Наверх
19 января 2020
USD EUR
Погода

Цифровой бой с тенью

Маркировка товаров вскрывает истинные объемы контрафакта на рынке

Три года система маркировки работала в пилотном режиме. Массовый запуск проекта произошел в 2019 году, а перспективе список товаров, подлежащих маркировке, будет постоянно расширяться

©Виталий Белоусов / РИА Новости

С 1 декабря в России стало обязательным нанесение и прослеживание цифровых кодов DataMatrix для парфюмерии, автомобильных шин и покрышек, фотоаппаратов, а также ряда групп товаров легкой промышленности. Впрочем, понадобится какое-то время, прежде чем маркированная продукция поступит в продажу.

Цифровизацией занимается Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Председатель совета директоров компании-оператора Михаил Дубин подтверждает готовность расширить применение цифровой маркировки. По его словам, ЦРПТ разработал готовое решение, которое может быть быстро адаптировано к новым отраслям.

Система доказала эффективность. Уже сегодня она позволяет прослеживать более 6 млрд кодов сигарет, лекарств, обуви и шуб. А возможности еще шире. «Технология готова к многократному росту регистраций и количества участников», – заявил Михаил Дубин. Однако для участников рынка в этом вопросе не все так однозначно.

Защитная реакция

Необходимость введения маркировки для отдельных товарных категорий остается под вопросом. Открывая реальные объемы рынка и защищая потребителей от нелегальной продукции, система одновременно создает дополнительные издержки для производителей и ритейла, что может привести к росту розничных цен. Фактически последние три года система маркировки уже существует в формате пилотного проекта для отдельных товарных категорий. Массовый запуск проекта произошел в текущем году, а список товаров, подлежащих маркировке, планируется расширять вплоть до 2025 года.

В дальнейшем под маркировку может попасть ювелирная, пищевая, автомобильная, авиационная, топливная, электронная, строительная и машиностроительная продукция. Финальный перечень будет сформирован, основываясь на внесенной Минпромторгом Стратегии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции на период до 2020 года и плановый период до 2025 года.

Согласно документу, всем производителям придется в обязательном порядке зарегистрироваться в единой системе. Для потребителя это будет означать, что он в любой момент сможет проверить легальность приобретенного товара. И в ряде случаев это действительно оправданно. Особенно когда покупатель приобретает дорогостоящий товар. Например, шубу из натурального меха. Рискну предположить, что большинство потребителей предпочтут быть уверенными, что купили подлинное изделие. Но едва ли обязательное наличие кодов DataMatrix оправданно для продуктов массового потребления, которые мы покупаем каждый день.

Поэтому при внедрении маркировки отдельных товарных групп требуется тщательная проработка всех нюансов с представителями бизнеса. Успешность применения маркировки в одних товарных сегментах не может быть просто экстраполирована на остальные товарные группы. В первую очередь это относится к пищевой продукции с тысячами наименований. Не случайно сегодня есть примеры как правильного и корректного запуска системы, так и потенциально опасного, усложняющего работу ритейла, а в перспективе ведущего к росту издержек и удорожанию.

Черные дыры ритейла

Безусловно, для отдельных товарных групп внедрение системы маркировки стало серьезным шагом обеления рынка. Например, первые успехи маркировки меховых изделий проявились уже на этапе пилотного проекта. Только за первый год эксперимента объем легальной реализации меховых изделий вырос с 8,5 млрд рублей в 2015 году до 34,1 млрд рублей по итогам 2016 года. То есть рост произошел более чем в 4 раза. А в 2017 году показатель увеличился до 68,5 млрд рублей, в 2018 году – до 76,2 млрд рублей.

Фактически внедрение маркировки в этом сегменте позволило открыть истинные объемы реализации меховых  изделий, о которых раньше могли только догадываться. С точки зрения развития здоровой конкуренции и повышения безопасности потребителя этот шаг стал значимым для рынка и всей отрасли в целом.

Как правило, от контрафакта и контрабанды страдают в большей степени малые и средние предприятия. Это утверждение справедливо для рынка меховых изделий и для текстильного производства. В этом смысле введение маркировки можно расценивать как шаг по поддержке предпринимательства.

Например, с сентября этого года вступили в силу поправки в Налоговый кодекс, предусматривающие отмену специального налогового режима при реализации трех категорий товаров, подлежащих маркировке. С чем это связано? Во‑первых, прослеживаемость продукции дает возможность оценить реальный оборот каждого предприятия и установить для него справедливый налоговый тариф. Во‑вторых, исключает возможность злоупотребления со стороны недобросовестных крупных сетевых магазинов, искусно мимикрирующих под малый бизнес и незаконно пользующихся налоговыми преференциями.

Помимо успехов маркировки на рынке меховых изделий, где рост оборота легальной продукции достиг практически 700%, положительные эффекты отмечаются и в фармацевтике. В качестве эксперимента компании начали маркировать лекарственные препараты еще в 2017 году, и, по данным аналитиков рынка, по отдельным категориям удалось существенно сократить долю изделий, находящихся в нелегальном обороте. Так, объемы реализации нелегальных онкологических препаратов снизились более чем на 10% – это оценка BIOCAD. Что касается легкой промышленности, то объем продукции в нелегальном обороте за год после начала эксперимента в 2017 году сократился уже на 6,6%.

Иными словами, реальные масштабы проблем установить весьма проблематично без систем прослеживаемости. Например, как было сказано выше, с 1 декабря стартовала обязательная маркировка шин и покрышек. Реальные объемы нелегальной продукции в этом сегменте доподлинно никому не известны, но при этом сами производители заявляют о распространенности серых схем и черном импорте. Вероятно, уже к концу 2020 года увидим реальное сокращение некачественной продукции и выход значительной части игроков из тени.

Излишество вредит

Однако есть и такие сферы, где уже действуют различные единые информационные системы, а нелегальный оборот незначителен. Например, это касается фототехники. Тем не менее сейчас и для нее действует обязательная маркировка. Открытым остается вопрос, насколько поможет эта мера достичь желаемых результатов. Кроме того, важно понимать, что, участвуя в проекте, производители и ритейл несут дополнительные издержки.

Маркировка отдельных товарных групп возможна, но, к сожалению, неприменима ко всему рынку. В частности, маркировка пищевых продуктов и товаров, уже зарегистрированных в специальных информационных системах, на поверку оказывается гораздо сложнее и деликатнее. Законные опасения участников рынка вызывает несогласованность существующих систем с новой, запараллеливание процессов и удвоение нагрузки на бизнес.

Например, с 2009 года существует система прослеживаемости спиртосодержащей продукции ЕГАИС, в 2013 году появилась система прослеживаемости подконтрольной продукции «Меркурий», в 2017 году на рынке появилась система прослеживаемости табака и иных групп «Маркировка». Известно, что, со своей стороны, ФНС России разрабатывает специальную систему для прослеживания импортных продуктов.

«Видовое» разнообразие информационных систем, к которым в обязательном порядке должны быть подключены производители и ритейлеры, оперирующие многочисленными товарными группами, значительно усложняет правила ведения бизнеса и приводит к дополнительным затратам. Ключевая проблема – различие регламентов, сроков и правил интеграции. Это сильно усложняет оборот товара и заметно увеличивает издержки на всех этапах. Например, введение поштучной прослеживаемости товаров в оптовом звене – один из примеров избыточной и дорогостоящей в реализации нормы. В конечном итоге возникает риск паралича бизнес-процессов и торможения оборота целых товарных групп. Кроме того, закупка оборудования и модернизация IT-систем для подключения ко всем необходимым системам, по расчетам АКОРТ, обходится ритейлу и производителям в десятки миллиардов рублей. А несоблюдение правил и подходов грозит многотысячными штрафами, что может оказаться особенно чувствительным для небольших предприятий.

За четыре года, прошедшие после введения обязательной маркировки меховых изделий, оборот продукции на легальном рынке вырос почти на 700%

Алексей Куденко / РИА Новости

Сухой остаток

Реализация программы цифровой маркировки в целом несет положительный эффект для рынка, и в ближайшем будущем можно ожидать существенного сокращения объема продукции в нелегальном обороте в значимых для потребителей сегментах. Однако для успешной реализации проекта необходимо учитывать ряд важных подходов, не нарушающих сложившуюся бизнес-логику.

Во‑первых, все решения по расширению маркировки должны приниматься после детального обсуждения с участниками рынка и учитывать их экспертизу, чтобы в конечном итоге нововведения не отразились на розничных ценах и не парализовали работу товаропроводящей цепочки.

Второй момент – внедрение систем маркировки требует переходного периода, в течение которого к производителям и ритейлу не будут применяться санкции за реализацию немаркированных товаров. Этот принцип является необходимым условием корректного восприятия бизнесом меняющихся правил игры.

Автор – председатель президиума АКОРТ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK