Top.Mail.Ru
Наверх
25 ноября 2020

Как чрезмерная налоговая нагрузка усугубляет стагнацию в экономике

«Налоговый маневр», подразумевающий снижение экспортных пошлин на нефть, привел к снижению доходов бюджета

©Замир Усманов / ТАСС

Глава Минфина Антон Силуанов в интервью РБК признал, что фискальная нагрузка на бизнес запредельная. Работодатель сегодня платит в общей сложности 30% от размера зарплаты сотрудника в виде страховых взносов и еще есть 13-процентный налог на доходы физических лиц. По его словам, правительство думает, как снизить налоги.

Главное – найти источник компенсации. Снижение всего на 2% отчислений в Пенсионный фонд – это минус 2 трлн рублей. «Где такие деньги взять? Мы заинтересованы в снижении нагрузки на работодателя. Но еще и в том, чтобы сбалансировать подходы к налогообложению», – заявил Антон Силуанов.

План по профициту

Слова главного финансиста страны, как говорится, дорогого стоят. Хотя формально страховые взносы к налогам не относятся, но суммы, выплачиваемые работодателями, для ряда отраслей экономики соответствуют примерно половине налоговых платежей. Среди таких секторов – металлургия, пищевая промышленность, производство текстильных изделий и т. д.

Мишустин прокомментировал возможность снижения трудовых налогов

Есть и отрасли, где размеры взносов близки к суммам выплаченных налогов, а то и превышают их. В этом списке – химическая и деревообрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, образование, здравоохранение. Для компаний, в которых зарплата большинства сотрудников близка к средней по стране и облагается взносами по суммарной ставке 30%, снижение страховых взносов до 25% позволило бы оставить в распоряжении 15–17% средств, а при снижении до 23% – уже 22–23% средств. Эти деньги бизнес вполне мог бы инвестировать в развитие.

К сожалению, констатация главой Минфина очевидных фактов мало что меняет для предпринимателей. Уместно вспомнить, что в 2019 году ведомством был предпринят целый ряд мер, ужесточивший налоговую политику, что усугубило стагнацию экономики. И в текущем году этот тренд, скорее всего, сохранится.

Федеральный бюджет 2019 года изначально содержал противоречие в отношении того, какое влияние он окажет на экономику: стимулирующее или сдерживающее. С одной стороны, предполагалось резкое увеличение бюджетных расходов на нацпроекты. С другой стороны, были приняты меры, повышающие объемы изъятий денег из экономики, – повышение НДС, индексация страховых взносов, акцизов и т. д.

Первоначально ожидался профицит в размере 1932,1 млрд рублей, но в дальнейшем объем расходов был увеличен, и на бумаге профицит, соответственно, сократился до 1480,8 млрд рублей. Однако фактическое исполнение бюджета существенно отклонилось от плана. По доходам – превышение на 1,1%, по расходам – провал (объем неисполненных бюджетных назначений составил 5,8%).

Почему налог на самозанятых может коснуться половины россиян

В результате по сравнению с 2018 годом доходы бюджета оказались на 3,8% выше уровня вместо 2,6%, а расходы увеличились всего на 9%, тогда как должны были бы вырасти на 15,7%. Результат – огромный профицит в размере 1967,6 млрд рублей. Это говорит о том, что в целом исполнение бюджета в прошлом году привело к чистому изъятию средств из экономики, а не к чистым вливаниям в нее.

Экспортная разница

Доходы казны могли бы быть существенно выше, если бы не ряд событий, связанных с нефтегазовой отраслью. В первую очередь это изменения в налогообложении нефтедобычи – продолжающийся «налоговый маневр» со снижением экспортных пошлин на нефть, введение нового налога на дополнительный доход (НДД) для новых месторождений.

Во‑вторых, был установлен механизм «обратного акциза» для нефтепереработчиков, предусматривающий возмещение акциза на нефть из бюджета в ситуации, если возникает определенная разница между средней экспортной ценой на черное золото и целевой расчетной ценой на внутреннем рынке. При этом НПЗ должны были сохранять объемы производства и не повышать отпускные цены.

©

Результатом изменений стало сокращение поступлений в федеральный бюджет по статье «Доходы от внешнеэкономической деятельности», основная часть которых связана с экспортной пошлиной на нефть. Так, в 2019 году государственные доходы по статье «вывозная пошлина на сырую нефть» оказались на 435,9 млрд рублей ниже, чем годом ранее.

Кроме того, на 424,6 млрд рублей (на 32,9%) сократились поступления акцизов, что связано с возмещением акциза на нефтяное сырье, направленное на переработку. В то же время выросли доходы казны по акцизам на легковые автомобили и мотоциклы, произведенные внутри страны, на 11,5%, а по акцизам на автомобильный бензин – на 61,9%.

Фискальный маневр

Рост фискальной нагрузки стал следствием повышения ставки НДС с 18% до 20%. Эффект был усилен ужесточением администрирования этого налога. Дополнительные доходы бюджета по линии ФНС обеспечили и другие изменения правил игры. В частности, были отменены льготы по НДС для ряда сельхозпроизводителей. Все это обеспечило дополнительные поступления в размере более 1270 млрд рублей (рост на 21,9% по сравнению с 2018 годом).

По итогам прошлого года уровень исполнения бюджетных расходов составил 94,2% от плана, что ниже показателей 2017 и 2018 годов. В денежном выражении это означает, что 1115,3 млрд рублей, выделенных в бюджете на конкретные цели, так и не были использованы. Нечто подобное происходит каждый год, однако на этот раз масштабы «недофинансирования» оказались особенно высокими и затронули практически все ключевые направления бюджетных расходов.

После смены правительства Минфин получил «особый статус» в бюджетном процессе

Сафрон Голиков / Коммерсантъ / Vostock Photo

«Лидером» оказался раздел «Национальная экономика», в котором сосредоточены бюджетные расходы на развитие инфраструктуры и ключевых отраслей экономики. Объем недофинансирования нацпроектов составил 253,8 млрд рублей, или 22,8% суммарного объема неиспользованных средств. Больше всего неосвоенных денег пришлось на развитие транспортной сферы (47,2 млрд рублей), дорожного хозяйства (40,1 млрд рублей), исследование и использование космического пространства (35,9 млрд рублей). По данным Минфина, объем выделенных, но фактически неизрасходованных средств на национальные проекты по итогам года составил 149,7 млрд рублей, хотя еще в ноябре 2019 года показатели были весьма низкими. Это свидетельствует о том, что ударное расходование средств, зафиксированное в декабре 2019 года, относилось именно к национальным проектам. Было потрачено 3,2 трлн рублей, при том, что в предыдущие годы декабрьские расходы, как правило, составляли 2,5–2,7 трлн рублей.

В поисках курсовой разницы

Несмотря на смену правительства и назначение нового премьера, кардинальной смены курса фискальной политики пока не происходит. Первым признаком, указывающим на риски сохранения прежних подходов, можно считать объявление об «особом статусе» Минфина в отношении бюджетного процесса. По всей видимости, это должно ограничить влияние координаторов национальных проектов и профильного зампреда правительства Андрея Белоусова на разработку федерального бюджета.

©

Вторым тревожным звонком стало заявление Антона Силуанова относительно источников финансирования социальных расходов в рамках реализации инициатив президента Владимира Путина, изложенных в послании Федеральному собранию. Напомним, глава Минфина сообщил, что на эти цели направят «сэкономленные» и условно утвержденные расходы бюджета, а также продолжится работа по увеличению его доходной базы.

По сути дела, были подтверждены прежние подходы к формированию доходов и расходов государства. Следует учитывать, что для финансирования дополнительных социальных расходов на 2020 год достаточно профицита бюджета, который, согласно главному финансовому документу страны, ожидается в размере 876,1 млрд рублей. При этом дополнительные расходы на пособия на детей и расширение материнского капитала правительство оценивает на уровне 286,1 млрд рублей.

В текущих условиях сохранение старого курса Минфина в отношении доходов и расходов бюджета, усугубляемое крайне жесткой денежно-кредитной политикой, существенно снизит эффект увеличения объемов социальных расходов для экономики. Практика последних лет позволяет предположить, что наиболее вероятными «кандидатами» по сокращению могут стать расходы инвестиционного характера.

Также есть подозрения, что мероприятия в рамках реализации президентского послания Федеральному собранию могут попытаться профинансировать за счет перераспределения средств с других расходных статей либо очередным повышением налоговой нагрузки на предприятия.

Основной риск здесь заключается в том, что производственные возможности бизнеса не будут расширены, как того потребует возросший спрос. Негативные последствия в виде роста цен и расширения импорта потребительских товаров и услуг будут рассматриваться Минфином и Банком России как предлог для дальнейшего ужесточения фискальной политики.

Автор – эксперт ИКСИ.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
25.11.2020