15 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Нетрудовые резервы: массовый приток мигрантов в Россию не решит проблему нехватки рабочих рук
мигранты Россия Экономика

Нетрудовые резервы: массовый приток мигрантов в Россию не решит проблему нехватки рабочих рук

Власти РФ готовят миграционную реформу. Оказалось, что действующие правила въезда и получения мигрантами трудовых патентов, во-первых, абсолютно не мотивируют их работать в отраслях, где действительно не хватает рабочих рук; во-вторых, способствуют отрицательному отбору – притоку малообразованной рабочей силы с низкими компетенциями. Зато квалифицированные и образованные кадры из Средней Азии стремятся на Запад или в Юго-Восточную Азию. Побочным явлением нынешней миграционной политики стал рост преступности и радикализации среди мигрантов.

Мигранты

©Oleg Elkov/Shutterstock/FOTODOM

Содержание:

Мы не знаем, чем они занимаются

А кто будет улицы мести и на стройках работать? Это едва ли не главный довод, который приводят лоббисты массовой миграции. Оставим в стороне тот факт, что от него за версту веет расизмом – мол, грязную работу непременно должны выполнять выходцы из Средней Азии. Допустим, трудовая миграция действительно необходима некоторым отраслям российской экономики. Допустим. Но в какой мере нынешняя миграционная политика РФ способствует притоку рабочих рук в секторы, страдающие от дефицита кадров?

Маленькая зарисовка с натуры. В районе, где я живу, много мигрантов, и, по моему наблюдению, год от года их число увеличивается. В течение последних трех-четырех лет на пять окрестных домов открылось четыре заведения (магазины, кафе) с надписью «халяль». Плюс обычные магазины, которые держат выходцы из Закавказья и Средней Азии, есть даже специальная эконом-парикмахерская для своих. Во дворах восточные женщины в длинных одеждах и разноцветных хиджабах (изредка в паранджах) гуляют с детьми, группы молодых мужчин восточной наружности спешат по своим делам, сидят на лавочках или просто на корточках у бордюра. А вот дворников и вправду становится все меньше, и с уборкой территории дела обстоят заметно хуже, чем пару лет назад: валяется мусор, минувшей зимой многим жильцам, в том числе и мне, приходилось браться за лопаты, чтобы расчистить снег во дворах.

Какая миграционная политика нужна России?

Зато в небольшом магазинчике с вывеской «Продукты №1» и надписью «халяль» над входом штат расширяется. Сначала там работали один мужчина из Таджикистана (хозяин) и две дамы в хиджабах, теперь к ним прибавилось еще трое молодых людей. Как-то я расспросил хозяина, и он объяснил, что это родственники, которым он помог обустроиться в нашей стране, «потому что им трудно было», а «они хорошие ребята». Сам хозяин неплохо говорит по-русски, а вот «хорошие ребята» объясняются с большим трудом. Основные посетители магазина тоже мигранты, многие с характерными салафитскими бородками. Надпись «халяль» работает словно маркер – здесь свои.

Очевидно, что обилие мигрантов само по себе не сделает улицы чище и качество жизни обывателей не поднимет.

Теперь вопрос: а сколько мигрантов постоянно находятся в нашей стране? Оказывается, что получить точный ответ на него непросто, а предлагаемые варианты могут отличаться в разы. Так, МВД говорило о 6,6 млн человек, тогда как глава Следственного комитета (СК) Александр Бастрыкин заявлял, что в 2022-м на территории РФ находилось 14,5 млн мигрантов, хотя годом ранее их было 12 млн. Не будем забывать, что сотни тысяч мигрантов ежегодно получают гражданство РФ и мигрантами уже не считаются.

Еще интереснее, что никто толком не знает, чем занимается вся эта многомиллионная армия. «К сожалению, учет иностранных граждан по-прежнему не дает объективной картины о месте их нахождения и роде занятий», – признал в мае этого года генпрокурор России Игорь Краснов. Сохраняются, по его словам, проблемы фиктивной выдачи сертификатов о владении русским языком и «уклонения приезжих от дактилоскопической регистрации и фотосъемки».

Больше мигрантов – меньше дворников

Фактически данное заявление означает, что «наша страна – проходной двор для значительной части мигрантов и контроль за ними, где они находятся и чем занимаются, отсутствует», – так написал в своем Telegram-канале председатель Национального антикоррупционного комитета РФ Кирилл Кабанов.

Звучит жестко, но по сути верно, ведь действующие регламенты въезда и пребывания в РФ выходцев из Средней Азии и Закавказья де-факто не предполагают контроля за ними. Между Россией и среднеазиатскими и закавказскими государствами действует безвизовый режим, то есть любой желающий может без труда пересечь границу. Для пребывания в нашей стране приезжим нужно лишь получить временную регистрацию (вспоминаем про «резиновые» квартиры), а для работы гражданам Азербайджана, Узбекистана и Таджикистана необходимо оформить специальный патент – это нетрудно, достаточно иметь документы и сдать формальный экзамен по русскому языку. Ни подтверждения квалификации, ни даже наличия профессии или образования не требуется.

Согласно правилам, вступившим в силу 7 января 2024 года, иностранец, получивший патент, обязан трудоустроиться в течение двух месяцев. Правда, как отмечал первый заместитель руководителя комитета Государственной думы по контролю Дмитрий Гусев, лишь 20% из тех, кто въезжает в РФ, получают трудовой патент и платят налоги. Чем занимаются остальные 80% – большой вопрос.

Что же до граждан из стран ЕАЭС (Армения, Киргизия, Казахстан, Белоруссия), то им и патента не надо. Приезжай, регистрируйся и колеси по стране в поисках лучшей доли.

Ясно, что при такой вольнице мало кто захочет посвятить свою жизнь уборке улиц или работе на стройке. То есть какое-то время можно поработать и дворником, и строителем, но лишь до тех пор, пока не найдется что-то получше. Возможностей для заработка у мигрантов много – службы доставки, такси, мелкий (часто теневой) бизнес. Отсюда и странный на первый взгляд эффект: мигрантов становится все больше, а дворников или строителей по-прежнему не хватает.

Увы, но нынешняя миграционная политика РФ способствует именно такой, нетрудовой миграции. Благодаря неконтролируемому притоку иностранцев создаются этноэкономики – закрытые хозяйственные анклавы, сформированные по этническому признаку, с собственной иерархией, где денежные потоки курсируют между своими поставщиками товаров и услуг, своими потребителями. Вновь прибывающие мигранты попадают в привычную среду, которая помогает им стать частью этноэкономики. Так что можно переселить в Россию хоть весь Таджикистан, проблемы дворников это не решит.

Работа многофункционального миграционного центра

Нелегальная миграция – крупный источник гуманитарных рисков

Зыков Кирилл/Агентство "Москва"

Мимо кассы

Подобное положение дел выгодно недобросовестным компаниям, но вредно и даже опасно для хозяйства страны, для общества, да и для самих мигрантов. По словам Кирилла Кабанова, российские налоговики «не видят» 70% трудовых мигрантов, которые приезжают в нашу страну. Глава СПЧ Валерий Фадеев заявлял, что из-за недоплаты налогов мигрантами и их работодателями казна теряет «как минимум 500 млрд рублей в год».

Больше всего денег «мимо кассы» проходит в строительном секторе, в службах доставки и в такси. Плюс рынки вроде печально известного «Садовода» – до 90% их работников составляют иностранцы.

Из-за отсутствия какого-либо отбора при въезде компетенции приезжих работников часто стремятся к нулю, качество работы – примерно такое же. Готовность мигрантов трудиться всерую позволяет работодателям, с одной стороны, уклоняться от налогов, с другой – закрывать глаза на соблюдение норм по охране труда. Чем это грозит, можно судить по инциденту в Санкт-Петербурге, где водитель из Таджикистана уронил в реку автобус с пассажирами. Водитель Рахматшох Курбонов уверял, что ему пришлось выходить на смену почти без сна. В ходе следствия выяснилось, что Курбонов неоднократно привлекался за нарушения ПДД. Позже СК возбудил в отношении водителя уголовное дело о фиктивной постановке на учет иностранных граждан – по данным следствия, Курбонов в феврале–марте 2024-го за денежное вознаграждение прописал в своей квартире не менее 10 иностранцев.

Но вернемся к экономике. Когда говорят «дешевая рабочая сила», надо понимать, что дешевой она является только для работодателя. Расплачиваемся за эту дешевизну мы все. Если трудовой мигрант работает официально, а тем более имеет временное разрешение на пребывание или вид на жительство (благо получить их несложно), его родственники получают возможность пользоваться нашей социалкой – медобслуживание, школа, социальные выплаты, пособия по безработице и т. д. А все это деньги, и немалые, которые идут из наших налогов.

Скажем, при рождении ребенка выплачивается единовременное пособие в размере 20 тыс. руб., при рождении второго – 40 тыс., третьего и последующих – 60 тыс. При рождении двух детей полагается 70 тыс. руб. на каждого ребенка. Это лишь малая часть выплат, которые может получать семья мигранта.

Если мигрант стал гражданином РФ (по программе переселения соотечественников это можно сделать в течение года), он имеет право на материнский капитал и многое другое. «Человек приехал, начал работать, заплатил взятку – 70 тыс. рублей это стоит, – получил вид на жительство и следом за этим гражданство, – отмечал в одном из интервью зампред Госдумы Петр Толстой. – После того как он получил гражданство, гражданство получают его жена, шестеро детей, и дальше все это ложится нагрузкой на нашу социальную сферу».

По данным МВД, в 2022 году российские паспорта получили 174 тыс. граждан Таджикистана, 45 тыс. граждан Армении, 42 тыс. – Казахстана, 27 тыс. – Узбекистана и 23 тыс. граждан Азербайджана. За первые шесть месяцев 2023-го российское гражданство получили 122 445 выходцев из Средней Азии. На первом месте снова были таджики – 86 964 паспорта РФ. Как обстоят дела в 2024 году, мы не знаем, потому что после теракта в «Крокусе» с сайта МВД исчезли данные о количестве гражданств, полученных выходцами из стран бывшего СССР.

Источник рисков

Кстати, о преступлениях. По словам генпрокурора РФ Игоря Краснова, число совершенных мигрантами преступлений в 2023 году выросло на 75%, до 21,8 тыс. Эксперты отмечают, что речь, как правило, идет не о мелких кражах, а о грабежах, убийствах, изнасилованиях, торговле наркотиками.

А вот совсем свежие данные: за четыре месяца 2024-го мигрантами совершено 14 070 преступлений. На 40% выросло количество совершаемых ими изнасилований, на 13% – количество тяжких деяний. Более чем втрое увеличилось число преступлений, совершенных лицами, незаконно находящимися на территории РФ. Несовершеннолетние мигранты совершили на 70% больше преступлений, чем за аналогичный период прошлого года. «Антисоциальное поведение приезжих и их детей имеет серьезный деструктивный потенциал», – прокомментировал ситуацию Александр Бастрыкин.

Но криминал – только вершина айсберга. В сентябре прошлого года Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН) опубликовало результаты анонимного опроса среди мигрантов. Более 43% респондентов заявили, что предпочитают шариат (исламское религиозное право) законам Российской Федерации, почти 44% хотят жить согласно порядкам, установленным у них на родине, игнорируя общественные устои РФ; 24% готовы участвовать в протестах, отстаивая право жить в России по нормам шариата; более 15% готовы принимать участие в незаконных политических акциях мигрантов.

Школа, работающая по программе интеграции детей зарубежных мигрантов

Некоторые школы давно работают по программе интеграции детей мигрантов

Светлана Привалова/Коммерсантъ/Vostock Photo

Тревожным звонком, говорящим о радикализации в среде мигрантов, можно считать теракт в «Крокус Сити Холле», по итогам которого было арестовано около 20 человек. Почти все они выходцы из Средней Азии, и, судя по сделанным заявлениям, за ними стоит группировка ИГ (террористическая организация, запрещена в России).

Бывший глава Совбеза РФ Николай Патрушев уверял, что неконтролируемая миграция может представлять экзистенциальную угрозу для государств. «Спровоцированные рукотворными кризисами потоки мигрантов и временно перемещенных лиц разрушают этноконфессиональный баланс и формируют предпосылки не только для изменения границ, но и для распада стран», – заявил он. Нелегальная миграция является крупным источником гуманитарных рисков, подчеркивал Патрушев: «Она тесно связана с террористическими угрозами, организованной преступностью, торговлей оружием, наркотиками, людьми и человеческими органами».

Было бы крайне неверным ставить знак равенства между словами «Средняя Азия» и «архаика». Как отмечал в своем Telegram-канале политолог, доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ Вадим Трухачев, в этих странах много людей, «кто хочет жить по-светски, кому «кишлак» не нравится». Проблема в том, что смотрят они вовсе не в сторону России, а на Запад, на Юго-Восточную Азию, в крайнем случае на Турцию.

Одним из символов прогрессивности в Ташкенте является Сингапурский институт развития менеджмента, к наиболее престижным относятся вузы, связанные с Южной Кореей. (Ремарка: даже школьная форма в Ташкенте подчеркнуто современная – белые рубашки, жилетки, галстуки; у девочек то же самое, только вместо брюк – юбки. И ни намека на хиджабы, а тем более паранджи.) Для образованных узбеков, киргизов, таджиков наша страна – лишь перевалочный пункт, из которого легче перебраться дальше на Запад или на Восток – в Китай. А в России, увы, есть риск напороться на тот самый «кишлак».

Строго трудовая миграция

Между тем в мире есть государства, которые активно и, главное, эффективно используют трудовую миграцию. Например, нефтяные монархии Аравийского полуострова. Подчас трудовые мигранты составляют там до 90% рабочей силы. В Объединенных Арабских Эмиратах на 9 млн населения приходится от 7 млн до 8,6 млн гастарбайтеров (цифра меняется год от года) – в основном это выходцы из Индии, Непала, Шри-Ланки, Бангладеш. Но проблем, криминальных или этнических, нет, потому что в ОАЭ пребывание мигранта строго регламентируется и контролируется.

Еще на рубеже 1960–1970-х годов для разработки нефтяных месторождений сначала Саудовской Аравии, затем другим странам Персидского залива потребовались рабочие руки со стороны. Для привлечения иностранной рабочей силы была создана система поручительства под названием кафала. Суть ее в том, что иностранец не может приехать в страну, чтобы работать «где-нибудь и кем-нибудь». Компания-работодатель (она же поручитель), заключив с ним контракт, оформляет специальную трудовую визу. С этого момента работодатель несет полную ответственность за мигранта во время его пребывания, на работодателе – оплата лечения, выплата страховок и прочее, вплоть до оплаты депортации, если до этого вдруг дойдет. Трудовым мигрантам грозит суровое наказание не только за любое нарушение закона, но и за неуважение к традициям и обычаям общества. Это логично, ведь человек приехал зарабатывать, а не развлекаться.

В России тоже подумывают об изменении миграционной политики. «Готовим реформу регулирования трудовой миграции и усиления контроля за мигрантами», – заявил вскоре после теракта в «Крокусе» министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Подробностей он не сообщил. По информации «Профиля», реформа была разработана более года назад в рамках выполнения поручения президента РФ. Ее положения предполагают целевой завоз трудовых мигрантов, контроль за их пребыванием в стране, ответственность в том числе работодателей за любые правонарушения, совершаемые иностранцем.

«Если вы хотите привлекать рабочих из Таджикистана, Узбекистана и других стран, вы, пожалуйста, берите ответственность за них, – пояснял в интервью Петр Толстой. – Нанял гражданина Таджикистана – изволь ему обеспечить ночлег, еду, медицинскую страховку и возможность вернуться на родину. Все, точка, больше ничего не надо тебе обеспечивать: не надо везти сюда жену, свата, брата, восемь детей и 15 родственников».

Ясно, что сопротивление такой реформе со стороны мигрантского лобби и коррумпированных чиновников будет огромным. Но без ее проведения нас ждет весь сонм проблем, описанных выше. А что касается дефицита кадров на стройках или в ЖКХ – платите нормальные деньги, и его не будет.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль