Наверх
20 сентября 2020

НАТО на пути к активному долголетию

Какие перспективы открываются перед Североатлантическим альянсом

Тимофей Бордачев

Тимофей Бордачев

©Наталья Львова/Профиль

Ироничность, доминирующая в оценках способности союзников по НАТО договориться по поводу будущего альянса, достигает заоблачных высот. Поневоле закрадывается сомнение – неужели речь идет об отношениях двух наиболее могущественных в военном и технологическом отношении частей света? Более того, внутри сообщества, основанного на действительно общих ценностях. В том числе и касающихся внешнего мира как пространства ресурсного освоения и более или менее цивилизованной эксплуатации. Помимо своих очевидных функций НАТО всегда была оболочкой для основанных на выгоде отношений ее стран-участниц. Национальные интересы никто не отменял. В пору холодной войны США были готовы вступить в войну за Европу не потому, что очень любили ее обитателей или хранили верность союзническим обязательствам. Отказ пожертвовать Нью-Йорком ради Берлина мог привести к тому, что СССР выбил бы Соединенные Штаты с их главного заокеанского плацдарма, лишив американское присутствие глобального характера. Даже если статья 5 договора и не предусматривала автоматическое вступление в войну всех союзников, у Америки имелись гораздо более весомые, связанные с национальными интересами причины заступиться за партнеров по блоку.

Модель, которую для НАТО пытались применить после завершения холодной войны, была возможна только в ситуации, когда никто не ставит под сомнение силовое доминирование Запада. И, соответственно, его нормативное лидерство. Как только мир начал делаться в этом плане более разнообразным и демократичным, разговоры о НАТО как о миротворческой организации пришлось прекратить. Для сохранения блока потребовалась новая миссия и объединяющая задача. Нужен настоящий противник. И это не Россия – она не претендует на то, чтобы серьезно потеснить ведущие страны НАТО на мировых экономических и политических площадках. Даже ее возможность лишить Америку и европейские державы такой «вишенки на торте» превосходства, как право казнить и миловать по своему усмотрению, не такая уж и проблема. Одним Асадом больше, одним меньше – на уровне потребления в США и Европе это не скажется. Так, повод для небольших моторизованных представлений на восточных окраинах.

Другое дело Китай. Председатель Си Цзиньпин перевел внешнюю политику КНР в режим наступления по всем фронтам. Опыт, накопленный Западом со времен античной Греции, говорит, что Пекин придется сдерживать, возможно, даже весьма агрессивно. При этом у Китая нет таких запасов ядерного оружия и готовности его применить, как у России. Поэтому в военные провокации с ним можно играть более свободно. Необходимо только определить правила «для своих» – оформить коалицию должным образом. Президент Франции Макрон явно торопится. Перед ним открылось уникальное окно возможностей, позволяющее от имени Европы заключить с США новую сделку. В первую очередь о том, на каких условиях присоединиться к противостоянию Штатов с КНР. Ведь участие в альянсе не означает отказа от поиска выгоды. После Второй мировой Европа получила план Маршалла, а в момент наивысшего напряжения холодной войны – «Большую семерку».

Что она получит на этот раз, неизвестно. Пока американцы торгуются. И вялотекущий военно-дипломатический конфликт с Россией здесь в помощь – дает фору времени для обсуждения реальных угроз и вызовов для западной цивилизации. Могут ли эти переговоры провалиться? Конечно. Но сейчас ставки примерно равны. В военно-политическом отношении Европа – парк архитектурных достопримечательностей. Однако в экономической и технологической областях европейцы вполне в силах доставить Пекину неприятности. Не говоря уже о существующих в Европе надеждах перетащить на свою сторону Россию.

Я был бы изумлен, если бы в пору своего 70-летия НАТО не столкнулась с запросом на внутреннюю трансформацию, как это произошло с входящими в него странами. Западное государство должно служить своим гражданам и преодолеть ситуацию, когда следующее поколение будет жить хуже предыдущего. Иначе его, государство, сметут. В течение стремительно пролетевших десятилетий после исчезновения угрозы с Востока НАТО превращалась в культурный феномен – институт сообщества, принадлежность к которому означала более высокий статус, нежели у тех, кто за его пределами. Но из культурного феномена суп не сваришь. В демократическом обществе участие в любой организации должно приносить выгоду, прямо пропорциональную вкладу участников. В первую очередь – их готовности идти на риск и расходы…

Читать полностью (время чтения 2 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
20.09.2020