15 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. "Я иду играть": скринлайф-триллер о разобщенности детей и родителей
кинофильмы Культура

"Я иду играть": скринлайф-триллер о разобщенности детей и родителей

25 июня в онлайн-кинотеатре KION выходит скринлайф-триллер Анны Зайцевой «Я иду играть». Картина, снятая в 2021 году, только сейчас добралась до российского зрителя, если не считать давнего показа на ММКФ. При этом «Я иду играть» стал самым успешным с кассовой точки зрения российским фильмом в международном прокате в 2023 году и прокатился с гастролью по знаковым жанровым мировым фестивалям, начиная с показа на главном смотре хорроров и триллеров Fantasia в Монреале. Среди продюсеров картины Тимур Бекмамбетов, популяризировавший формат скринлайф, специфика которого в том, что действие фильма разворачивается на экране компьютера или смартфона.

Кадр из фильма

Кадр из фильма "Я иду играть"

©Онлайн-кинотеатр KION

Реальная новостная повестка, к которой отсылает «Я иду играть», сейчас уже потеряла актуальность, но при этом глобальная проблема, которую анализируют авторы картины, вечна. Сценаристки фильма Евгения Богомякова, Анна Зайцева, Ольга Клемешева отсылают к истории, гремевшей несколько лет назад. Речь об онлайн-игре «Синий кит», в которой некие кураторы доводили подростков до суицида. Сегодня существование этой игры считают скорее городской легендой: вероятно, мотивация совершить страшный поступок у молодых людей была все же иной. Этому и посвящена картины Анны Зайцевой: истинная причина трагических событий значительно глубже. В этом смысле «Я иду играть» тоже пересекается с недавней лентой Алисы Хазановой «Белый список», чей сюжет также крутится вокруг слухов о «Синем ките».

"Майор Гром: Игра": бодрое продолжение приключений супергероя-полицейского

Главная героиня «Я иду играть», шестнадцатилетняя Дана (Анна Потебня) потеряла сестру Юлю, которая внезапно для всех совершила самоубийство. Дана, пытаясь разобраться, что происходило в жизни Юли, находит в ее соцсетях таинственную группу, участников которой кураторы подводили к страшному шагу. Дана тоже становится ее членом: ею движет потребность вычислить организаторов и вывести их на чистую воду, восстановить справедливость. Ей приходится выполнять задания, поначалу достаточно невинные, а потом все более опасные и даже аморальные (например, предать друга). Главный куратор группы с ником Ада Морт начинает появляться и в реальной, а не только виртуальной жизни Даны, угрожая ей и ее близким людям. Напряжение с каждой секундой нарастает, из игры выйти уже нельзя.

Самые успешные и яркие продюсерские проекты Тимура Бекмамбетова в формате скринлайф («Убрать из друзей», «Профиль», «Поиск») были сделаны именно в жанре триллера и хоррора, которым этот формат необычайно подходит. Онлайн-активность стала для всех рутиной, но внутреннего напряжения и тревоги с ней связано не меньше (а порой и больше), чем с офлайн-реальностью. Сдобренная в кино жанровыми элементами, эта тревога оборачивается истинным саспенсом. Благодаря саспенсу и плотности действия смотреть скринлайф-триллеры и «Я иду играть» в частности очень увлекательно. Как ни крути, а нынешнему человеку, привыкшему не отлипать от телефона, бывает сложно сосредоточиться дома на просмотре фильмов. От картины Анны Зайцевой же действительно невозможно оторваться, и это один из ее огромных плюсов.

Кадр из фильма "Я иду играть"

Кадр из фильма "Я иду играть"

Онлайн-кинотеатр KION

С виртуальной реальностью связано множество страхов, и один из главных – страх, что твои самые потаенные секреты станут достоянием общественности. Героиня выпущенного десять лет назад скринлайф-хоррора «Убрать из друзей» Лео Габриадзе решила расстаться с жизнью, когда кто-то слил в сеть видео с ней, вызывавшее у нее стыд. Героиня «Я иду играть» тоже очень боится, что в интернет загрузят ужасное видео, запечатлевшее травмировавшее ее событие. Но в данном случае речь не только о том, что эти кадры вызвали бы негативную реакцию у одноклассников, многие из которых пока лишены эмпатии и чрезвычайно жестоки. Речь в первую очередь о страхе разочаровать маму, которая считает дочь «хорошей девочкой», «принцессой». Анна Зайцева говорила в интервью о том, что они с соавторами сценария Евгенией Богомяковой и Ольгой Клемешевой рассказывают в фильме о девчачьем тинейджерском опыте, который незнаком парням. Хочется добавить, что частью этого опыта нередко как раз и является навязанная старшими установка быть «хорошей» и правильной. Внутреннее несоответствие этой характеристике может приносить много боли. В «Я иду играть» поднимается еще и тема насилия, с которым сталкивается большое количество молодых девушек.

"Дядя Лёша": современный ответ Юрию Деточкину

Одна из главных проблем, волнующих авторов картины, это нарушение коммуникации между родителями и детьми, которое часто происходит именно в подростковом возрасте. Переставая разговаривать по душам с ребенком именно в тот момент, когда в его жизни происходят большие изменения, а иногда и драматические события, можно поспособствовать тому, что произойдет нечто непоправимое. «Я иду играть» напитан переживаниями подростков о том, что родители их не любят, но отнюдь не всегда их ощущение верно – иногда эту любовь родители просто не умеют выражать. Это ощущение у Даны связано и с тем, что мать (Екатерина Стулова) ей совершенно не доверяет. Показательно и то, что ни у одного из центральных персонажей нет полной семьи, что тоже обычно не способствует здоровой динамике.

Авторам «Я иду играть» удалось успешно соединить достоверное социально-психологическое содержание и яркую жанровую оболочку. Некоторые повороты сюжета не кажутся реалистичными, но внутренней правде фильма это не перечит. Скорее неожиданные сюжетные твисты – дань уважения жанру слэшера и хоррора. Анна Зайцева изящно цитирует то франшизу «Крик», то «Психо» Хичкока, то «Сияние» Кубрика, но остается при этом самобытным режиссером.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль