23 июля 2024
USD 87.78 -0.24 EUR 95.76 -0.28
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Неподъемная сила: почему ЦБ исчерпал возможности для повышения ключевой ставки
ключевая ставка Центробанк РФ Экономика

Неподъемная сила: почему ЦБ исчерпал возможности для повышения ключевой ставки

Санкции, введенные против России со стороны недружественных стран, отрезали нашу экономику от внешних источников финансирования. Многие иностранные инвесторы свернули деятельность на территории РФ, прекращен импорт технологий, товаров и услуг. Какой должна быть монетарная политика в современных условиях, разбирался «Профиль».

Центральный банк России

©Глеб Щелкунов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Содержание:

Время сменить тренд

Очередное заседание совета директоров Банка России, на котором будет рассмотрен вопрос о ключевой ставке, запланировано на пятницу, 18 марта. Аналитики делают прогнозы насчет возможных вариантов решения регулятора. Одни считают, ставка останется неизменной – на уровне 20% годовых, другие не исключают, что она может быть повышена еще на 5%. О целесообразности понижения не говорят, хотя многое указывает на то, что назрела необходимость смены тренда.

Крайние меры: до каких уровней ЦБ готов повышать ключевую ставку

Сложившееся положение вещей объективно ведет к реконфигурации хозяйственной системы России с упором на максимальное использование собственных ресурсов – материальных, финансовых и человеческих. Это требует переформатирования финансовой и денежно-кредитной политики государства.

Приоритет в решении задач импортозамещения – поощрение деловой активности во всех сферах экономической жизни общества. То обстоятельство, что крупнейшие отечественные компании в настоящее время полностью лишены внешних источников заимствований, нельзя считать значимым фактором для сдерживания инвестиционного процесса.

Деньги в финансовой системе РФ, несмотря на заморозку значительной части золотовалютных резервов (примерно $300 млрд), есть. Из-за рестриктивных действий Банка России эти средства фактически застряли в банковских структурах, так и не дойдя до реального сектора экономики.

Однако регулятор продолжает вливать дополнительную ликвидность. Обращает на себя внимание тот факт, что рост задолженности банковского сектора начался до драконовских санкций, введенных после начала специальной военной операции на Украине.

Денег много – толку мало

К середине марта обязательства банков по сделкам репо перед ЦБ вышли на устойчивый уровень 5 трлн руб. Между тем не далее как месяц назад показатель не доходил до 200 млрд руб. Этот инструмент денежно-кредитной политики отличается крайней гибкостью и может служить как для предоставления ликвидности, так и для ее абсорбирования.

За последние недели ЦБ существенно расширил ломбардный список, увеличив количество ценных бумаг, под которые кредитные организации могут брать деньги. Ну а у банков, причисленных к системообразующим, была и остается спасительная опция – воспользоваться безотзывной кредитной линией ЦБ РФ. Тем самым увеличивается денежная масса за счет дополнительной эмиссии рублей.

ЦБ лег на валютный курс: что будет со вкладами в долларах и евро

Столь интенсивная «накачка» ликвидностью диссонирует с ценностями жесткой монетарной политики мегарегулятора. С одной стороны, действуют барьеры, дозирующие поступление денег в производство, торговлю и к населению. С другой – институты, функционал которых – перераспределение финансовых потоков между участниками экономического оборота, ликвидность получали, как говорится, по первому требованию.

По таким принципам ЦБ с марта 2021 года, как считало руководство, боролся с инфляцией и обеспечивал устойчивость финансовой системы государства. При этом регулятор методично перекрывал каналы поступления лишней (в его понимании) ликвидности в экономику. Потребительский спрос, согласно официальной позиции Банка России, намного превосходил возможности производства, что подстегивает рост цен. То есть беднеющее население (рост реальных располагаемых доходов по итогам 2021 года превысил 3% только благодаря единовременным выплатам пенсионерам, семьям с детьми, военным) фактически было объявлено виновником нарастания «денежного навеса» на рынке и раскручивания маховика инфляции.

Насколько эффективным и оправданным можно считать такой подход, узнать не получится. Ситуация кардинально изменилась, соответственно, прежние «фобии» регулятора, его методика купирования рисков стабильности преданы забвению. Обстоятельства потребовали от Банка России решительных действий по пресечению паники на финансовых рынках.

Резкое повышение ключевой ставки до 20% вернуло привлекательность классических депозитов, в результате население начало размещать накопления на вкладах. Впрочем, введение нормы обязательной продажи валютной выручки и ограничений на оборот наличной валюты не спасли рубль от девальвации.

Спрос остался без предложения

Как бы то ни было, но эти и некоторые другие меры все же придали внутреннему финансовому рынку определенность, призванную обеспечить на ближайшее время его устойчивость. В то же время в повестке дня стоит задача создания самодостаточной экономики с высокой конкурентоспособностью и потенциалом развития в долгосрочной перспективе.

Мобилизационная экономика: как российская промышленность сможет работать в условиях санкций

Для того чтобы иметь хорошо работающую хозяйственную структуру, необходимы миллиардные инвестиции в производственные факторы: средства и орудия труда, в рабочую силу. В рыночной системе органы, осуществляющие денежно-кредитное регулирование, традиционно манипулируют предложением денег. Они стремятся повлиять на кредитную ставку коммерческих банков и через нее на объемы производства, занятость и цены. Наращивание ликвидности в банковской сфере создает избыток денег относительно потребности в них со стороны бизнеса и населения. В данном случае работает классический закон спроса и предложения, где ставка кредита, как своеобразная «цена денег», выполняет регуляторную и распределительную функции.

В свою очередь, кредитные учреждения выбирают между различными вариантами инвестирования. Направление движения банковского капитала определяется степенью ожидаемой доходности. Она должна гарантировать и выплаты по обязательствам банка (в частности, перед вкладчиками), и норму прибыли не ниже среднеотраслевого уровня.

Казалось бы, данный принцип распределения ликвидности абсолютно соответствует интересам общества, так как должен направлять свободные деньги в те секторы экономики, где они будут наиболее эффективно использоваться. Однако часто возникают обстоятельства, сбивающие работу механизма. Причем именно в российской хозяйственной системе эти факторы носят системный характер. Высокий уровень монополизации практически во всех областях материальной жизни общества, помноженный на руководящее влияние государства на хозяйственные процессы, сформировали особую конструкцию. В ней интегрированные в систему власти корпорации имеют неограниченный доступ к кредитным ресурсам, в отличие от малых и средних предприятий. Монополии контролируют предложение в своих сегментах, манипулируют ценами, перекладывают затраты по ссудному проценту на конечного потребителя.

Аналогичная картина в банковской сфере, где процесс концентрации капитала активно поддерживается и направляется ЦБ. В результате рынок финансовых услуг приобрел ярко выраженный олигополистический характер, что открыло для ведущих кредитных учреждений значительные возможности по манипулированию тарифами и кредитными ставками. Так, даже в условиях внешнего санкционного давления ничто не помешало гигантам повысить стоимость обслуживания и взвинтить проценты по выдаваемым займам. Тем самым банки компенсируют потери за счет клиентов и, соответственно, всей экономики.

Цена отсечения заемных средств

Очевидно, что политика дорогих денег, энергично проводимая Банком России, в сложившихся условиях превратилась в тормоз не только для долгосрочного развития, но и для текущего функционирования хозяйственной системы. Параллельно с ростом ставок по депозитам двинулась вверх и «стоимость денег» для заемщиков. Займы стали физически недоступны для предпринимателей, что уже весьма критично – без перекредитования невозможна бесперебойная работа большинства предприятий и организаций. Как представляется, в сложившихся условиях риск полноценной рецессии к сентябрю текущего года более чем реален.

В кризис могут погрузиться целые отрасли российской экономики. Предотвратить его без притока инвестиций нельзя, а с этим, как было сказано выше, имеются проблемы из-за позиции банков. Парадокс в том, что даже в случае смягчения монетарного регулирования сложившаяся структура экономики и банковской сферы не гарантирует изменений в лучшую сторону. Этот феномен, получивший название «циклическая асимметрия», – серьезная помеха для реализации антикризисных программ. Запуск механизмов инвестирования в реальный бизнес посредством монетарной и финансовой политики – единственная возможность поддержать экономическую динамику. Без этого не получится сформировать основы технологической трансформации производительных сил – фактически широкого импортозамещения.

Ниши для "малышей": сможет ли мелкий бизнес заменить уходящие корпорации

Процессы приспособления хозяйственной структуры страны к новым реалиям начались. В частности, правительство приступило к реализации комплекса мер, направленных на создание режима наибольшего благоприятствования для ключевых отраслей, а также на поддержку малого и среднего бизнеса.

Со своей стороны, регулятор тоже пошел на значительные послабления для банковского сектора в части нормативов и резервирования, чтобы облегчить кредитование бизнеса и населения. Однако до тех пор, пока сохраняется высокая ключевая ставка, реальные проценты по банковским кредитам будут препятствовать притоку инвестиций в экономику.

По большому счету, ставка ЦБ на уровне 20% уже сыграла роль сильного лекарственного средства. Паники на финансовых рынках удалось избежать. Правда, мы получили побочный эффект в виде фактического закрытия доступа бизнеса и граждан к кредитным ресурсам. При таком раскладе именно снижение ключевой ставки, а не сохранение ее на текущем уровне и уж тем более не повышение, необходимо для восстановления деловой активности. Само по себе наличие значительного объема ликвидности на корреспондентских счетах и в хранилищах коммерческих банков не гарантирует притока финансовых ресурсов в реальный сектор экономики.

Важно, чтобы триллионы рублей, полученные банками, перестали лежать мертвым грузом. Как представляется, ЦБ должен послать участникам рынка ясный сигнал об изменении своей денежно-кредитной политики, начав пошаговое снижение ключевой ставки до приемлемого уровня.

Автор – преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль