Наверх
14 августа 2022

Климатическая кривая: как северное положение России определит ее будущее

Вид на город Анадырь Чукотского автономного округа

Вид на город Анадырь Чукотского автономного округа

©Andrei Stepanov / Shutterstock/Fotodom

Мировая экономика – в процессе перестройки: крупнейшие проекты следующих десятилетий будут так или иначе связаны с темой энергоперехода и борьбы с глобальным потеплением. По расчетам из недавнего доклада Silicon Valley Bank, если ежегодный объем инвестиций в климатические технологии составит $5,5 трлн (6,8% мирового ВВП), мир сможет достичь углеродной нейтральности к 2050 году – этот сценарий был объявлен климатологами ООН наиболее приемлемым (он позволит затормозить потепление на отметке 1,5°C). Для сравнения: сейчас годовой объем вложений в Climate Tech оценивается в $88 млрд – в 60 раз меньше.

И хотя сегодня экологическая повестка является далеко не первостепенной в российской экономике, уже пора оценить, какую роль в будущем наша страна может сыграть в силу своего географического положения. Кроме шуток: Генерал Мороз, в прошлом помогавший России на полях сражений, вскоре может стать одним из факторов ее глобальной привлекательности. Но и ответственность на крупнейшей стране мира лежит особая.

«Профиль» открывает серию материалов о том, какие вызовы ожидают Россию в связи с изменением климата.

Север получит импульс к развитию

Вопрос о том, какие бонусы страна получит в результате глобального потепления, не первый год занимает российскую общественность. Очевидно, мягкий климат с коротким отопительным периодом несет экономическую выгоду. «Нагрузка на электричество зимой уменьшится», – надеется научный руководитель Гидрометцентра Роман Вильфанд.

Сила в киловатте: что дает российской экономике дешевая электроэнергия

Появляются шансы на хозяйственное освоение новых территорий. «Можно будет выращивать сельскохозяйственные культуры в северных широтах, где они раньше не могли расти», – предполагает спецпредставитель президента РФ по климату Руслан Эдельгериев.

Есть виды на Северный Ледовитый океан: таяние льдов обещает круглогодичную навигацию по Северному морскому пути. «Облегчение доступа к арктическому шельфу с его освоением – тоже заманчивая тема», – добавляет директор Главной геофизической обсерватории им. А.И. Воейкова Росгидромета Владимир Катцов.

На Западе согласны: Россия в числе немногих стран–бенефициаров изменения климата. По словам представителя Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам Дианы Аларкон, на ее фоне многим государствам Африки, Азии и Латинской Америки уготована незавидная участь. «Страны севера, обладающие большими участками суши, непригодными сегодня для жизни, могут начать использовать эти места для земледелия и расселения людей. Для России открываются большие возможности», – подчеркнула она.

Авторы прошлогоднего доклада Принстонского университета «Экономическая география глобального потепления» тоже прогнозируют развитие инфраструктуры и рост благосостояния жителей России, Канады и Гренландии. Особо они отмечают, что холодные территории станут местом перетока людей и инвестиций из жарких южных стран. По мнению ученых, к 2200 году более 600 млн человек переедут севернее из-за того, что их земли станут непригодными для жизни.

«Переварить» климатическую миграцию

По сути, мы стоим на пороге нового Великого переселения народов. Его масштабы еще предстоит уточнить. Так, по прогнозу Всемирного банка, 216 млн человек станут климатическими мигрантами до 2050 года. Расчеты антропологов в научном журнале PNAS радикальнее: в ближайшие 50 лет процент суши со среднегодовой температурой выше 29°C вырастет с 0,8% до 19%. Как следствие, в неблагоприятных для жизни условиях окажется от 1 до 3 млрд человек.

Россия уплотняется: перепись-2021 показала, каким регионам грозит запустение

Процесс уже идет: по данным международного Центра исследований внутренней миграции (IDMC), в 2020 году 30,7 млн человек вынужденно переехали из-за стихийных бедствий – ураганов, штормов, наводнений. Согласно опросу Redfin, до половины жителей США, планирующих переезд, делают это из-за тяжелых погодных условий. Самый известный пример – калифорнийцы, мигрирующие хотя бы на летний период от бушующих в штате лесных пожаров.

В основном пока речь идет о переселении в пределах одной страны. Трансграничная миграция требует урегулирования юридических вопросов. В этом плане важная история произошла с гражданином Кирибати Иоане Тейтиотой. Кирибати – островное государство в Тихом океане, которое уже сейчас находится под угрозой затопления. В 2007 году Тейтиота с семьей перебрался в Новую Зеландию, но в 2013-м был выслан обратно. После этого он пожаловался в Комиссию по правам человека ООН, и в 2020-м оттуда пришел вердикт: отныне страны не могут отказывать в убежище людям, если на родине их жизни угрожает климатический кризис.

В древности с нынешней территории России под влиянием климатических факторов вышло несколько волн миграции, напоминает в беседе с «Профилем» футуролог, сооснователь венчурного фонда Orbita Capital Partners Евгений Кузнецов. Постепенно эти народы заселили Европу, Иран, Индию. Начнется ли сейчас обратный процесс?

Точка невозврата: почему из регионов Дальнего Востока продолжился отток населения

«Модели климатических трансформаций показывают, что на Земле немного зон, куда может мигрировать население. Россия – одна из них, – говорит эксперт. – Кстати, в XVIII–XIX веках Российская империя была второй после США страной, привлекавшей переселенцев из Европы, где благодаря картофелю случился бум рождаемости. Это была квалифицированная миграция – врачи, учителя, фермеры. Откройте любой справочник по дореволюционной России – половина фамилий известных деятелей будут иностранными. Здесь расцвела компания Ericsson, сделали капитал нефтепромышленники Нобели. В XX веке все изменилось, сейчас к нам едут только бедные мигранты. Можно ли на волне климатического кризиса заманить талантливых и богатых? Да, если улучшать имидж страны. Сегодня они выбрали бы Канаду».

Впрочем, помимо исторического шанса миграция также представляет проблему. Евгений Кузнецов предлагает вспомнить сирийскую войну. «Ее первоисточник – климат, несколько лет тяжелейшей засухи в регионе, – говорит он. – Она разрушила местный уклад жизни, начались конфликты. Результатом стали потоки беженцев в Европу, от которых та чуть не захлебнулась. Что нас ждет в будущем? Умножьте сирийский кризис минимум в 100 раз. Как Россия переварит 200 или хотя бы 20 миллионов человек? У меня нет ответа».

Продолжение следует.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль