11 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

«Превышенцы» не хотят быть «лишенцами»

Политика ЦБ сокращает количество банков и увеличивает число разгневанных граждан

Фото: Shutterstock

Граждане России все чаще сталкиваются с неприятностями на финансовом фронте – сложности с возвращением вкладов из проблемных банков, претензии к так называемому «инвестиционному страхованию жизни», процедуры личного банкротства и многое другое. Мы попробовали коснуться самых болезненных тем, связанных с нашими личными деньгами. И начнем мы с наиболее актуального – спасение личных сбережений.

Как известно, Банк России в последние годы активно занимается санацией финансового сектора. В прицеле регулятора – банки, страховые компании, негосударственные пенсионные фонды.

По логике, действия ЦБ РФ направлены на обеспечение стабильности и прозрачности работы этих организаций, защиту интересов клиентов, среди которых и крупные компании с миллиардным оборотом, и малый бизнес, и обычные граждане, разместившие свободные средства на банковских депозитах, взявшие кредит или заключившие договор об инвестиционном страховании жизни. А вот насколько успешно Центробанк выполняет свои функции, почему вкладчики ликвидированных банков предлагают провести референдум, чтобы отстоять свои права, разбирался «Профиль».

Безвозвратные потери

Выплаты клиентам банка «Югра», потерявшим деньги при банкротстве кредитной организации, начнутся в декабре. Об этом на днях сообщило Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Речь идет о компенсациях так называемым «превышенцам». Они держали на депозитах крупные суммы, и страховая выплата – 1,4 млн рублей – лишь частично компенсировала им ущерб. Согласно официальной статистике, пострадавших насчитывается почти 35 тысяч человек, а заявлений уже подано более 36,6 тысячи, их прием продолжается и завершится 5 декабря. Общая задолженность банка перед кредиторами достигает почти 195 млрд рублей. Вкладчики «Югры» претендуют на 16,6 млрд рублей, еще 172,8 млрд рублей – доля АСВ плюс обязательства перед юридическими лицами. Конкурсный управляющий предупреждает, что на первом этапе выплаты составят всего 4,7 млрд рублей. Деньги поровну распределят между кредиторами первой очереди. Глава Союза вкладчиков Николай Николаев в комментарии «Профилю» назвал действия АСВ и стоящего за ним Банка России неудачной попыткой снизить градус социального протеста. Компенсации, по его мнению, составят не более 2,5% от суммы долга. Сроки же и размеры последующих выплат зависят от темпов реализации активов закрытого банка.

Однако уже сейчас понятно, что вернуть пострадавшим вкладчикам получится лишь малую часть, поскольку все движимое и недвижимое имущество банка-банкрота оценивается всего в 34 млрд рублей. Дело в том, что по процедуре именно АСВ должно жестко контролировать все, что осталось от банка, чтобы пустить эти активы в оборот и вернуть побольше денег вкладчикам. На практике же происходит намеренное занижение стоимости этих активов. Вот, к примеру, у «Югры» был офис в центре Москвы – нежилое пятиэтажное здание площадью 10 724 квадратных метра по адресу: ул. Талалихина, д. 41, стр. 8. Изначально оно оценивалось в 1 235 706 298 руб. А после оценки специалистами АСВ цена дома вдруг упала до 502 600 000 руб. Конечно, спрос на недвижимость в столице заметно просел, но не в 2,5 же раза!

В любом случае активов почти хватило бы для того, чтобы рассчитаться с физическими лицами, но дело в том, что по закону АСВ тоже кредитор первой очереди, значит, получит львиную долю этих денег. В итоге вкладчикам вернут от силы лишь 17% средств, которые они держали на депозитах. Остальные обязательства банка перед кредиторами спишут, и люди лишатся сбережений. Они повторят судьбу 250 тысяч клиентов ранее ликвидированных банков, которые, по самым скромным подсчетам, потеряли около 440 млрд рублей.

Сергей Авдуевский/«Профиль»

Обреченное поголовье

За полтора десятилетия Банк России и АСВ стали «могильщиками» 306 банков, в отношении еще 349 в настоящее время проводится процедура ликвидации. Черный список перманентно обновляется. Так, 14 ноября ЦБ отозвал лицензии у столичных «УМ-Банка» и РАКБ «Москва». У научного руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, принявшего участие в круглом столе, посвященном проблемам вкладчиков, сбережения которых сгорели при банкротстве кредитных организаций, нет сомнений, что регулятор не изменит политику. «Поголовье» российских банков будет сокращаться и дальше, правда, не такими высокими темпами, подчеркнул он.

На момент прихода Эльвиры Набиуллиной в ЦБ в России было 956 банков, сейчас осталось действующих около 500, напомнил Делягин. Разгар санации финансового сектора пришелся на 2016–2017 годы. Тогда сокращались реальные объемы активов банковской системы РФ. Лес рубят – щепки летят, философски заметил Делягин. Однако «щепки» – живые люди, которые в результате действий ЦБ потеряли сотни миллиардов рублей. «Югра» – крупнейший из уничтоженных банков, поэтому количество пострадавших вкладчиков оказалось максимально высоким, что и создало определенную социальную напряженность в обществе.

В связи с этим первый вице-премьер, глава Минфина Антон Силуанов предложил по аналогии с ипотечными валютными заемщиками создать рабочую группу с участием правительства, Госдумы и Банка России для решения проблем вкладчиков‑«превышенцев». Такая группа могла бы не только заняться проблемами вкладчиков конкретного банка, но и системно подойти ко всем проблемам, связанным с ЦБ и его местом в государственной структуре России.

Дело не только в «Югре» и других банках с отозванной лицензией. Проблема вкладчиков‑«превышенцев» системна. Ведь если главный финансовый регулятор никому не подотчетен и на него никто сегодня не может повлиять, значит, вероятность появления новых проблем, скандалов и тысяч новых разоренных и разъяренных вкладчиков никуда не денется.

Впрочем, приглашение к диалогу приняли не все. Руководство ЦБ выступило категорически против, утверждая, что Федеральный закон «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» уже работает, следовательно, нет необходимости что-то в нем менять.

Ситуация фактически зашла в тупик – повлиять на позицию регулятора никто не может. Ни у одной ветви власти, как выясняется, нет на то полномочий. Выход из ситуации Делягин предлагает радикальный: лишить ЦБ независимости, сделав его подконтрольным государству – Госдуме или правительству. «Если ЦБ не подчиняется народу, то не подчиняется никому и вместо пользы начинает приносить вред», – резюмировал он.

Игры в молчанку

Депутат Госдумы Валерий Гартунг – еще один участник круглого стола – был не столь категоричен в оценках. Он уточнил, что идея создания рабочей группы для урегулирования проблем вкладчиков «Югры» принадлежит руководителю думской фракции «Справедливая Россия» Сергею Миронову, которого поддержал Силуанов. Для решения вопроса вполне можно использовать опыт работы с валютными ипотечными заемщиками, которые после девальвации рубля оказались в тяжелой финансовой ситуации, и многие не смогли платить по кредитам. В большинстве случаев их вопросы удалось решить, снизив до приемлемого уровня ежемесячные платежи. Цена для бюджета оказалась не столь уж высока – около 6 млрд рублей, напомнил депутат.

«Создание рабочей группы по решению проблем вкладчиков поддержали все фракции Госдумы. Правительство тоже готово, но без участия Банка России ничего сделать нельзя. Нужны дополнительные аргументы, чтобы убедить руководство ЦБ, что не все нюансы учтены в действующем законодательстве», – примирительно заявил Гартунг.

Он привел пример – среди пострадавших есть многодетные семьи, которые получили жилищную субсидию от государства на покупку новой квартиры. Ее максимальный размер – 10 млн рублей. Дробить эту сумму, размещая по вкладам в разных банках, чтобы можно было в случае отзыва лицензии гарантированно получить страховку с каждого депозита по 1,4 млн рублей, нельзя. В результате банкротства банка большая часть денег сгорает. Вывод очевиден – закон необходимо привести к здравому смыслу.

Позиция ЦБ, упорно отказывающегося от диалога с правительством и депутатами, Гартунгу непонятна. Ведь деньги для выплаты компенсаций предлагается взять из бюджета – необходимые средства готово выделить правительство, а распределить – Госдума. Сделать это можно в короткий срок, а не ждать 2–3 года, пока в рамках процедуры банкротства будут реализовываться активы банка.

Корректное решение

Николаев, выступая на круглом столе, говорил не столько как глава Союза вкладчиков, сколько как «превышенец» «Югры». В том, что с банком поступили несправедливо, лично у него нет сомнений. Летом прошлого года Генпрокуратура впервые за всю историю банкротств кредитных организаций в России не осталась в стороне, объявив решение Центробанка незаконным и подлежащим отмене, напомнил он. Логика регулятора ему тоже непонятна. «Когда люди несут деньги в банк, то смотрят баланс. У «Югры» он был с профицитом. К тому же в последний год перед введением моратория в банке находилось 40 представителей ЦБ, куда уж больше?» – недоумевает Николаев.

Аналогичной точки зрения придерживается и экс-глава правления банка Дмитрий Шиляев. По его словам, летом прошлого года над его банком «свершили бесчинство». Бывший топ-менеджер поддерживает инициативу правительства создать рабочую группу, однако в готовность к конструктивному диалогу руководства ЦБ не верит. «Мы 3–4 раза предлагали реструктурировать долги банка перед всеми. И никакой реакции со стороны регулятора. Как выяснилось, Центробанк не орган государственной власти и даже не обязан отвечать на запросы», – возмущался Шиляев.

Со своей стороны, Николаев подтвердил – ЦБ вкладчиков тоже не слышит, на письма не отвечает.

Общественник настроен решительно – предлагает провести референдум, чтобы изменить статус Банка России, которому Конституция гарантирует полную неподконтрольность. По словам Николаева, это учреждение сегодня никому не подотчетно и вольно само устанавливать себе и другим правила игры. Это касается даже судебных разбирательств.

Отдельный список претензий у главы Союза вкладчиков к АСВ. Создается впечатление, что эта структура будто специально создана для непрозрачных схем, отмечает он. «Например, агентство является кредитором первой очереди, хотя не имеет на это права. Эльвира Набиуллина – председатель правления АСв. 7 из 13 членов совета директоров тоже штатные сотрудники ЦБ. При этом Банк России – кредитор последней очереди», – подчеркнул Николаев.

К слову сказать, меры по исправлению ситуации уже принимаются – 12 ноября президент России Владимир Путин подписал закон, который лишает АСВ права голоса на собраниях кредиторов. В пояснительной записке к документу указано, что такой подход «позволит более корректно решить проблему конфликта интересов, возникающего при совмещении агентством функций конкурсного управляющего кредитной организацией и ее кредитора».

Более того, 10 декабря состоится заседания суда с рассмотрением иска по вновь открывшемся обстоятельствам вокруг «Югры». Что же это за обстоятельства? Согласно документам, опубликованным на сайте Союза вкладчиков, которые общественники получили из недр ЦБ,  финансовые нормативы банка полностью соответствовали установленным ЦБ. Например, показатель Н 1.1(показатель достаточности собственных средств) должен быть не менее 4,5%. У «Югры» перед вводом временной администрации он составлял 7.8%.

Другой вскрывшийся факт- вынесение заведомо невыполнимого предписания. Речь идет о том, что вечером 06.07.17, за день до ввода временной администрации банку было предписано создать резервы на 13,4 млрд рублей с исполнением к 13.00 следующего дня! К слову, «Югра» это предписание выполнила.
Также на сайте вкладчиков, а затем в прессе были опубликованы факты изменения отчетности задним числом со стороны временной администрации. Например, 27 июня 2017 года был опубликован приказ за подписью руководителя временной администрации Онегина с требованием сделать бухгалтерские проводки, изменяющие стоимость активов в сторону понижения, задним числом.

Последний аргумент

Подводя черту под дискуссией, гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин отметил, что есть риски появления новой протестной группы. Найдется немало охотников, которые были бы не прочь перевести протест социальный в политический, считает он. «Референдум по ЦБ – мера радикальная, но в какой-то момент она может стать единственной», – поддержал политолог идею Николаева. Мухин убежден, что власти должны отреагировать на поставленную проблему, постараться наладить диалог с бизнесом и гражданским обществом.

ЦБ в конечном счете войдет в рабочую группу вместе с правительством и Госдумой, не сомневается управляющий партнер компании vvCube Вадим Ткаченко. «Такой стандарт взаимодействия принят давно и вошел в практику работы федеральных органов власти и Агентства стратегических инициатив», – пояснил эксперт. Позиция Банка России на этих площадках всегда учитывается при рассмотрении финансовых вопросов.

Ткаченко согласен с тем, что существуют риски роста социальной напряженности в обществе. Если проблемы пострадавших вкладчиков не будут оперативно решены, а их количество превысит определенный порог, то ситуация способна стать катализатором неприятных моментов. Впрочем, потенциальная протестная масса все-таки не столь велика, учитывая, что основной объем средств на депозитах россияне традиционно держат в квазигосударственных банках, с которыми неприятностей в виде банкротства по определению случиться не может.

Андрей Никеричев/АГН Москва

Контрреволюционный держите шаг

Повышать размер страхования вкладов руководитель департамента финансовых рейтингов Национального рейтингового агентства Карина Артемьева в настоящее время считает нецелесообразным. Компенсация в 1,4 млн рублей вполне достаточная, если учесть, что средний размер вклада в России составляет сейчас 200–300 тысяч рублей, говорит она.

«Государственная страховка и не должна защищать крупных вкладчиков. Это инструмент по предотвращению «бунта пустых кастрюль». Именно такая задача изначально ставилась при введении института страхования вкладов», – подчеркнула Артемьева. К тому же размер страховки был увеличен в 2 раза после 2014 года, когда вкладчики, обеспокоенные сохранностью своих сбережений, начали массово забирать деньги из кредитных учреждений. Такое решение наряду с повышением процентов по депозитам способствовало стабилизации банковского сектора, уверена Артемьева.

Что касается рисков для граждан частично или полностью потерять средства, размещенные на депозитах, то они почти всегда присутствуют. Так, страховка покрывает тело вклада и проценты, но только в том случае, если проценты капитализируются (то есть причисляются к сумме вклада). У депозитов в валюте тоже есть нюанс – АСВ их возвращает в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ на дату отзыва у банка лицензии. Вкладчики неизбежно потеряют, если до начала страховых выплат доллар или евро резко подорожает, пояснила Артемьева.

Увеличить

Мировые стандарты

Правила и размеры страхового возмещения вкладов при ликвидации банков зависят от правовой системы, финансовой этики и традиций банковской системы конкретного государства, говорит Ткаченко. По его словам, в разных странах мира в среднем сумма компенсаций составляет $100 тысяч (в России – около $20 тысяч), однако есть и приятные для вкладчиков исключения.

Например, в США страховка распространяется на различные виды депозитов и учитывается отдельно в каждом банке, в котором клиент разместил средства. Отдельная категория – совместные депозиты, владельцами которых являются несколько физических лиц. В этом случае каждому причитается компенсация до $250 тысяч.

В Евросоюзе страховая выплата при банкротстве кредитной организации ограничена €100 тысячами. В Швейцарии установлен лимит в 100 тысяч швейцарских франков, впрочем, этот инструмент еще ни разу не был использован. В Китае размер страхового возмещения равен 500 тысячам юаней (приблизительно $76 тысяч), все, что выше, клиенты, как и в России, в полном объеме или частично могут получить только после реализации активов банка-банкрота, подчеркнул Ткаченко.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK