды. Корреспондентам, работавшим с Митковой, очень импонировало, что в эфире она всегда подчеркивала: "Этот выпуск подготовили для вас мои коллеги", и только потом представлялась сама. Мастерство Митковой оценила национальная академия телевидения, присвоив ей в 1997 году звание "Лучший ведущий информационной программы". Между тем, будучи блистательным профессионалом, Миткова остается чрезвычайно сложным и закрытым человеком. Всегда улыбчивая и ровная, она вовсе не была довольна своей ролью "говорящей головы" и давно мечтала самостоятельно участвовать в формировании политической линии канала. "Инстинкт лидерства в ней сильнее всех других чувств",-- отзывались о ней коллеги. Миткова всегда подчеркивала: "Я не только ведущая. Каждый выпуск я верстаю сама, в каждом пытаюсь найти изюминку..." Говорят, Миткову раздражал слишком бурный карьерный рост корреспондента, а затем ведущей дневных новостей Марианны Максимовской -- человека, абсолютно лояльного Гусинскому и Киселеву. И в апреле 2001 года противоречия в измотанной команде НТВ стали достоянием гласности. "Мы живем теперь кишками наружу",-- признался Шендерович. И не преувеличил. Комплекс отличницы
О себе Миткова в одном интервью как-то сказала, что "ощущает себя достаточно свободным человеком и, если ей будет надо что-то сделать, она это непременно сделает". Речь шла о корпоративных принципах... Поводом к расколу на НТВ считался демонстративный отказ Киселева включить Миткову в число переговорщиков во время знаменитой вечерней встречи с Кохом. Но те, кто действительно знал Миткову в последние годы, замечали, что после ухода Добродеева ее отношения с новым гендиректором канала, Евгением Алексеевичем, складывались не лучшим образом. "Мы стали известны как канал, делающий новости, и должны оставаться прежде всего информаторами",-- неоднократно говорила она. Для особо упертых, "твердых" энтэвэшников, считающих ее предательницей, Миткова перестала существовать. Один из бывших сотрудников канала сказал: "С Таней мы объяснились еще в ночь захвата телекомпании". Рассказывают, что объяснение проходило на высоких тонах и в чрезвычайно резких выражениях, а Владимир Кара-Мурза бросил: "Когда-то ты отказалась читать о захвате Вильнюсского телевидения, а сейчас сама участвуешь в захвате телевидения". Но Дмитрий Киселев убежден, что Миткова -- человек команды: "В том, что сейчас произошло, виновата корпорация. Скорее корпорация изменила себе, чем она -- корпорации". По мнению большинства коллег, именно сегодня у Митковой и Парфенова, которые в равной степени пресытились политическими играми, наступает звездный час. "Таня -- самостоятельный и способный человек,-- говорил "Профилю" после ее ухода один из коллег.-- Она легко обучаема. Если придут правильные аналитики и объяснят, что надо делать, она сможет делать грамотную политическую передачу. А если надо будет общаться с людьми в прямом эфире, у нее получится не хуже той же Сорокиной. Просто у Сорокиной образ такой, "народный", располагающий. У Митковой же образ бизнес-вумен, которую не переиграть, не победить, не подчинить". Вообще, девиза у Митковой два. Первый -- совет Оскара Уайльда "Переживать неприятности по мере их поступления". Второй -- фраза собственного изготовления, своего рода мантра: "Я хорошая и все вокруг хорошие". Вопрос только в том, захочет ли сама Миткова стать политическим лицом канала. Ведь, по словам того же Дмитрия Киселева, "Татьяна -- перфекционистка: если что-то делать, надо обязательно делать на "пять". Ситуации, когда у нее что-то не получается, единичны. Потому что она очень точно взвешивает свои возможности. И никогда не возьмется за работу, которая каким-то образом может отразить ее слабые стороны, высветить ее "ахиллесову пяту". Но ахиллесова пята у Митковой, похоже, только одна: нереализованность. Впрочем, судя по всему, с этой ее главной проблемой теперь покончено.

ИННА ЛУКЬЯНОВА