Наверх
17 января 2022

Ирина Корнеева: "Иногда посреди ночи я танцую на кухне"

Ирина Корнеева

©пресс-служба театра

Балет – важная составляющая мюзиклов «Монте-Кристо», «Граф Орлов» и «Анна Каренина», с успехом идущих в Московском театре оперетты. Зрители не могут не обратить внимания, насколько балетная часть этих постановок изобретательна, а порой просто поражает воображение неожиданными идеями. О том, как создается такая хореография, «Профиль» поговорил с балетмейстером Ириной Корнеевой, ответственной не только за вышеупомянутые мюзиклы, но и за множество других постановок Театра оперетты.

– С какими особенностями сталкивается балетмейстер, когда он работает в жанре мюзикла?

– Я окончила ГИТИС по специальности «режиссура хореографии». И если, учитывая специфику, есть отдельная специальность «хореограф в фигурном катании», то таких специализаций, как «хореограф мюзикла» или «хореограф опер, оперетт», нет. Хореография по-гречески – сочинение танца. А дальше человек сам делает выбор в пользу того или иного жанра, или этот выбор за него делает судьба. Я окончила институт как специалист крупной формы, поэтому образование позволяет мне взяться и за балет, если представится такая возможность.

Прочитав пьесу, вдохновившись музыкой и обсудив задачи с режиссером, я начинаю фантазировать. Иду в репетиционный зал и начинаю пробовать, а иногда вскакиваю посреди ночи и танцую на кухне, а иногда нахожусь в ступоре и бьюсь о непреодолимую стену. По-разному бывает. Это и называется творческим процессом, процессом создания, рождения. Это моя авторская хореография. Я стремлюсь для каждого спектакля придумать свой хореографический язык, свою лексику. Но при этом мечтаю выработать индивидуальный узнаваемый почерк. Говорят, что иногда удается (смеется).

В нашем первом масштабном мюзикле «Монте-Кристо» очень много хореографических номеров, но поскольку там нет ансамбля, то на танцовщиков легла еще и вокальная нагрузка. С ребятами занимались артикуляцией, они учили текст. Надо было еще поставить дыхание, а оно разное у вокалистов и артистов балета. Есть у нас и такие ребята, которые из артистов балета в следующих наших мюзиклах переквалифицировались в артистов ансамбля. Допелись! (Смеется.)

– А «Граф Орлов»?

– В «Графе Орлове» у нас уже появился ансамбль, но это не значит, что балет смолк. В этом жанре, повторюсь, поют все артисты. Объем хореографических номеров здесь гораздо меньше. Постоянно меняется место действия, балет быстро и часто меняет образы. То мы итальянцы, то поляки, то кредиторы, то придворные, то моряки, то русские на Масленичных гуляниях.

Сцена из мюзикла "Граф Орлов"

пресс-служба театра

Сложность здесь, наверное, создала декорация. Метафорический образ царской державы, пасхального яйца, замкнутого круга и так далее. Конструкция статичная, большая. Места на сцене оставалось совсем мало. Пространство удалось увеличить, перекрыв оркестровую яму. В отличие от «Монте-Кристо» и «Анны Карениной», здесь нет лейтмотивной темы в хореографии. Образ рока, судьбы несет цыганка-пророчица. А в «Анне Карениной» мы развернулись. Паровоз, вышедший из депо, идет к своей страшной цели. Переехав через судьбы героев, он доведет этот рейс до фатального конца. Был придуман образ Распорядителя – инфернального персонажа. В самом начале он появляется на паровозе из человеческих тел, паровоз оживает и начинает свой путь. Танцовщики являются деталями механизма и пассажирами, встречающими и провожающими. Пластический рисунок очень резкий, графичный, острый. В рисунке преобладают прямые линии, диагонали, колонны, как рельсы на железнодорожных путях.

– Можно сказать, что то, как вы работаете над хореографией в этих мюзиклах, так больше не ставит никто?

– Я повторюсь: это все-таки авторская хореография. Я не претендую на исключительность, но на оригинальность и эксклюзивность, пожалуй, соглашусь. Сегодня «время референса». Можно штамповать сколько угодно, порой до неприличия. Все зависит от понимания значения этого слова и от совести. Я никого не копирую и сама стараюсь не повторяться. Каждый раз муки творчества (смеется). Мы с моими ассистентами разрабатываем концепцию номеров, ищем характерные движения, новые элементы, связки и адаптируем, стилизуем их. Хочу им сказать огромное спасибо. Это друзья, родные люди, единомышленники: Владислав Нуньес Ромеро и Надежда Захарова в «Монте-Кристо», Ульяна Бачерникова и Илья Токарев в «Графе Орлове», Ульяна Бачерникова и Роман Андрейкин в «Анне Карениной».

– От чего вы отталкиваетесь, когда придумываете идеи?

– Меня вдохновляет музыка – я очень от нее завишу. А так как я не сильно креативный товарищ, то и слышу то, что в музыке заложено. Так, на постановке «Анны Карениной», работая над номером Стивы «Живите легче», мы никак не могли придумать то, что называется лексикой танца. Номер сам по себе легкий, и меня тянуло на эстрадную манеру исполнения. А это совсем не вписывалось в общую стилистику спектакля. Придумали выключить музыку, ориентироваться только по счету и словам. Так появился номер с веерами, который сегодня и видит наш зритель.

– Этой осенью в Театре оперетты был возобновлен мюзикл «Граф Орлов». Мы недавно беседовали с исполнительницей главной роли Аглаей Шиловской, и она сказала, что для нее это возможность сыграть роль по-новому. А для вас?

– Это действительно другой уже спектакль. Нет, история та же, персонажи и артисты те же, но пять лет назад мы все были другими, и войти в одну реку второй раз нельзя. Теперь мы, как высказалась Аглая, играем по-новому. Мы, постановщики, воспользовавшись возобновлением спектакля, подправили некоторые сцены. Недовольных отзывов от поклонников этого мюзикла я пока не слышала.

– В «Монте-Кристо» вы использовали неожиданные ходы, например, паркур. Как возникают такие идеи?

– Понятие «шоу» пришло к нам с Запада. А там всегда есть динамика, зрелищность, спецэффекты и тому подобное. В мюзиклах это акробатика, степ, дождь, огонь, песок, лазерные или световые установки и многое другое.

Алексей Болонин, продюсер, подал идею о привлечении паркура. В этом новом для нас виде спорта было многое созвучно жанру и спектаклю вообще. Бег, акробатика, преодоление препятствий, прыжки с высоты. Нам надо было только создать для исполнителей препятствия. Единственную мою фантазию не смогли мы осуществить. В конце первого бала оживающие горгульи должны были лететь с люстры. Но это были бы опасные прыжки после четырех минут нахождения в статике, да еще с большой высоты. Фантазия – это хорошо, но люди дороже.

Паркур очень органично вписался в нашу хореографическую канву. Горгульи на башнях, ползущая «слизь» на стене замка Иф, контрабандисты с сундуками – всё это наши ребята-паркурщики. Эти парни пришли из спорта и не сразу почувствовали сцену, но сейчас они уже настоящие артисты и работают не только в наших проектах.

– Сегодня многие занимаются танцем как средством психологической помощи, самосовершенствования. Как, по вашим наблюдениям, это работает?

– Ничего нового! Просто переосмысленное забытое старое. В древности, когда люди вышли из пещер, что они делали, когда радовались? Танцевали. Плакали – танцевали, веселились – танцевали. Танец – это выражение эмоций. Организованный крик превратился в вокал, а выброс энергии тела родил танец. Есть ряд движений, которые вводят в транс, есть восточные боевые искусства, так похожие на танец, есть, в конце концов, климатические условия, например, сильный мороз, которые не дают стоять на месте. Движение, как и крик, – это выброс энергии. Вопрос: чем он заряжен, какова природа этой энергии? Когда мы счастливы, веселы, кто удержит нас на месте? А вот негативную энергию уж точно надо высвобождать, чтобы она нас самих не съела. И чем ругаться в транспорте или срываться на слабых, лучше танец, пение, рисование, лепка. Любое творческое направление – чудесное спасение!

Мир сегодня жесток, как никогда. Человек замкнут и одинок. Материальные ценности превалируют над духовными. Ложь, реклама, пиар, навязывание услуг, интернет-зависимость – бич нашего времени! Человек и забивается поглубже в себя, в домик, в ракушку, в футляр. А творчество – это созидательная энергия, спасательный круг в сегодняшних условиях жизни. Здесь каждый способен проявиться, раскрыться, освободиться и воспарить в своей фантазии.

Беседовал Александр Зайцев

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое