logo
25.08.2018 |

Надо бы поделиться

Усиление налоговой нагрузки на наиболее эффективные компании-экспортеры может создать серьезные проблемы для отечественной экономики

Фото: Владимир Смирнов⁄ТАСС

Идею изъять «сверхдоходы», полученные в результате ослабления курса национальной валюты, у крупнейших российских компаний-экспортеров встретили в штыки не только бизнес и независимые эксперты, но и правительство. Профильные министерства, включая Минфин и Минэкономразвития, считают это усиление фискальной нагрузки нецелесообразным и несвоевременным, поскольку на сегодняшний день все необходимое для совершенствования системы налогообложения уже сделано.

Точка еще не поставлена. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, это предложение является одной из экспертных точек зрения, и пока никакой позиции по нему не фиксировалось и не формулировалось. «Вы знаете, что президент согласился с тем, что эта точка зрения может и должна быть проработана в правительстве, в том числе с участниками рынка», – заявил он журналистам. Песков подчеркнул, что глава государства всегда чрезвычайно аккуратно относится к таким вопросам и выступает за тщательный анализ возможных последствий, «эффекта для рынка и для отрасли перед тем, как принимать решение».

Обмен мнениями продолжается и на площадке Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). К участию в дискуссии приглашены первый вице-премьер, глава Минфина Антон Силуанов, возмутитель спокойствия – помощник президента Андрей Белоусов, представители бизнеса. РСПП нельзя считать беспристрастным посредником – организация предупредила об угрозе дефолта для металлургических, горнодобывающих и химических компаний в случае, если их заставят поделиться с казной сверхприбылью. Глава РСПП Александр Шохин говорит, что этот план противоречит заявлениям правительства, что повышение налогов в 2019–2024 гг. будет исчерпано исключительно ростом НДС на 2%.

«Новелла несет в себе негативный сигнал всем участникам экономической деятельности в стране. Девальвация как причина образования сверхдоходов имела ограниченный во времени эффект и приходилась на период слабого рынка. И те результаты, за которые теперь накажут наиболее успешных, достигнуты отнюдь не подарками от рынка, а системной работой этих компаний», – указано в заявлении РСПП.

Коррозия металла

Две недели назад стало известно о письме президенту Владимиру Путину, подготовленном его помощником Белоусовым. В документе предлагается повысить налоги для металлургических, химических предприятий и производителей удобрений. Речь, в частности, идет о Новолипецком металлургическом комбинате (НЛМК), «Северстали», Магнитогорском металлургическом комбинате (ММК), «Мечеле», «Металлоинвесте», Evraz, «Норникеле», «СУЭК», АК «АЛРОСА», «Полюсе», «ФосАгро», «Уралкалии», «Акроне» и «СИБУРе».

Белоусов исходит из того, что эти компании платят более низкие налоги, чем нефтегазовый сектор, и «кровопускание» в интересах пополнения бюджета, который дополнительно получит примерно 500 млрд рублей ($7,5 млрд), им якобы не повредит.

В РСПП считают, что некорректно сопоставлять доходы и платежи обрабатывающих и добывающих отраслей. Процесс, например, в химической или нефтехимической отрасли насчитывает 5 и более технологических переделов, увеличивая стоимость от сырья до готовой продукции в несколько раз. Кроме того, «профсоюз» предпринимателей обнаружил неточности в методике расчета объема изымаемых средств и входных данных. Показатели большинства компаний из списка Белоусова не совпадают с их финансовой отчетностью.

Позицию металлургических компаний сформулировал основной акционер «Северстали» Алексей Мордашов. В письме, адресованном главе Минпромторга Денису Мантурову, он подчеркивает, что корпорация будет вынуждена не только заморозить, но и сократить инвестиционную программу в случае введения налога на сверхдоходы. Секвестировать придется крупные суммы, учитывая, что за последние 10 лет компания на эти цели направила более 300 млрд рублей. Мордашов считает неправильным ставить на чашу весов доходы и платежи в бюджеты всех уровней компаний черной металлургии и нефтедобывающих. Последние «используют месторождения, которые являются общенациональным достоянием, и при этом роль добавленной стоимости в нефтедобыче относительно невелика, чем и объясняется значительный размер их налоговых платежей». В структуре же доходов предприятий черной металлургии основная часть – это добавленная стоимость, которая обеспечивается повышением производительности труда в результате модернизации и технического перевооружения производства, благодаря чему удается снижать издержки.

Александр Рюмин⁄ТАСС
У металлургического сектора и без того сегодня трудные времена из-за объявленных Западом санкций, но, похоже, помощник президента Андрей Белоусов не учел этот нюанс, призывая к обложению отрасли новыми налогамиАлександр Рюмин⁄ТАСС

Стоит отметить, что у российских металлургов и без этого предложения Белоусова хватает головной боли – чего только стоят ставшие модными в последнее время «наезды» на отрасль со стороны т. н. «активистов экологов», которые пытаются вставить палки в колеса практически любым новым проектам по развитию производства.

Реализация предложений Белоусова лишит компании мотивации к улучшению деятельности. В выигрыше останутся игроки, имеющие низкорентабельные активы вне российской юрисдикции. «Предлагаемые меры по изъятию сверхдоходов приведут к тому, что исчезнут стимулы совершенствования производства, повышения производительности труда, а также резко сократятся средства на модернизацию производства, использование новейших технологий, в том числе блокчейна, разработку и внедрение новых марок стали и инновационных продуктов», – предупреждает Мордашов. По его мнению, проиграет не только металлургическая отрасль. Ущерб будет нанесен всей отечественной экономике.

Опасения «капитанов» российского бизнеса вполне разделяют аналитики международного рейтингового агентства Fitch. Они считают, что усиление налогового бремени на экспортеров нелучшим образом отразится на их прибыльности, вынудит снизить дивиденды и сократить капиталовложения. Давление будет наиболее сильным для эмитентов с сочетанием существенного налога на сверхдоходы, ограниченного запаса прочности и отсутствия возможности соответствующим образом скорректировать дивиденды или капиталовложения.

Лучше работаешь – больше платишь

Возможность увеличения налогов для металлургического и химического секторов экономики обсуждалась давно – налоговая нагрузка этих отраслей (7–9%) существенно ниже, чем в нефтегазовом секторе (20–30%), говорит старший аналитик «Альпари» Роман Ткачук.

«Исторически так сложилось, что основную налоговую нагрузку в России несет  нефтегазовый сектор. Он является основным в российской экономике, и именно от него бюджет имел возможность получить максимальную отдачу. Но сейчас для России непростое время, и предлагается затянуть пояса всем – и компаниям, и гражданам. Следующий по размерам сектор после нефтегазового – металлургический, поэтому логично, что взоры налоговиков направлены на него», – пояснил собеседник «Профиля».

По словам Ткачука, ранее обсуждались разные меры в налоговой сфере, но до реализации они не доходили. Предложенный Белоусовым вариант – один из возможных. Причем он затрагивает лишь крупные холдинги, но не малый и средний бизнес. Полученные средства планируется направить на пополнение госбюджета и исполнение майских указов президента. В свете последних инициатив правительства (повышение НДС, поиск новых источников пополнения бюджета) это предложение выглядит логичным, если вспомнить, что налоговая нагрузка в нефтегазовом секторе составляет порядка 28%, а у других экспортеров – в среднем 7%. Предлагаемый размер выплат выглядит посильным: суммарная EBITDA компаний, внесенных Белоусовым в список, за 2017 год составила 1,5 трлн рублей.

В то же время аналитик отмечает и слабые места в аргументации помощника Путина. Так, в приложении к письму Белоусов для всех компаний приводит три параметра – выручка, налоговая нагрузка и рентабельность по EBITDA. Исходя из них и рассчитывался размер возможного изъятия «сверхдоходов». «Чем меньше налоговая нагрузка, выше выручка и рентабельность, тем больше компания должна будет платить в бюджет. Вроде логично, хотя насчет уровня рентабельности спорно. Получается, чем компания эффективней, тем больше она должна платить налогов», – отметил Ткачук.

Для металлургического сектора наступают непростые времена. Он, можно сказать, сейчас находится между Сциллой (санкции западных стран) и Харибдой (увеличение налогов). И перед менеджментом компании стоят непростые задачи. Эксперт не исключает, что, организовав утечку этого документа в СМИ, власти таким образом прощупывают почву на предмет возможности повышения налоговой нагрузки на экспортеров, анализируя реакцию компаний, инвесторов и общества. «В ближайшее время предложенный документ будет активно обсуждаться и дорабатываться. «Альпари» оценивает вероятность его принятия на уровне 40%. При этом, весьма вероятно, размер изъятия сверхдоходов у компаний в результате обсуждения будет пересмотрен в сторону уменьшения», – подчеркнул Ткачук.

Фиксация потерь

Отнять и поделить предлагают «сверхприбыль» компаний, которые за последние несколько лет вложили огромные средства в переоборудование и модернизацию, внедрение инноваций и повышение квалификации персонала. За счет этого им удалось повысить конкурентоспособность на внешних рынках, напоминает директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина Анастасия Алехнович. Получается, что хорошие финансовые показатели металлургам, химикам, производителям удобрений не с неба упали.

«Важно также понимать, что именно эти компании активно финансируют социальные проекты, инвестируют в развитие территорий, занимаются благотворительностью. Во многом благодаря им в регионах обеспечена стабильная занятость населения», – считает эксперт.

В случае существенного увеличения налоговой нагрузки экспортоориентированные сектора российской экономики неизбежно снизят конкурентоспособность и, скорее всего, потеряют существенную долю рынка. Российский же бюджет в средней и долгосрочной перспективе лишится части доходов. Можно также прогнозировать существенное сокращение занятости в этих секторах, что станет следствием массовой ликвидации рабочих мест на предприятиях, отметила Алехнович.

Андрей Коршунов⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo
По мнению экспертов, сравнивать доходы обрабатывающей промышленности и добытчиков сырья не вполне корректно – там совсем другие правила игрыАндрей Коршунов⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

В свою очередь, директор по металлургии и горной добыче фонда Prosperity Capital Management Николай Сосновский назвал инициативу Белоусова спорной, хотя подобная практика существует, в том числе и в развитых странах. «Дьявол, как известно, кроется в деталях. Если это серьезное предложение, то оно должно быть проработано соответствующим образом, но пока этого не сделано. Влияние на отрасли, у которых предлагается изъять сверхдоходы, оценено поверхностно. Не учтены многие факторы», – подчеркнул собеседник «Профиля».

Одно дело, если это начало дискуссии об изменении системы налогообложения, тогда надо анализировать последствия по секторам экономики и отдельным компаниям конкретно. Другое дело, если речь идет об экспроприации, которую хотят облечь в форму закона, поделился своими сомнениями эксперт. Сосновский недоумевает, почему «сверхдоходы от добычи сырья» намереваются изымать у химиков и сталеваров, ведь это на три четверти или даже на четыре пятых перерабатывающий бизнес, а не добывающий.

К тому же металлургия и горная добыча очень цикличная индустрия, отметил он, и на доход одного отдельно взятого года смотреть бессмысленно. Многие компании вкладывали средства, в том числе заемные, в технологическое перевооружение, только получили первые результаты, а теперь им говорят: делитесь. Получается, что инвесторы, ждавшие реализации этих проектов и не получавшие дивиденды на стадии стройки, не получат прибыли и сейчас, после их запуска. Это чревато потерей доверия у инвесторов и отменой новых проектов развития производства. Неизбежно возникнут проблемы с экспортом, в тяжелом положении окажутся моногорода и социальные программы компаний, считает Сосновский.

Очень сомнительная выгода

Инициатива ограничить маржу для всех металлургов и химиков 22%, по мнению руководителя информа-ционно-аналитического отдела АКГ «Градиент Альфа» Виталия Цветкова, напоминает советскую уравниловку. «В СССР было примерно так: работаешь – получаешь 120 рублей, не работаешь – получаешь те же 120. Зачем тогда работать? К чему привело, известно – к тотальной неэффективности экономики и распаду государства», – философски заметил он.

От реализации «плана Белоусова» бюджет может получить 500 млрд рублей выгоды сегодня, но вырыть себе могилу назавтра. Российские металлы станут неконкурентоспособными на внешних рынках, а на внутреннем вырастут цены и снизится спрос. Это вынудит компании сворачивать инвестиционные программы, сокращать персонал и уходить в «серую» зону в целях занижения прибыли, убежден Цветков.

«К тому же это удар по инвестиционному климату, отказ от принципа стабильности и предсказуемости налоговых условий. На фондовом рынке инвесторы могут вывести из акций компаний из «списка Белоусова» порядка $30–40 млрд. Это обрушит их стоимость, компании перестанут платить дивиденды, которые акционеры зачастую инвестируют обратно, в самый привлекательный и доходный сектор российской экономики (помимо нефти и газа) – металлургию», – сказал аналитик.

Металлургия – это одна из ключевых отраслей российской экономики. Ее вклад в промышленное производство составляет около 20%. В секторе занято порядка миллиона работников. Отрасль преимущественно частная и хорошо реформированная. Спрос на металлы и доступность кредитов в сытые нулевые годы помогли руководителям и собственникам компаний навести порядок в своих активах, повысив их капитализацию. Стремительное развитие технологий металлургии не помеха. Например, сталь заменить другими материалами невозможно, да и не нужно, ведь это дешевый и доступный материал. Во всяком случае, автомобили, железнодорожные вагоны, локомотивы и морские суда массово печатать на 3D-принтерах начнут явно не завтра, уверен Цветков. Реализацию инициативы Белоусова в предложенном виде он считает маловероятной. Альтернативой может стать повышение эффективности госкомпаний и цивилизованное изъятие у них прибыли в бюджет – через дивиденды.

«Маловероятно, что помощник президента по собственному почину занялся поиском дополнительных источников наполнения госбюджета. Возможно, что органы власти взялись серьезно за рассмотрение этого вопроса и сейчас проводят анализ отраслей, с которых можно взять новые налоги», – предположил руководитель MBA и программ бизнес-образования Института отраслевого менеджмента РАНХиГС Олег Филиппов. Официальная версия изъятия «сверхдоходов» у 14 крупных компаний, в основном относящихся к металлургической отрасли, – это выполнение майских указов. Как сказал Белоусов на встрече с бизнесом: «Надо делиться». Однако, полагает эксперт, это скорее похоже на обирание «живого» рыночного бизнеса под благовидным предлогом.

Филиппов акцентирует внимание на том, что под удар могут попасть в основном экспортно-ориентированные и эффективно работающие отрасли. В настоящий момент именно они являются локомотивами экономического роста. «Возможно, что в следующем году они меньше пострадают от повышения НДС. Однако в любом случае изъятие этих средств негативно скажется как на акционерах, так и на планах развития компаний», – отметил он.

Критерием выбора этих компаний стало то, что рентабельность металлургической и химической отраслей выше, нежели нефтяной. В данном случае не стоит забывать, что нефтяная отрасль в России в значительной степени регулируется и контролируется государством. Соответственно, менеджмент в меньшей степени заинтересован в снижении затрат и увеличении прибыли. Увеличение премий и заработных плат в любом случае приводит к росту налоговой нагрузки и снижению рентабельности госкомпаний.

«Сегодня небольшие резервы для сохранения темпов развития у отраслей есть, но с каждой новой налоговой новацией, как в данном случае с металлургами, снижение прибыльности предприятий может быть чревато ухудшением ключевых показателей как отдельных компаний, так и целых отраслей экономики», – заявил Филиппов.

Схожей точки зрения придерживается председатель совета директоров «Инжиниринговой компании «2 К» Иван Андриевский. Часть инвестпроектов, безусловно, будет поставлена под угрозу. Но главное, что такие изъятия доходов у компаний негативно отражаются на имидже страны и на ее ВВП, на ее инвестиционной привлекательности.

«Вспоминаются времена военного коммунизма, когда власть изымала «излишки». Тогда на этих ресурсах строилось советское государство и его экономика. И строилось достаточно успешно. Удастся ли повторить тот опыт сейчас – это большой вопрос», – заметил эксперт.

Получается, что если какая-то компания хорошо работала и заработала, то она обязана пожертвовать в бюджет. Причем новые правила таких «пожертвований» или, как говорит Белоусов, «выравниваний налоговой нагрузки» изобретаются на ходу, и нет возможности их обжаловать в независимом суде, продолжил Андриевский. По его мнению, для крупных компаний это очень серьезный сигнал умерить свою успешную деятельность. Однако для них это не просто «сверхдоходы», а возможность поддерживать свой бизнес на нужном уровне.

«Наше государство и так постоянно и много вмешивается в бизнес, вместо того чтобы дать ему спокойно работать. Именно развитие предпринимательства – малого, среднего, крупного – обеспечивает устойчивый рост экономики, а не попытки «изъять излишки» для выполнения бюджетных программ», – сказал собеседник «Профиля». В этой истории Андриевский видит один позитивный момент – решение не пытаются принять без предварительной дискуссии и оценок. Возможно, в правительстве поймут, что долгосрочный негативный эффект от таких действий перевешивает краткосрочный, предположил он.

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас