Наверх
29 сентября 2020

Крым в сухом остатке: варианты спасти полуостров от полного обезвоживания

Бабушка нет воды
©Виктор Коротаев / Коммерсантъ / Vostock Photo

Крыму этим летом угрожает сильная засуха. К началу июня запасы воды в 23 водохранилищах полуострова составили немногим более 85,16 млн кубометров, что примерно в 3,5 раза меньше нормы. Это прямое следствие малоснежной зимы и скупых на дожди осени и весны. По оценкам специалистов, 2020 год может стать самым засушливым за последние 150 лет.

Риски были очевидны еще полгода назад. Президент Владимир Путин в январе раскритиковал региональные власти за недостаточное внимания к вопросам водоснабжения и водоотведения. Что можно и нужно сделать, чтобы в будущем засуха не ставила Крым на грань гуманитарной катастрофы, разбирался «Профиль».

Жажда действий

Проблемы с обезвоживанием региона во многом рукотворные. Северо-Крымский канал, который до 2014 года обеспечивал до 85% потребностей в пресной воде, после возвращения Крыма и Севастополя в состав России был перекрыт Украиной. От гуманитарной катастрофы полуостров шесть лет спасала погода. Осадков выпадало достаточно, чтобы хоть и с ограничениями, но обеспечивать население и предприятия водой.

Однако сегодня проблема стоит настолько остро, что политики и общественные деятели призывают ООН провести заседание, в расчете добиться снятия водной блокады российского региона. Впрочем, особых иллюзий на этот счет никто не питает. Первый вице-спикер республиканского парламента Ефим Фикс исходит из того, что надо забыть об Украине и полагаться на собственные возможности. В частности, реконструировать и модернизировать сети водоснабжения, внедрять современные технологии сбора и накопления воды.

Туристам раскрыли способы отдохнуть в Крыму

Как представляется, решить задачу устойчивого водоснабжения полуострова можно несколькими путями. Во-первых, построить водовод из Кубани через Керченский пролив. Впервые идею озвучили еще в 2014 году, как реакцию на действия Киева. На тот момент идея выглядела чем-то из области фантастики, но после успешного ввода в эксплуатацию Крымского моста она кажется осуществимой.

Шесть лет назад строительство водовода – две трубы диаметром до 5 метров – общей протяженностью 250 километров обошлось бы федеральному бюджету приблизительно в 75–100 млрд рублей. В настоящее время, вследствие ослабления рубля к доллару и евро, цена вопроса выросла до 150–200 млрд рублей.

Использование механизма государственно-частного партнерства могло бы существенно сократить расходы казны. Однако надо понимать, что в условиях антироссийских санкций крупные иностранные инвесторы, скорее всего, сочтут риск экономически неоправданным и не войдут в проект. При таком раскладе остается включить административный ресурс, чтобы привлечь крупный российский бизнес.

Конечно, сейчас федеральный бюджет находится не в лучшей форме, учитывая ситуацию в экономике из-за пандемии коронавируса и резкое падение нефтегазовых доходов. Но именно в условиях кризисов реализация крупных инфраструктурных проектов, к которым, несомненно, можно отнести и решение проблем с водоснабжением Крыма, выступает универсальным средством восстановления деловой активности и темпов роста ВВП.

Вместе с тем нельзя забывать, что строительство водовода из материковой России на полуостров сопряжено с рядом технологических сложностей. Требуется проложить не только две «нитки» труб, но и построить крупное водохранилище на Таманском полуострове. Еще один немаловажный нюанс – на самой Кубани периодически тоже возникает дефицит воды. Значит, в проекте необходимо предусмотреть решения, которые бы исключили чрезмерную нагрузку на водные ресурсы региона, являющегося житницей России.

В качестве временной, так сказать, экстренной меры, думается, можно еще раз попытаться договориться с Украиной о возобновлении снабжения Крыма днепровской водой. По транзиту газа в Европу в конце 2019 года соглашения, как известно, были достигнуты. Пример показывает, что, несмотря на жесткую политическую риторику, товарно-денежные отношения между Москвой и Киевом все-таки способны брать верх над эмоциями.

Повлиять на позицию украинских партнеров могло бы привлечение внимания мировой общественности, а также международных организаций к угрозе гуманитарной катастрофы. Подключение к диалогу Global Water Partnership, Food and Agriculture Organization, Global Environment Facility, International Union for Conservation of Nature and Natural Resources и других наднациональных и неправительственных структур в данном случае было бы уместно.

Собрать и сохранить

Другой способ спасения Крыма от обезвоживания – научиться собирать и хранить водные ресурсы. При стоке талых горных вод теряется от 50% до 60% так необходимого полуострову ресурса. Гипотетически этого количества было бы достаточно для создания необходимых запасов в водохранилищах даже в условиях малоснежных зим. Правда, здесь есть одно «но» – затраты на сбережение воды будут возрастать по экспоненте, при том что снизить потери до экономически приемлемого уровня, а тем более до нуля невозможно даже теоретически.

На Украине предложили обменять воду для Крыма на уступки по Донбассу

Крымчане активно используют подземные воды. Каждый год в строй официально сдают несколько крупных артезианских скважин, плюс к этому часто явочным порядком предприниматели и местные жители бурят свои. Но и тут не все так однозначно.

Вопреки расхожему мнению, подземные воды – иссякаемый ресурс. Бесконтрольная эксплуатация скважин может привести к заполнению образующихся пустот морской водой, что будет равносильно экологической катастрофе. Вывод – как временное решение проблемы дефицита воды на полуострове такой способ приемлем, но для долгосрочного применения не годится.

Еще один возможный выход из ситуации – опреснение морской воды. О плане реализовать пилотный проект с привлечением предприятий, которые входят в фонд «Сколково», в марте текущего года сообщил глава региона Сергей Аксенов. Точных сроков не назвал, однако предупредил, что для потребителей эта вода обойдется раза в два дороже, что исключает ее использование для нужд сельского хозяйства.

С обычными опреснительными установками дело обстоит именно так. Другое дело – ядерные. Перед глазами есть пример Объединенных Арабских Эмиратов, где таким способом удается «закрывать» до 70% потребности в пресной воде. Эффективно работают опреснительные заводы и в Израиле. По сути дела, жители этих стран уже многие годы пьют море.

Можно опереться и на советский опыт – на берегу Каспия в Казахстане в 1967 году введен в эксплуатацию первый в мире опреснительный завод мощностью 120 тысяч кубометров воды в сутки, интегрированный с атомной электростанцией.

Применительно к Крыму речь идет не об АЭС, а о компактных ядерных реакторах, подобных тем, какие устанавливают на атомных ледоколах и подводных лодках. Специалисты несколько лет назад даже называли самое оптимальное место для их размещения – побережье Перекопского залива. По предварительным прикидкам, 36 млн кубометров опресненной воды в год вполне хватило бы для северных районов республики.

Перспектива заманчивая, однако есть подводные камни. На помощь со стороны мировых лидеров по производству оборудования и применению технологий опреснения морской воды – Израиля и Франции – из-за санкций Крыму рассчитывать не приходится. А для полноценного импортозамещения в этой сфере российским предприятиям потребуется время и немалые инвестиции.

Вершки и корешки

Еще один путь решения проблемы – не механическое увеличение запасов пресной воды, а оптимизация ее использования промышленностью, сельским хозяйством, в сфере ЖКХ. Плюс к этому – тотальное сокращение так называемых непроизводственных потерь.

ЕСПЧ отклонил жалобу крымского комбината по водной блокаде

Бережливое отношение к водному ресурсу, например, в АПК позволит не только устранить дефицит воды, но и повысить рентабельность предприятий аграрного сектора полуострова. Одна из широко применяемых в мире технологий – капельный полив. Она хорошо зарекомендовала себя в том же Израиле (около 75% орошаемых земель), Испании, Италии, Тунисе, Саудовской Аравии.

При капельном поливе вода подается непосредственно к корневой системе каждого растения, а не увлажняет землю вокруг. Специальные датчики отслеживают и регулируют уровень влаги, создавая идеальные условия для роста сельскохозяйственных культур. Такой подход гарантирует высокие урожаи, что позволяет не только обеспечивать внутренний рынок продовольствием, но и его экспортировать.

Широкое поле деятельности открывается и для ликвидации потерь при транспортировке воды промышленным потребителям и населению. По оценкам экспертов, износ водопроводных сетей на полуострове составляет 65%, очистных сооружений и запорно-регулирующих механизмов – 74%. Результат закономерен – до 70% воды теряется в ржавых трубах на пути к потребителю. И эти потери, несмотря на водосчетчики, ему так или иначе приходится оплачивать. Ведь поставщик все свои издержки включает в тариф, в противном случае предприятие неизбежно обанкротится.

Ситуация год от года ухудшается, что подтверждает статистика по Симферополю. В 2013 году на одного жителя столицы Крыма приходилось около 260 литров в сутки, в настоящее время – почти 340 литров. При этом стандартная суточная норма составляет 130–150 литров. Что называется, бизнесу, гражданам и чиновникам есть над чем поработать, чтобы весной и летом не вводить режим ЧС из-за обмелевших водохранилищ.

Автор – доцент кафедры государственного и муниципального управления РЭУ им. Г.В. Плеханова.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: Крым
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
29.09.2020
28.09.2020